Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за I квартал 2004 года по уголовным делам


(Обзор утвержден Постановлением Президиума Верховного Суда РФ от 23 и 30 июня 2004г. // БВС РФ. 2004. №11.)

Вопросы квалификации

         1. Лицо, добровольно сдавшее органам власти огнестрельное оружие и боеприпасы при реальной возможности их дальнейшего хранения, освобождено от уголовной ответственности в соответствии с примечаниями к статьям 222 и 223 УК РФ, поскольку эти предметы не были изъяты при задержании лица, а также при производстве следственных действий по их обнаружению и изъятию.
         Суд квалифицировал действия Ананяна по ч.1 ст.222, ч.1 ст.223 и п."а" ч.2 ст.105 УК РФ.
         Установлено, что в ноябре 1996 года Ананян незаконно изготовил огнестрельное оружие — обрез, укоротив стволы и приклад охотничьего ружья путем их отпиливания, а 26 января 1997 года выстрелом из этого обреза совершил убийство двух лиц.
         По заключению криминалистической экспертизы указанный обрез относится к самодельному гладкоствольному огнестрельному оружию, пригоден для стрельбы.
         При таких данных суд обоснованно пришел к выводу о том, что ружье приобрело функции обреза — самодельного гладкоствольного огнестрельного оружия, обладающего другими характеристиками.
         Таким образом, доводы надзорной жалобы адвоката осужденного о том, что превращение охотничьего ружья в обрез изготовлением оружия признать нельзя, поскольку данная переделка приводит не к улучшению, а к ухудшению тактико-технических характеристик охотничьего ружья, в связи с чем изготовление из ружья обреза не образует состава преступления, предусмотренного ст.223 УК РФ, являются необоснованными.
         Президиум Верховного Суда РФ, рассмотрев надзорную жалобу адвоката осужденного, удовлетворил ее в части отмены приговора и прекращения дела по ч.1 ст.222 и ч.1 ст.223 УК РФ в связи с добровольной выдачей оружия и боеприпасов, указав следующее.
         В соответствии с примечаниями к ст.222 и ст.223 УК РФ лицо, добровольно сдавшее предметы, указанные в этих статьях, освобождается от уголовной ответственности, если в его действиях не содержится иного состава преступления.
         По смыслу закона под добровольной сдачей огнестрельного оружия и боеприпасов, предусмотренной примечаниями к ст.222 и ст.223 УК РФ, следует понимать выдачу лицом указанных предметов по своей воле или сообщение органам власти о месте их нахождения при реальной возможности дальнейшего хранения вышеуказанных предметов.
         Из материалов дела видно, что о месте, куда Ананян спрятал обрез с патронами, никто не знал и Ананян во время допроса в качестве подозреваемого лично сообщил о месте нахождения оружия и боеприпасов сотрудникам милиции и следователю. Ананян в присутствии понятых во время дополнительного осмотра места происшествия с его участием сдал обрез и боеприпасы к нему.
         Таким образом, изложенные обстоятельства свидетельствуют о том, что до задержания Ананяна и сделанного им заявления правоохранительные органы не располагали сведениями о местонахождении оружия и патронов.
         Факт сдачи обреза и патронов признал и суд, о чем прямо указано в описательной части приговора.
         При этом в приговоре суд не привел обоснования вывода об отсутствии признаков добровольной сдачи обреза и патронов.
         При таких обстоятельствах Ананян не мог быть привлечен к уголовной ответственности за совершение преступлений, предусмотренных ч.1 ст.222 и ч.1 ст.223 УК РФ, и поэтому судебные решения в этой части отменены с прекращением производства по делу.

Постановление Президиума Верховного Суда РФ №865п03 по делу Ананяна

         2. Паспорт и водительское удостоверение относятся к важным личным документам, ответственность за похищение и уничтожение которых предусмотрена ч.2 ст.325 УК РФ.
         Суд установил, что Камалетдинов похитил и уничтожил паспорт на имя П., водительское удостоверение.
         Эти действия были квалифицированы по ч.1 ст.325 УК РФ как похищение официальных документов, совершенное из иной личной заинтересованности, и по ч.2 ст.325 УК РФ как похищение у граждан важных личных документов.
         Между тем указанные судом документы, которые похитил Камалетдинов, являются важными личными документами граждан и не относятся к официальным документам.
         В связи с этим его осуждение по ч.1 ст.325 УК РФ является необоснованным и подлежит исключению из приговора, поскольку содеянное полностью охватывается ч.2 ст.325 УК РФ.

