Определение Судебной коллегии Верховного Суда РФ от 20 июля 1998г. по делу №05-098-148


       Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации 20 июля 1998г. рассмотрела в судебном заседании уголовное дело по кассационному протесту государственного обвинителя и кассационным жалобам осужденных Солдатенкова В.В. и Футомского А.Н., адвоката Степаненко Н.Б. и потерпевшего Ульянова В.В. на приговор Московского городского суда от 14 мая 1998 г., которым
       Солдатенков Вячеслав Викторович, родившийся 13 мая 1962г. в г.Дзержинский Московской области, со средним образованием, судимый в 1994 году по ч.З ст.224 УК РСФСР,
       осужден по ст.126 ч.2 п."з" УК РФ на 8 лет лишения свободы, по ст.161 ч.2 п."г" УК РФ на 5 лет лишения свободы, по ст.325 ч.2 УК РФ на 1 год исправительных работ с удержанием 20% заработка в доход государства, по ст.148 ч.3 УК РСФСР на 5 лет лишения свободы с конфискацией имущества, а по совокупности преступлений на основании ст.40 УК РСФСР окончательно на 8 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества;
       Гусев Владимир Николаевич, родившийся 22 апреля 1974г. в г.Дзержинский Московской области, со средним техническим образованием, несудимый,
       осужден по ст.126 ч.1 УК РСФСР на 6 месяцев лишения свободы, по ст.17, ст.148 ч.З УК РСФСР на 3 года лишения свободы, а по совокупности преступлений на основании ст.40 УК РСФСР окончательно на 3 года лишения свободы. В соответствии со ст.44 УК РСФСР и ст.73 УК РФ постановлено о назначении ему условного наказания с испытательным сроком в 3 года;
       Мосолов Андрей Викторович, родившийся 22 ноября 1971г. в г.Карталы Челябинской области, со средним образованием, не имеющий судимости,
       осужден по ст.126 ч.1 УК РСФСР на 6 месяцев лишения свободы, по ст.17, ст.148 ч.3 УК РСФСР на 5 лет лишения свободы, а по совокупности преступлений на основании ст.40 УК РСФСР окончательно назначено 5 лет лишения свободы. В соответствии со ст.44 УК РСФСР и ст.73 УК РФ постановлено о назначении ему условного наказания с испытательным сроком в 3 года;
       Футомский Анатолий Николаевич, родившийся 9 июня 1969г. на территории Хмельницкой области Украинской Республики, со средним техническим образованием, ранее не судимый, —
       осужден по ст.126 ч.2 п."з" УК РФ на 5 лет лишения свободы, по ст.148 ч.З УК РСФСР на 4 года лишения свободы с конфискацией имущества, а по совокупности преступлений на основании ст.40 УК РСФСР окончательно на 5 лет лишения свободы в исправительной колонии общего режима с конфискацией имущества;
       Салимов Сергей Борисович, родившийся 10 ноября 1957г. в г.Москве, с высшим образованием, ранее не судимый, —
       осужден по ст.17, ст.148 ч.З УК РСФСР на 5 лет лишения свободы, по ст.15, ст.144 ч.3 УК РСФСР на 4 года лишения свободы, а по совокупности преступлений на основании ст.40 УК РСФСР окончательно на 5 лет лишения свободы в исправительной колонии общего режима. В соответствии со ст.44 УК РСФСР и ст.73 УК РФ постановлено о назначении ему условного наказания с испытательным сроком в 3 года;
       Попов Вячеслав Анатольевич, родившийся 30 сентября 1956г. в г.Люберцы Московской области, со средним образованием, не имеющий судимости, —
       оправдан по ст.33, ст.163 ч.З п.п. "а", "б" УК РФ за отсутствием состава преступления. Оправданы также: Гусев В.Н., Мосолов А.В., Футомской А.Н. по ст.162 ч.З п.п. "а", "б", ст.325 ч.2 УК РФ — за недоказанностью их участия в совершении этих преступлений, а Салимов СБ. по ст.33, ст.126 ч.З УК РФ — за отсутствием состава преступления.
       Постановлено взыскать в пользу Ульянова В.В. в возмещение материального ущерба и морального вреда с Солдатенкова В.В. — 43'171 руб., Гусева В.Н. — 2'000 руб., Мосолова А.В. — 5'000 руб., Футомского А.Н. — 15'000 руб., Салимова С.Б. — 8'000 руб., а в остальной части иск оставлен без рассмотрения.
       Заслушав доклад судьи, выступление адвокатов Давыдова и Березина, не поддержавших доводы протеста и полагавших приговор в отношении Солдатенкова и Салимова отменить, а производство по делу прекратить, осужденного Салимова и оправданного Попова, также не поддержавших доводы протеста, и заключение прокурора Иманкуловой Р.Г., поддержавшей кассационный протест и полагавшей приговор отменить, а дело направить на новое судебное рассмотрение, судебная коллегия установила:

