Кассационное определение Военной коллегии Верховного Суда РФ от 6 апреля 2004г. №3-011/04 "Приговор оставлен без изменения, поскольку вывод суда о виновности осужденного в совершении преступлений, предусмотренных п."а" ч.3 ст.286, ч.1 ст.283 Уголовного кодекса РФ, подтверждается совокупностью собранных по делу доказательств, всесторонне, полно и правильно исследованных судом в заседании и получивших надлежащую оценку в приговоре"



       Военная коллегия Верховного Суда Российской Федерации в составе:
       председательствующего генерал-лейтенанта юстиции Пархомчука Ю.В.,
       судей генерал-майора юстиции Захарова Л.М., генерал-майора юстиции Коронца А.Н.
       рассмотрела в судебном заседании от 6 апреля 2004 года кассационные жалобы осужденного С. и его защитника — адвоката Т. на приговор 4 окружного военного суда от 22 декабря 2003 года, согласно которому военнослужащий войсковой части 12556 полковник С, родившийся 28 октября 1953 года в селе Королеве Виноградовского района Закарпатской области (УССР), ранее несудимый, на военной службе с 1 августа 1970 года, в том числе в офицерском звании с 1974 года, командир войсковой части 12556, осужден к лишению свободы по п."а" ч.3 ст.286 УК РФ с применением ст.64 УК РФ на один год и шесть месяцев, по ч.1 ст.283 УК РФ на один год, а по совокупности преступлений на два года условно с испытательным сроком в один год.
       По обвинению в совершении преступлений, предусмотренных п.п. "б", "в" ч.2 ст.160 и ст.292 УК РФ, С. оправдан за отсутствием в его действиях состава преступления.
       Заслушав доклад генерал-лейтенанта юстиции Пархомчука Ю.В., выступление осужденного С. и его защитника адвоката Т. в обоснование поданных ими кассационных жалоб и выступление старшего военного прокурора управления Главной военной прокуратуры подполковника юстиции Кочерги С.А., предложившего приговор в отношении С. оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденного и его защитника — без удовлетворения, Военная коллегия

