Определение Судебной коллегии Верховного Суда РФ от 7 сентября 1999г. "Действия виновного необоснованно квалифицированы как разбойное нападение" (Извлечение)


       Люблинским районным судом г.Москвы 6 июля 1995г. Ильюк осужден по пп. "а", "б" ч.2 ст.146 УК РСФСР.
       Он признан виновным в разбойном нападении по предварительному сговору группой лиц на кассира и водителя АО "Мосфундаментстрой" с применением оружия.
       По делу также осуждены Сергеев и Савельев.
       11 мая 1994г. приблизительно в 10 час. во исполнение преступной договоренности о хищении чужого имущества Ильюк, Сергеев и Савельев, имея при себе пистолет, прибыли на территорию АО "Мосфундаментстрой". Примерно в 10 час. 50 мин. согласно распределению ролей Ильюк для предупреждения об опасности остался поблизости от места предполагаемого нападения, а Сергеев и Савельев надели на головы маски и напали на кассира АО Топольскую и водителя Юдина, потребовав сумку с деньгами, при этом Сергеев произвел в их сторону два выстрела. Подавив таким образом волю потерпевших к сопротивлению, Сергеев вырвал из рук Юдина сумку с деньгами, и все трое с места происшествия скрылись, завладев деньгами АО "Мосфундаментстрой" на сумму 461'782 руб., а также личным имуществом Топольской на общую сумму 14'350 руб.
       В кассационном порядке приговор не обжалован и не опротестован.
       Президиум Московского городского суда протест заместителя Председателя Верховного Суда РФ об изменении приговора в отношении Ильюка — переквалификации его действий с пп. "а", "б" ч.2 ст.146 УК РСФСР на ч.2 ст.145 УК РСФСР оставил без удовлетворения.
       Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ 7 сентября 1999г. аналогичный протест заместителя Председателя Верховного Суда РФ удовлетворила, указав следующее.
       Обстоятельства преступления судом установлены правильно, вместе с тем приговор в отношении Ильюка подлежит изменению.
       В обоснование вывода о виновности Ильюка в совершении по предварительному сговору группой лиц разбойного нападения с применением оружия суд сослался на показания потерпевшей Топольской, свидетеля Юдина, акты судебно-медицинской, судебно-одорологической, судебно-биологической экспертиз, протоколы осмотра места происшествия и выходов на место происшествия, а также на первоначальные показания Сергеева и Савельева.
       Согласно приговору первоначально на предварительном следствии Сергеев показал, что 9-10 мая 1994г. Ильюк предложил им (Сергееву и Савельеву) совершить ограбление кассы УМ-1 акционерного общества в день выдачи зарплаты. Он и Савельев согласились и распределили роли, Ильюк должен был их прикрыть и предупредить о возможной опасности. Для ограбления решили использовать газовый пистолет. 11 мая 1994г. примерно в 10-11 час. они прибыли на территорию акционерного общества. Когда приехала машина с кассиром, они, т.е. Сергеев и Савельев, надели маски, подбежали к ней. Он (Сергеев), выстрелив, вырвал сумку, пистолетом ударил по голове мужчину, который пытался его задержать, и они стали убегать. При этом он еще выстрелил в направлении женщины.
       Как отмечено в приговоре, первоначально на следствии Савельев дал аналогичные показания.
       Из приговора, таким образом, усматривается, что суд счел более достоверными показания Сергеева и Савельева об обстоятельствах преступления в начальной стадии расследования дела.
       Между тем в заявлении о "чистосердечном признании" Сергеева, написанном им на следующий день после совершения преступления, об Ильюке как участнике преступления вообще не было никаких упоминаний. Во время допроса в качестве свидетеля в тот же день, т.е. 12 мая 1994г., Сергеев рассказал о том, что он, Савельев и Ильюк договаривались об ограблении кассира. При этом по поводу оружия Сергеев дословно показал: "Для ограбления кассы я решил использовать газовый пистолет, который купил в г.Магадане, он все время находился при мне".
       В связи с тем, что Сергеев впоследствии от этих показаний отказался, а Ильюк на всем протяжении предварительного следствия и судебного разбирательства отрицал какое-либо участие в преступлении, выяснить, было ли Ильюку достоверно известно о наличии у Сергеева пистолета и его намерении применить при ограблении оружие, не представилось возможным.
       В первоначальных показаниях Савельева есть упоминание о пистолете только при изложении им факта непосредственного нападения на кассира, в котором участвовали он и Сергеев.
       Потерпевшая Топольская и свидетель Юдин об обстоятельствах совершения разбойного нападения на них показали, что видели только двоих нападавших в масках, у одного из них был пистолет, из которого тот произвел два выстрела в их сторону. Завладев сумкой с деньгами, нападавшие скрылись.
       Таким образом, из показаний Сергеева и Савельева в начальной стадии расследования дела, а также из показаний Топольской и Юдина не усматривается, что между осужденными была договоренность на совершение разбойного нападения с применением оружия и что Ильюк достоверно знал о наличии у Сергеева газового пистолета.
       Как видно из материалов дела, в момент нападения Ильюк находился за пределами расположения УМ-1 и не был очевидцем применения оружия при нападении на кассира.
       Следовательно, доказательств, подтверждающих предварительный сговор с Ильюком на совершение разбойного нападения с применением оружия, ни органами следствия, ни судом не установлено.
       Поскольку имеющимися доказательствами не подтверждено, что действия Савельева и Сергеева, применивших при нападении газовый пистолет, охватывались умыслом Ильюка, следует признать, что в данном конкретном случае Савельев и Сергеев действовали самостоятельно и имел место эксцесс исполнителей (выразившийся в совершении разбоя с применением оружия).
       Учитывая, что преступление совершено осужденными в период действия Уголовного кодекса РСФСР (в ред. 1960 года с последующими изменениями и дополнениями), руководствуясь требованиями законодательства об обратной силе уголовного закона, смягчающего наказание или иным образом улучшающего положение виновного, Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ квалифицировала действия Ильюка по ч.2 ст.145 УК РСФСР (в ред. от 3 декабря 1982г.), предусматривающей ответственность за грабеж, совершенный по предварительному сговору группой лиц.
       Указанные нарушения, допущенные судом при постановлении приговора, президиумом Московского городского суда устранены не были, поэтому постановление суда надзорной инстанции в отношении Ильюка также подлежит соответствующему изменению.

Смотри также:

1
**
2
**

На этот документ ссылаются >>>




Поддержите культуру
ЯндексЯндекс. ДеньгиХочу такую же кнопку

Google
 
Web azdesign.ru az-libr.ru

<<< Пред. Оглавление
 
След. >>>

П е р с о н а л и и    б и б л и о т е к и
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Ъ Ы Ь Э Ю Я

Дата последнего изменения:
Wednesday, 06-Nov-2013 08:31:56 UTC