Постановление Президиума Верховного Суда РФ №832п03 по делу Камалетдинова

         3. Подстрекателям к убийству ошибочно вменен квалифицирующий признак убийства "совершенное группой лиц по предварительному сговору".
         Сторощук и Пендюрин Восточно-Сибирским окружным военным судом признаны виновными в подстрекательстве к убийству по найму группой лиц по предварительному сговору, а первый из них — в пособничестве этому преступлению.
         Как установил суд, предприниматель Пендюрин, желая избавиться от компаньона Б., обратился к Сторощуку с просьбой найти лицо, которое за вознаграждение убило бы Б., и передал ему для этого 6 тыс. долларов США.
         Сторощук путем уговоров склонил своего знакомого Григорьева непосредственно совершить убийство за вознаграждение в сумме 3 тыс. долларов США, передал ему фотографии потерпевшего и сообщил необходимые данные.
         Григорьев привлек к совершению преступления своего знакомого Мелкумяна, пообещав при этом простить тому долг в 1 тыс. долларов США, и они вместе убили Б.
         Военная коллегия, исключив из обвинения Сторощука и Пендюрина квалифицирующий признак убийства "совершенное группой лиц по предварительному сговору", указала, что каждый из них подстрекал к убийству только одного человека: Пендюрин — Сторощука, а Сторощук — Григорьева.

Определение №4-014/03 по делу Сторощука и др.

         4. Осуждение за укрывательство преступления невозможно, если лицо, подозреваемое в совершении преступления, скрылось.
         Согласно обвинительному заключению Эседов и Батырбеков обвинялись, наряду с другими преступлениями, в убийстве Л. при отягчающих обстоятельствах.
         Рассмотрев дело, Ленинградский окружной военный суд признал доказанным, что убийство совершено А., скрывшимся от органов следствия, а Эседов и Батырбеков лишь вывезли и спрятали труп, в связи с чем квалифицировал их действия как укрывательство особо тяжкого преступления.
         При этом, перечислив доказательства, на которых строились обвинения Эседова и Батырбекова в убийстве, суд указал: "Иных доказательств в подтверждение того, что Эседов и Батырбеков непосредственно участвовали в лишении жизни Л., органами следствия не представлено, в суде их не добыто и до задержания А. и выполнения с его участием всех необходимых следственных действий для установления фактических обстоятельств совершенного убийства Л. с участием каждого его соучастника в той или иной форме не представляется возможным".
         Таким образом, признав, что Л. лишен жизни А., суд вышел за пределы судебного разбирательства, которое, согласно ч.1 ст.252 УПК РФ, производится только в отношении обвиняемого. Нарушены и требования ч.4 ст.247 УПК РФ, допускающей судебное разбирательство в отсутствие подсудимого лишь в случае, если по уголовному делу о преступлении небольшой или средней тяжести подсудимый ходатайствует о рассмотрении данного уголовного дела в его отсутствие.
         Поскольку УК РФ установлена уголовная ответственность за укрывательство не любого, а особо тяжкого преступления и вопрос о квалификации действий лица, лишившего Л. жизни, возможно решить в судебном заседании лишь с участием этого лица, суду следовало, в соответствии с ч.3 ст.253 УПК РФ, приостановить производство по уголовному делу в этой части.
         При таких обстоятельствах приговор в части осуждения Эседова и Батырбекова по ст.316 УК РФ отменен и дело производством приостановлено.

Определение №6-49/2003 по делу Эседова и Батырбекова

Назначение наказания

         5. Надзорная инстанция признала как явку с повинной добровольное сообщение лица правоохранительным органам о совершенном им преступлении.
         По приговору суда Мирвалиев признан виновным в убийстве по предварительному сговору группой лиц и осужден по п."ж" ч.2 ст.105 УК РФ на 10 лет лишения свободы с отбыванием наказания в воспитательной колонии.
         Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ приговор в отношении Мирвалиева изменила, смягчила наказание до 8 лет лишения свободы в воспитательной колонии.
         В надзорных жалобах адвокат просил учесть в качестве смягчающего наказание обстоятельства явку с повинной, смягчить назначенное осужденному наказание с применением ст.62 и ст.64 УК РФ.
         Президиум Верховного Суда РФ надзорные жалобы адвоката удовлетворил частично по следующим основаниям.
         Как видно из материалов дела, после обнаружения вечером 18 августа 2002 года трупа потерпевшего каких-либо данных о лицах, совершивших убийство, у органов предварительного следствия не имелось.
         На следующий день, 19 августа 2002 года, Мирвалиев в письменном виде признался в совершенном им убийстве Ф.
         На тот момент Мирвалиев не был допрошен и не был задержан по подозрению в совершении преступления.
         Таким образом, именно явка с повинной Мирвалиева помогла органам следствия раскрыть тяжкое преступление.
         В приговоре суда необоснованно указано, что документ, оформленный как явка с повинной, таковым не является, поскольку Мирвалиев дал объяснение о случившемся после того, как у следователя возникли подозрения, что он совершил убийство Ф.
         Как видно из материалов дела, органы предварительного следствия данными доказательствами не располагали и суд в обоснование своих выводов этих материалов не привел.
         Таким образом, суд, несмотря на наличие у Мирвалиева явки с повинной, не принял это обстоятельство во внимание при назначении наказания.
         При таких обстоятельствах Президиум смягчил Мирвалиеву наказание с учетом положений ст.62 УК РФ.