Признаны виновными:
       Солдатенков и Футомский — в похищении человека из корыстных побуждений; в вымогательстве чужого имущества по предварительному сговору группой лиц и с применением насилия, не опасного для жизни и здоровья потерпевшего Ульянова, а Гусев, Мосолов, Салимов — в пособничестве в этом;
       Солдатенков — в открытом хищении чужого имущества с применением насилия и угрозой применения насилия, не опасного для жизни и здоровья потерпевшего, и в похищении чужого паспорта;
       Гусев, Мосолов — в незаконном лишении свободы человека;
       Салимов — в совершении кражи чужого имущества, совершенном с проникновением в жилище и в крупном размере, причинившем значительный ущерб потерпевшему.
       Преступления совершены в июне-сентябре 1996г. в г.Москве при обстоятельствах, изложенных в приговоре.
       Попову органами предварительного следствия было предъявлено обвинение в соучастии в вымогательстве, совершенном группой лиц по предварительному сговору и неоднократно. Осужденный оправдан за отсутствием в его действиях состава преступления.
       В судебном заседании Солдатенков, Гусев, Мосолов, Футомский, Салимов и Попов в предъявленном обвинении виновными себя не признали.
       В кассационном протесте государственный обвинитель ставит вопрос об отмене приговора в отношении всех осужденных и оправданного Попова и направлении дела на новое судебное рассмотрение в ином составе судей. При этом ссылается на то, что в нарушение ст.318 УПК РСФСР приговор оглашен не в полном объеме, а также на нарушение судом тайны совещательной комнаты при постановлении приговора. Указывает, что изложенные в приговоре мотивы о смягчении наказания осужденным и доводы оправдания Попова не основаны на материалах дела и законе. Считает, что суд необоснованно исключил из обвинения квалифицирующий признак — совершение преступлений организованной группой, что, по его мнению, повлияло на правильность применения уголовного закона и на определение меры наказания.