установила:
       С. признан виновным в совершении должностным лицом действий, явно выходящих за пределы его полномочий и повлекших существенное нарушение прав и законных интересов граждан, с применением насилия, а также в разглашении сведений, составляющих государственную тайну, лицом, которому она была доверена по службе, вследствие чего они стали достоянием других лиц.
       Согласно приговору, С, будучи командиром части, 22 апреля 2002 года по незначительному поводу избил своих подчиненных рядовых Н. и Н-ова, причинив им побои. При этом С. приказал указанным лицам разуться и, превышая власть, каблуком сапога ударил Н. в переносицу, разбив ее до крови, а Н-ова ударил ладонью по лицу и схватил за щеку.
       Кроме того, 19 июня того же года С, превышая свои служебные полномочия, ударом кулака по лицу младшего сержанта С-ного разбил ему губы до крови, а затем еще несколько раз ударил ладонью по лицу, причинив побои за то, что тот несвоевременно заправил автомобиль С.
       В результате неправомерных действий С. существенным образом были нарушены права и законные интересы потерпевших.
       Помимо изложенного выше, в период с 9 по 14 августа 2002 года С., имея допуск к сведениям, составляющим государственную тайну и не подлежащим разглашению, без умысла на государственную измену привлек подчиненных военнослужащих рядовых С-ова и Ш. к изготовлению на категорированной ПЭВМ личного плана работы командира командного пункта на период его перевода с мирного на военное время (далее по тексту — "Личный план работы командира части"). В результате этого указанные военнослужащие узнали сведения, подпадающие под п.5 "Перечня сведений, отнесенных к государственной тайне", утвержденного Указом Президента РФ от 30 ноября 1995 года №1203 "Об утверждении Перечня сведений, отнесенных к государственной тайне", с последующими изменениями и дополнениями, а также под п.154 графы 11 (сведения, раскрывающие мобилизационное развертывание войск (сил)) "Перечня сведений, подлежащих засекречиванию в Вооруженных Силах Российской Федерации", утвержденного приказом Министра обороны РФ №015 от 25 марта 2002 года "Об утверждении перечней сведений, подлежащих засекречиванию в Вооруженных Силах Российской Федерации", составляющие государственную тайну с грифом секретности "секретно".
       В кассационных жалобах защитник Т. и осужденный С, не оспаривая обоснованность осуждения последнего за превышение должностных полномочий и правильность квалификации этих преступных действий по соответствующей статье УК РФ, приводя аналогичные доводы, настаивают на оправдании С. по ч.1 ст.283 УК РФ за отсутствием в его действиях состава преступления и снижении ему наказания по п."а" ч.3 ст.286 УК РФ.
       В обоснование этого адвокат Т. указывает, что, признав С. виновным в разглашении секретных сведений, которые содержатся в п.п. 17, 21, 22, 25 и 27 "Личного плана работы командира части", суд вышел за пределы предъявленного ему обвинения и ухудшил положение осужденного, что в соответствии со ст.252 УПК РФ недопустимо.
       Кроме того, заявители утверждают, что вывод экспертов о секретности указанного документа, в котором не детализируется содержание проводимых командиром части мероприятий, является необоснованным, а само заключение — незаконным, поскольку оно не раскрывает результатов проведенных исследований, примененных методик и выводов по постановленным перед экспертами вопросам и противоречит требованиям п.п. 9 и 10 ст.204 УПК РФ и ст.4, ст.8, ст.25 и ст.41 Федерального закона от 31 мая 2001 года №73 "О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации".
       Необоснованным, по мнению заявителей, является и вывод суда о разглашении С. сведений, составляющих государственную тайну, которые стали известны посторонним лицам, поскольку, помимо повторяющегося доклада об отмобилизовании роты охраны и разведки при объявлении различных степеней боевой готовности, никаких секретных сведений в "Личном плане работы командира части" не содержится.
       Более того, само по себе эпизодическое привлечение С-ова и Ш. к работе над составлением этого документа, который имеет большой объем и изобилует специальными терминами, по мнению заявителей, не позволяло указанным лицам понять его содержание и усвоить материал, с которым они работали. Следовательно, эти сведения не стали достоянием гласности, поэтому в действиях С. отсутствует состав преступления, предусмотренный ч.1 ст.283 УК РФ.
       Помимо изложенного выше, экспертами и судом не принято во внимание, что войсковая часть 12556 является частью постоянной боевой готовности, поэтому содержание указанных в "Личном плане работы командира части" сведений о проводимой частью мобилизации было известно С-ову и Ш. до ознакомления с этим документом.
       Государственный обвинитель Слепцов С.Н. в возражениях на кассационные жалобы осужденного С. и адвоката Т. считает приговор законным и обоснованным, а утверждения заявителей несостоятельными.
       Рассмотрев материалы уголовного дела и обсудив доводы, приведенные в кассационных жалобах, Военная коллегия находит приговор в отношении С. законным, обоснованным и не подлежащим изменению по следующим основаниям.
