Статья 2.2. Формы вины


Статья 2.2. Формы вины

1. Административное правонарушение признается совершенным умышленно, если лицо, его совершившее, сознавало противоправный характер своего действия (бездействия), предвидело его вредные последствия и желало наступления таких последствий или сознательно их допускало либо относилось к ним безразлично.

2. Административное правонарушение признается совершенным по неосторожности, если лицо, его совершившее, предвидело возможность наступления вредных последствий своего действия (бездействия), но без достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывало на предотвращение таких последствий либо не предвидело возможности наступления таких последствий, хотя должно было и могло их предвидеть.

Комм. Футо С.Р.

Характеристика форм вины в Кодексе об административных правонарушениях практически не претерпела никаких изменений. Положения его исходят исключительно из принципа субъективного вменения, в соответствии с которым лицо (в том числе и юридическое) может нести ответственность за содеянное и причиненные последствия только при наличии вины.

Содержание вины определяется сочетанием интеллектуального и волевого элементов деяния. Виновное совершение административного правонарушения означает, что лицо способно понимать характер своих действий и отдавать в них отчет, а также осознавать последствия, к которым они могут привести, но по-разному к ним относится.

Две формы вины — умысел и неосторожность — характеризуют различное сочетание интеллектуального и волевого моментов. Смысл точного установления вины заключается в том, что оно позволяет отграничить противоправные деяния от непротивоправных. В зависимости от формы вины дифференцируется административная ответственность за правонарушения, она учитывается также и при назначении административного наказания за совершенное правонарушение. Однако эти обстоятельства учитываются правоприменителем в каждом случае индивидуально.

Умышленная вина в совершении административного правонарушения в теории административного права и правоприменительной практике традиционно подразделяется на два вида — прямой и косвенный умысел. В Кодексе это четко не прописано, но вытекает из анализа его части 1 ст.2.2. Для умышленной формы вины характерны осознание лицом противоправного характера своего действия (бездействия) и предвидение их вредных последствий (интеллектуальный элемент умысла). Однако по отношению к последствиям (волевой элемент умысла) — желанию наступления таких последствий, сознательному их допущению или безразличному отношению — умысел разграничивается на прямой и косвенный. Предвидением правонарушителя должны охватываться не только вредные последствия, к которым приведут его действия (бездействие), но и причинная связь между такими действиями (бездействием) и наступившим противоправным результатом. Основное различие между прямым и косвенным умыслом заключается в содержании волевого элемента. При совершении административного правонарушения с косвенным умыслом предполагается, что виновный предвидит возможность наступления вредных последствий, не желает, но сознательно допускает их либо относится к ним безразлично.

В некоторых статьях Особенной части Кодекса прямо указывается на умышленную форму вины, например при совершении таких административных правонарушений, как уничтожение или повреждение чужого имущества (ст.7.17 КоАП РФ), сокрытие или искажение экологической информации (ст.8.5 КоАП РФ), фиктивное или преднамеренное банкротство (ст.14.12 КоАП РФ), невыполнение законных требований прокурора, следователя, дознавателя или должностного лица, осуществляющего производство по делу об административном правонарушении (ст.17.7 КоАП РФ), умышленное повреждение или срыв печати (пломбы) (ст.19.2 КоАП РФ). Однако в подавляющем большинстве случаев вывод о наличии умышленной формы вины правоприменитель может сделать лишь после анализа всех признаков, указанных в конкретной статье Особенной части Кодекса.

Содержание умышленной вины зависит и от конструкции состава административного правонарушения. Правонарушения с материальными составами, объективная сторона которых включает вредные последствия в качестве обязательного признака, могут совершаться как с прямым, так и с косвенным умыслом. Такие правонарушения предполагают определенное психическое отношение лица к возможности наступления вредных последствий (например, мелкое хищение (ст.7.27 КоАП РФ) совершается с прямым умыслом, а уничтожение или повреждение чужого имущества (ст.7.17 КоАП РФ) — как с прямым, так и с косвенным умыслом).