В кассационных жалобах:
       — осужденный Солдатенков, не соглашаясь с приговором, утверждает, что к потерпевшему Ульянову насилие не применялось, последний сам сел в машину. Утверждает, что действия его и других осужденных были направлены на то, чтобы спасти от Ульянова имущество римско-католического прихода. Указывает, что Ульянов с 1994г., пользуясь доверием настоятеля прихода, обманывал служителей. Считает, что Ульянов вместе с Салимовым в личных целях распоряжались квартирами прихода. Утверждает, что их действия были направлены на то, чтобы пресечь махинации Ульянова и других. Ссылается на то, что оставлены без внимания и проверки их доводы о пытках и жестоком избиении Салимова работниками милиции. Свои действия, связанные с предложением Ульянову выложить содержимое карманов, не считает грабежом. Утверждает, что паспорт Ульянова взял для составления генеральной доверенности у нотариуса с целью возвращения присвоенного Ульяновым имущества приходу. Оспаривает доказанность вымогательства имущества у потерпевшего. Просит смягчить наказание по ст.126 ч.2 п."з" УК РФ до 5 лет лишения свободы;
       — осужденный Футомский, оспаривая обвинение в применении насилия к потерпевшему, просить смягчить наказание. Утверждает, что его действия не были корыстными, а были направлены на предотвращение крупного хищения со стороны Ульянова. В дополнительной жалобе ссылается на то, что при назначении ему наказания не были учтены все обстоятельства дела;
       — адвокат Степаненко в защиту Футомского просит приговор в отношении осужденного отменить, а производство по делу прекратить в связи с тем, что не собраны доказательства, достаточные для постановления обвинительного приговора. Утверждает, что доводы Футомского нашли подтверждение в судебном заседании. Считает, что действия Футомского не образуют состав преступления;
       — потерпевший Ульянов считает приговор необоснованным и просит его отменить, а дело направить на новое рассмотрение.
       В письменных возражениях на содержащиеся в кассационном протесте доводы адвокаты: Давыдов в защиту интересов Солдатенкова и Березин в защиту интересов Салимова — обращают внимание на подачу протеста с пропуском установленного законом срока и просят снять его с рассмотрения.
       Судебная коллегия, изучив материалы дела, обсудив доводы кассационного протеста, возражения на протест и доводы кассационных жалоб, находит приговор подлежащим отмене по следующим основаниям.
       1. В частности, как установлено судом и это изложено в описательной части приговора, в сентябре 1996г. Попов сообщил лицу по имени Николай сведения и личное мнение о финансовом состоянии возглавлявшего ЗАО "Ансервис-Дельта" Ульянова. 30 сентября 1996г. в г.Москве Солдатенков, Смирнов и Футомский с целью вымогательства имущества и прав на него у Ульянова подвергли его избиению, после чего насильственно посадили потерпевшего в салон автомобиля ВАЗ-2109 под управлением лица по имени Кирилл и доставили его на причал на Фрунзенской набережной, где удерживали его до 1 октября 1996г. В этот период времени Солдатенков наносил Ульянову удары руками, высказывал в его адрес оскорбления и угрозы, заставил потерпевшего достать из карманов находившиеся при нем документы и имущество на общую сумму 2'801'000 руб., которые передал лицу по имени Николай, требовал от Ульянова передачи принадлежащего последнему имущества и прав на него. Затем Солдатенков, Гусев и Смирнов насильственно перевезли Ульянова в квартиру жилого дома по Волгоградскому проспекту, где потерпевший удерживался и находился под охраной, осуществляемой поочередно Гусевым, Смирновым, Футомским и Мосоловым до 3 октября 1996г. В квартире Солдатенков под угрозами физической расправы принудил Ульянова написать записки, адресованные Попову — о доставке учредительных документов на ТОО "Василек", печать и выручку магазина, и другому лицу — о передаче Попову правоустанавливающих документов на автомобиль, гараж и квартиру, документов банка и всех наличных денег, а также подписать выполненные от имени потерпевшего заявления об отказе от прав на счет в банке в пользу другого лица. После этого Салимов, зная о похищении Ульянова, получил от лица по имени Николай ключи от гаража потерпевшего, перегнал оттуда принадлежавший последнему автомобиль "Субару-Легаси" на автостоянку, где и оставил его для названного лица. Попов, также зная о похищении Ульянова, совместно с Салимовым изготовил на компьютере заявление от имени Ульянова о его выходе из ТОО "Василек", которое передал лицу по имени Николай. Затем по поручению последнего Попов, используя указанную выше записку Ульянова, получил от сотрудницы ЗАО "Ансервис-Дельта" документы и печать, которые также передал лицу по имени Николай.