       Вывод суда о виновности С. в совершении преступлений, за которые он осужден, подтверждается совокупностью собранных по делу доказательств, всесторонне, полно и правильно исследованных судом в заседании и получивших надлежащую оценку в приговоре.
       Утверждение заявителей в жалобах о необоснованности привлечения С. к уголовной ответственности за разглашение сведений, составляющих государственную тайну, и отсутствии в его действиях состава данного уголовно наказуемого деяния противоречит собранным по делу доказательствам и является ошибочным.
       В соответствии с ч.3 ст.21 Закона РФ "О государственной тайне" от 21 июля 1993 года №5485-1 с последующими изменениями и дополнениями допуск должностных лиц и граждан к государственной тайне предусматривает принятие ими на себя обязательств перед государством по нераспространению доверенных им сведений, составляющих государственную тайну, а также ознакомление указанных лиц с нормами законодательства Российской Федерации о государственной тайне, предусматривающими ответственность за его нарушение.
       В силу пп."г" п.7 "Наставления по защите государственных секретов в Вооруженных Силах СССР", введенного в действие приказом МО СССР от 7 августа 1990 года №010 "О введении в действие Наставления по защите государственных секретов в Вооруженных Силах СССР и Инструкции по обеспечению режима секретности в режимных частях Вооруженных Сил СССР", непосредственная ответственность за организацию и осуществление необходимых мероприятий по защите государственных секретов в частях возлагается на командира воинской части. При этом именно командир войсковой части обязан предъявлять высокую требовательность к личному составу в деле сохранения государственной и военной тайны, принимать меры по предотвращению случаев разглашения секретных сведений и утрат секретных документов (изделий), строго взыскивать с лиц, допускающих факты притупления бдительности и безответственности в сохранении доверенных сведений.
       Однако из материалов дела видно, что С. не только не принимал действенных мер к соблюдению режима секретности среди подчиненных военнослужащих во вверенной ему части, но и сам создал предпосылки к разглашению сведений, составляющих государственную тайну, в результате чего эти сведения стали известны посторонним лицам.
       Так, по делу установлено, что именно С. своим распоряжением привлек подчиненных ему военнослужащих по призыву рядовых С-ова и Ш, не имеющих соответствующего допуска, для обработки с помощью категорированной ПЭВМ и распечатывания на бумаге "Личного плана работы командира части", в результате чего сведения, составляющие государственную тайну с грифом секретности "секретно", стали известны указанным военнослужащим.
       Помимо показаний самого С. данные обстоятельства подтверждаются показаниями свидетелей С-ова, Ш. и Д., содержанием протокола осмотра места происшествия, проведенного в служебном помещении №209 штаба войсковой части 12556, сообщением начальника штаба войсковой части 12556 и военных комиссаров об отсутствии у С-ова и Ш. допуска к сведениям, составляющим государственную тайну, заключением экспертов от 18 декабря 2003 года и другими доказательствами, достоверность которых сомнений не вызывает.
       Утверждение заявителей в жалобах об отсутствии сведений, составляющих государственную тайну, в пунктах 17, 21, 22, 25 и 27 "Личного плана работы командира части" противоречит заключению экспертов от 18 декабря 2003 года, которые пришли к единому, однозначному и бесспорному выводу, что указанные в этих пунктах сведения являются достоверными, подпадают под пункт 5 "Перечня сведений, отнесенных к государственной тайне", утвержденного Указом Президента РФ от 30 ноября 1995 года №1203, а также под пункт 154 графы 11 (сведения, раскрывающие мобилизационное развертывание войск (сил)) "Перечня сведений, подлежащих засекречиванию в Вооруженных Силах Российской Федерации", утвержденного приказом МО РФ №015 от 25 марта 2002 года "Об утверждении перечней сведений, подлежащих засекречиванию в Вооруженных Силах Российской Федерации", и на момент их разглашения и в настоящее время составляют государственную тайну с грифом секретности "секретно".
       Каких-либо оснований для сомнений в достоверности заключения экспертов, о чем заявители настаивают в жалобах, не имеется, поскольку оно дано высококвалифицированными специалистами —начальником группы службы защиты государственной тайны Космических войск подполковником Н., старшим офицером оперативного управления штаба Космических войск подполковником А. и заместителем начальника оперативного отдела штаба войсковой части 03366 подполковником М. Составленное ими экспертное заключение отвечает всем требованиям, предъявляемым к заключению экспертов ст.204 УПК РФ и Федеральным законом "О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации" от 31 мая 2001 года №73, в отличие от других двух заключений экспертов на предварительном следствии полно отражает анализ законодательных и ведомственных нормативных актов, регулирующих вопросы отнесения рассматриваемых сведений к государственной тайне, и содержит подробный анализ содержания всех разделов исследуемого документа с результатами проведенных исследований. Полученные при этом выводы по поставленным перед экспертами вопросам аргументированы. Учитывая изложенное и всесторонне оценив это заключение экспертов с другими заключениями, суд обоснованно признал данное заключение правильным и в совокупности с другими доказательствами правомерно положил его в обоснование приговора, а остальные заключения отклонил.