В административных правонарушениях с формальным составом важен характер самих действий, так как наступление вредных последствий не предусмотрено в числе признаков объективной стороны. Подобные административные правонарушения могут совершаться только с прямым умыслом, поскольку при этом воля лица направлена на совершение самих противоправных действий или бездействия (например, сокрытие или искажение экологической информации (ст.8.5 КоАП РФ), нецелевое использование бюджетных средств (ст.15.14 КоАП РФ).

Различают также и две формы неосторожной вины: совершение административного правонарушения по самонадеянности и по небрежности. Правонарушение, совершенное по неосторожности, является менее серьезным по сравнению с таким же деянием, совершенным умышленно.

При легкомыслии (самонадеянности) лицо предвидит возможность наступления вредных последствий (интеллектуальный момент), но эта возможность лишена конкретности. По мнению правонарушителя, нежелательных последствий, вероятнее всего, ему удастся избежать. Расчет на предотвращение вредных последствий (волевой момент) предполагает, что лицо в своем поведении исходит из существования определенных реальных обстоятельств, которые, по его мысли, должны были предотвратить наступление такого результата (собственные силы, знания, умения и опыт самого правонарушителя и других лиц, обстановка, природные процессы). Однако такой расчет оказывается легкомысленным. Таким образом, лицо, виновное в самонадеянности, не дает себе отчета в реальном развитии причинной связи между совершаемыми им действиями и наступившими в их итоге вредными последствиями (например, при совершении нарушения правил проезда перекрестков (ст.12.13 КоАП РФ). От косвенного умысла легкомыслие отличается как характером предвидения наступления вредных последствий, так и отношением к возможности их наступления. На практике этому вопросу нередко уделяется недостаточное внимание, что приводит к необоснованному признанию наличия в действиях тех или иных лиц косвенного умысла. Достаточно часто это происходит при рассмотрении дел об административных правонарушениях, предусмотренных главой 12 Кодекса.

При небрежности правонарушитель не предвидит возможности наступления вредных последствий, хотя при необходимой внимательности и предусмотрительности должен был и мог предвидеть те последствия, к которым привели его действия или бездействие (например, непредставление сведений (информации) по забывчивости — ст.19.7 КоАП РФ). При доказывании вины лица, привлекаемого к административной ответственности за неосторожное совершение административного правонарушения в форме небрежности, перед правоприменителем стоит задача, исходя из субъективных возможностей лица, совершившего административное правонарушение, установить, были ли проявлены с его стороны требуемые внимательность и предусмотрительность, и в чем это выразилось. Кроме того, установлению подлежит такое обстоятельство, как обязанность лица предвидеть возможность наступления общественно вредных последствий своего действия или бездействия. Если юрисдикционные органы приходят к выводу, что на лице не лежала обязанность предвидеть указанные последствия, оно не может быть привлечено к административной ответственности.

Возможны, однако, случаи, когда лицо, на котором лежала обязанность предвидеть результаты своих действий, фактически не могло этого сделать (густой туман, болезненное состояние и т.п.). В случае, когда лицо не должно было предвидеть наступившие вредные последствия, вопрос о его административной ответственности решается отрицательно.

При привлечении юридического лица к административной ответственности вина также является обязательным условием. Достаточно часто юрисдикционные органы не исследуют вину юридического лица в совершенном деянии, а определяют ее через вину должностного лица. Такой подход нельзя назвать оправданным. При определении вины юридического лица следует исходить не из положений статьи 2.2 КоАП РФ, поскольку они распространяются главным образом на физических лиц, а из положений статей 2.1 и 2.10 Кодекса (см. комментарий).

От неосторожной вины отличается невиновное причинение вреда — «казус», при котором лицо не должно и не могло было предвидеть вредные последствия своего деяния. Отсутствие обязанности и возможности предвидения лицом вредных последствий является обстоятельством, исключающим вину данного лица, поэтому независимо от наступивших последствий лицо не может быть привлечено к административной ответственности.




Поддержите культуру
ЯндексЯндекс. ДеньгиХочу такую же кнопку

Google
 
Web azdesign.ru az-libr.ru

<<< Пред. Оглавление
Начало раздела
След. >>>

П е р с о н а л и и    б и б л и о т е к и
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Ъ Ы Ь Э Ю Я

Дата последнего изменения:
Sunday, 15-Jun-2014 06:08:11 UTC