       Давая правовую оценку приведенным выше действиям Попова и найдя в них формальные признаки пособничества в квалифицированном вымогательстве, суд первой инстанции вместе с тем пришел к выводу о их малозначительности.
       В подтверждение такого вывода в приговоре суд, сославшись на факт законного владения Поповым частью имущества ТОО "Василек", представил его "жертвой вымогательства наравне с Ульяновым", а также указал, что услуги, оказанные Поповым, "ничтожны по значимости и не уникальны", что предоставлением информации и передачей документов и печати он "не стремился навредить Ульянову, а выгораживал себя, что вполне извинительно", что "печатание текстов на компьютере не является сколь-нибудь редкой или же ценной услугой", а также, что передача им записок потерпевшего и полученных по ним документов другим лицам — "это выполнение курьерских функций".
       Однако судебная коллегия с таким подходом к правовой оценке действий Попова согласиться не может, поскольку суд, анализируя деяния оправданного, искусственно их раздробил и не дал оценку этим действиям Попова в их совокупности, а также и в совокупности с деяниями, совершенными другими лицами, в том числе осужденными по настоящему делу.
       К тому же, представляя Попова "жертвой" и фактически поставив его в равное с Ульяновым процессуальное положение потерпевшего, суд тем самым вышел за пределы предъявленного осужденным по настоящему делу обвинения.
       Кроме того, обосновывая свой вывод о малозначительности действий Попова, суд указал, что оправданный не видел потерпевшего после похищения последнего и "имел все основания полагать, что, выполняя даже полученные под принуждением указания Ульянова, способствует сохранению его жизни и, во всяком случае, избавляет его, находящегося в руках похитителей, от побоев и других неприятностей".
       Однако из приговора не видно, на основании каких объективных фактических данных суд пришел к выводу о совершении Поповым действий именно в защиту потерпевшего. Более того, излагая субъективную сторону действий Попова в приведенном выше виде, суд тем самым нарушил требования ст.309 УПК РСФСР, согласно которым приговор не может быть основан на предположениях.
       В обоснование того же вывода о малозначительности действий Попова суд также указал, что действия оправданного "были вынужденными, а не добровольными, диктовались страхом перед Николаем, которого подсудимый считал представителем преступного мира", и, сославшись на ст.14 УК РСФСР, отметил, что "Попов защищался от опасности, которая, как он полагал, ему угрожает, т.е. субъективно был близок к состоянию крайней необходимости, разумеется, объективно мнимому, но от того не менее значимому для Попова".
       Вместе с тем, ставя вопрос о мнимой обороне, суд в приговоре также не указал, на основании каких доказательств он пришел к выводу о вынужденном характере действий Попова и почему опасность для жизни Попова, к выводу о наличии которой пришел суд, не могла быть устранена другими средствами, что является обязательным условием применения названного уголовного закона.
       При таких обстоятельствах судебная коллегия находит заслуживающими внимания содержащиеся в кассационном протесте государственного обвинителя доводы о том, что решение об оправдании Попова по ст.33, ст.163 ч.3 п.п. "а", "б" УК РФ принято судом с нарушением требований ст.20 УПК РСФСР о всестороннем, полном и объективном исследовании обстоятельств дела, и поэтому считает правильным приговор в этой части отменить.
       2. Заслуживают внимания и содержащиеся в протесте доводы о чрезмерно мягком наказании, назначенном судом осужденным Солдатенкову, Салимову, Гусеву и Мосолову за совершение изложенных выше преступлений.
       Так, при назначении наказания Солдатенкову и Салимову суд признал смягчающим их наказание обстоятельством кажущуюся противоправность и аморальность поведения потерпевшего, что явилось одним из поводов для совершения преступления.
       Однако в приговоре какие-либо данные о таком поведении потерпевшего, которое могло бы явиться поводом для совершения осужденными и Поповым в отношении него преступления, суд не привел. К тому же, суд сам указал в приговоре, что потерпевший партнерами по бизнесу характеризуется положительно.
       Назначая наказание Салимову, суд также учел смягчающим обстоятельством совершение им преступления под влиянием угрозы и принуждения. Однако на основании каких доказательств суд пришел к такому выводу в приговоре не указано. Отсутствуют сведения об этом и в описательной части приговора при изложении фактических обстоятельств дела.