       Утверждение заявителей в жалобах о несекретности содержащихся в "Личном плане" докладов командира войсковой части 12556 вышестоящему командованию является необоснованным, поскольку доклады, по выводам экспертов, позволяют уяснить порядок отмобилизования командного пункта в различных степенях боевой готовности на период его перевода с мирного на военное время. Указанные сведения, по пояснениям экспертов в суде, являются очень важными для деятельности войсковой части в таких ситуациях и, следовательно, должны быть закрытыми для других лиц, не допущенных к секретным сведениям, и разглашению не подлежат.
       Утверждение в жалобах об отсутствии у С-ова и Ш. соответствующих навыков, без которых они не могли уяснить содержание секретного документа, несостоятельно, поскольку разглашение государственной тайны как преступление считается оконченным с момента, когда секретные сведения стали известны постороннему лицу.
       Наряду с этим по делу установлено, что секретные сведения, которые содержались в "Личном плане работы командира части" и стали известны С-ову и Ш., для них были хорошо понятны. На предварительном следствии указанные лица, а С-ов и в судебном заседании, поясняли, что в результате работы над документом в электронном виде и на бумажном носителе в течение продолжительного времени с 9 по 14 августа 2002 года они детально усвоили назначение и структуру документа, порядок перевода командного пункта в различные степени боевой готовности, в ходе которых предусматривались мероприятия, относящиеся к отмобилизованию и формированию отдельного важного подразделения и прибытию резервистов.
       Несмотря на проводимые в подразделении мероприятия по поддержанию постоянной боевой готовности, которые доводятся до личного состава только в части, его касающейся, о содержании конкретных мероприятий, относящихся исключительно к командиру части, С-ов и Ш., по их показаниям, узнали лишь при исполнении этого секретного документа.
       Проанализировав показания указанных лиц, которые по своему общеобразовательному уровню являются достаточно подготовленными военнослужащими, способными не только выполнять работу по оформлению секретных документов, но и уяснить для себя конкретную информацию из них, в данном случае из "Личного плана работы командира части", суд пришел к обоснованному выводу о достоверности их показаний.
       Вопреки утверждению в жалобе адвоката Т., суд не вышел за пределы предъявленного С. обвинения в разглашении охраняемых законом сведений, указанных в "Личном плане работы командира части", поскольку за разглашение каких-либо других секретных документов С. осужден не был.
       Что касается конкретизации судом пунктов указанного плана, содержащих в себе секретные сведения, го она свидетельствует лишь об уменьшении объема предъявленного С. обвинения и не нарушает его прав на защиту.
       Учитывая, что С, зная руководящие документы, регулирующие вопросы охраны государственной тайны, понимал, что С-ов и Ш., которые не имели соответствующего допуска для работы с секретными документами, не должны были знакомиться с "Личным планом работы командира части", имеющим гриф "секретно", но вопреки закону допустил факт его восприятия посторонними лицами, безразлично относясь к последствиям своих действий, суд пришел к правильному выводу о наличии в действиях С. косвенного умысла на разглашение сведений, составляющих государственную тайну, лицом, которому они были доверены по службе, без признаков измены Родине.
       Эти преступные действия, а также превышение С. должностных полномочий, совершенное с применением насилия, по ч.1 ст.283 и по ч.3 ст.286 УК РФ квалифицированы правильно, а назначенное ему близкое к минимальному и ниже низшего предела наказание, предусмотренное санкциями соответствующих статей УК, которое по совокупности преступлений считается условным с испытательным сроком в один год и без лишения права занимать определенные должности и заниматься определенной деятельностью, не может быть признано несправедливым вследствие строгости и не подлежит снижению, о чем заявители просят в жалобах.
       Не установлено по делу и существенных нарушений УПК РФ, которые могут повлечь за собой отмену или изменение приговора.
       На основании изложенного, руководствуясь ст.377, ст.378 ч.1 п.1 и ст.388 УПК РФ, Военная коллегия Верховного Суда Российской Федерации

определила:
       приговор 4 окружного военного суда от 22 декабря 2003 года в отношении С. оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденного и адвоката Т. — без удовлетворения.

Смотри также:

1
**
2
**

На этот документ ссылаются >>>




Поддержите культуру
ЯндексЯндекс. ДеньгиХочу такую же кнопку

Google
 
Web azdesign.ru az-libr.ru

<<< Пред. Оглавление
 
След. >>>

П е р с о н а л и и    б и б л и о т е к и
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Ъ Ы Ь Э Ю Я

Дата последнего изменения:
Wednesday, 06-Nov-2013 08:32:08 UTC