Постановление Президиума Верховного Суда РФ №904п03 по делу Мирвалиева

         6. В соответствии со ст.61 УК РФ противоправное или аморальное поведение потерпевшего признается обстоятельством, смягчающим наказание.
         Военная коллегия изменила приговор Восточно-Сибирского окружного военного суда в отношении Верьясова, осужденного по ч.1 ст.105 и ч.3 ст.337 УК РФ по совокупности преступлений к 10 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима, указав следующее.
         Установив факт совершения Верьясовым убийства Б. из-за притеснений со стороны потерпевшего, суд не дал оценки характеру этих действий потерпевшего. Между тем из показаний сослуживцев Верьясова и самого Верьясова на предварительном следствии и в суде видно, что Б., будучи военнослужащим более раннего периода службы, систематически допускал в отношении Верьясова неуставные действия, заставлял его выполнять свою работу, беспричинно или по незначительному поводу избивал и глумился над ним.
         Таким образом, поскольку Верьясов совершил убийство из мести за ранее нанесенные физические притеснения и моральные унижения, то есть в связи с неправомерными действиями потерпевшего, это обстоятельство в соответствии с п."з" ч.1 ст.61 УК РФ должно учитываться в качестве смягчающего наказание Верьясова.
         Военная коллегия смягчила наказание, назначенное Верьясову по ч.1 ст.105 УК РФ, и соответственно наказание, назначенное ему по совокупности совершенных преступлений.

Определение № 4-024/2003 по делу Верьясова

         7. Дополнительное наказание не может быть определено по совокупности преступлений, если оно не назначено ни за одно из преступлений, входящих в совокупность.
         Московским окружным военным судом Иневаткин был осужден по ч.1 ст.111 УК РФ к лишению свободы на 5 лет, по ч.1 ст.62 УК РФ к лишению свободы на 4 года с конфискацией имущества, по ч.4 ст.337 УК РФ к лишению свободы на 1 год, по ст.115 УК РФ к исправительным работам на 6 месяцев, а по совокупности преступлений на 6 лет лишения свободы в исправительной колонии общего режима с конфискацией имущества и лишением воинского звания "лейтенант".
         Поскольку судом не выполнены требования ст.69 УК РФ и п.4 ст.308 УК РФ, согласно которым суд должен назначить не только основное, но и дополнительное наказание отдельно за каждое преступление и лишь после этого определить окончательное наказание по совокупности преступлений, Военная коллегия исключила из приговора указание о лишении Иневаткина воинского звания "лейтенант".

Определение №1-042/03 по делу Иневаткина и др.

         8. Военная коллегия Верховного Суда Российской Федерации применила акт об амнистии, принятый после постановления приговора.
         Дягилев осужден 18 февраля 2003 года по п."а" ч.3 ст.286 УК РФ к 1 году лишения свободы.
         Военная коллегия, рассмотрев дело в кассационном порядке по жалобе потерпевшей, приговор изменила и, применив п.3 и п.5 Постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации от 6 июня 2003 года "Об объявлении амнистии в связи с принятием Конституции Чеченской Республики", освободила Дягилева от наказания и сняла судимость.

Определение №5-077/02 по делу Дягилева <...>

Смотри также:

1
**
2
**

На этот документ ссылаются >>>




Поддержите культуру
ЯндексЯндекс. ДеньгиХочу такую же кнопку

Google
 
Web azdesign.ru az-libr.ru

<<< Пред. Оглавление
 
След. >>>

П е р с о н а л и и    б и б л и о т е к и
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Ъ Ы Ь Э Ю Я

Дата последнего изменения:
Wednesday, 06-Nov-2013 08:32:14 UTC