       Кроме того, признав Гусева и Мосолова виновными в похищении Ульянова и насильственном его удержании в квартире, а также в вымогательстве у потерпевшего имущества, суд вместе с тем, принимая решение о назначении им условного наказания, учел их хорошее обращение с потерпевшим и материальное положение их семей.
       При таких обстоятельствах судебная коллегия находит, что при назначении названным осужденным наказания суд не в полной мере учел требования ст.60 УК РФ, и поэтому приговор подлежит отмене также и за мягкостью назначенного Солдатенкову, Салимову, Гусеву и Мосолову наказания.
       3. Действующим законодательством, в частности, ст.302 УПК РСФСР установлено, что тайна совещания судей при постановлении ими приговора может быть обеспечена лишь при выполнении всех следующих конкретных и исчерпывающих условий: постановления приговора в совещательной комнате, нахождения в совещательной комнате лишь судей, входящих в состав суда по данному делу, и недопустимости присутствия там иных лиц, прерывания совещания суда на отдых лишь с наступлением ночного времени и неразглашения судьями суждений, имевших место во время совещания.
       Однако судом первой инстанции при постановлении настоящего приговора эти условия в полной мере соблюдены не были.
       Так, согласно протоколу судебного заседания и приговору по настоящему делу, суд удалился в совещательную комнату для постановления приговора 6 апреля, а провозгласил приговор 14 мая 1998г.
       Вместе с тем, как видно из материалов дела, в частности, из справки С-Петербургского городского суда и списка участников состоявшегося 16 апреля 1998г. в г.С-Петербурге слушаний по проекту Уголовно-процессуального кодекса, т.е. в период зафиксированного в протоколе судебного заседания времени нахождения состава суда в совещательной комнате, председательствующий по делу судья Пашин С.А. принимал участие в указанных слушаниях и выступил там с докладом.
       При таких данных, свидетельствующих о прерывании судом первой инстанции совещания в совещательной комнате фактически до наступления ночного времени, которое согласно ст.34 УПК РСФСР установлено с 22 до 6 часов по местному времени, и на длительный срок (не менее суток), судебная коллегия находит, что при постановлении настоящего приговора судом было нарушено одно из обязательных условий, связанное с периодом времени нахождения суда в совещательной комнате, гарантирующее тайну совещания судей, и тем самым не были обеспечены законность и обоснованность настоящего приговора.
       Постановление приговора в условиях, не обеспечивающих тайну совещания, свидетельствует также о незаконности всех выводов по такому приговору, касающихся вопросов виновности и невиновности осужденных, применения норм материального права и назначения им наказания.
       Поэтому такое нарушение в соответствии со ст.345 УПК РСФСР является безусловным основанием к отмене приговора в полном объеме.
       Что же касается содержащейся в письменных возражениях адвоката Давыдова на доводы протеста ссылки на пропуск государственным обвинителем срока на его подачу, то она опровергается материалами дела, из которого следует, что протест принесен 18 мая 1998г., т.е. в пределах установленного законом срока.
       При новом рассмотрении дела суду необходимо устранить отмеченные нарушения, всесторонне, полно и объективно исследовать все обстоятельства дела в их совокупности, при этом проверить все содержащиеся в кассационных жалобах доводы, и на основании полученных результатов решить вопрос о виновности или невиновности всех лиц, привлеченных по настоящему делу.
       В силу изложенного, руководствуясь ст.339 УПК РСФСР, судебная коллегия

определила:
       приговор Московского городского суда от 14 мая 1998г. в отношении Солдатенкова Вячеслава Викторовича, Гусева Владимира Николаевича, Мосолова Андрея Викторовича, Футомского Анатолия Николаевича, Салимова Сергея Борисовича и Попова Вячеслава Анатольевича отменить, а дело направить на новое рассмотрение в тот же суд в ином составе судей со стадии судебного разбирательства.
       Меры пресечения в отношении Солдатенкова Вячеслава Викторовича и Футомского Анатолия Николаевича — содержание под стражей оставить без изменения.

Смотри также:

1
**
2
**

На этот документ ссылаются >>>




Поддержите культуру
ЯндексЯндекс. ДеньгиХочу такую же кнопку

Google
 
Web azdesign.ru az-libr.ru

<<< Пред. Оглавление
 
След. >>>

П е р с о н а л и и    б и б л и о т е к и
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Ъ Ы Ь Э Ю Я

Дата последнего изменения:
Wednesday, 06-Nov-2013 08:31:54 UTC