Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 26 марта 2003г. №67п2003


       Президиум Верховного Суда Российской Федерации
       рассмотрел уголовное дело по надзорным жалобам осужденного 3. и его представителя 3. на приговор Верховного суда Республики Марий Эл от 17 мая 2002 года, по которому 3., 9 сентября 1982 года рождения, уроженец г.Мончегорска Мурманской области, ранее не судимый, осужден к лишению свободы:
       — по ст.105 ч.2 п."ж" УК РФ — на 14 лет;
       — по ст.166 ч.3 УК РФ — на 5 лет;
       — по ст.167 ч.2 УК РФ — на 3 года и 6 месяцев.
       На основании ст.69 ч.3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний назначено 16 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.
       Кассационным определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 10 ноября 2002 года приговор оставлен без изменения.
       По делу также осуждены А., С., К., в отношении которых вопрос о возбуждении надзорного производства не ставится.
       В надзорных жалобах поставлен вопрос об отмене приговора и прекращении дела производством за недоказанностью участия 3. в совершенном преступлении.
       Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации М., изложившего обстоятельства дела, содержание приговора и кассационного определения, мотивы надзорных жалоб и постановления о возбуждении надзорного производства, заключение заместителя Генерального прокурора Российской Федерации 3., полагавшего переквалифицировать содеянное с ч.2 ст.167 УК РФ на ч.1 ст.167 УК РФ, выступление адвоката Б. и представителя 3., просивших приговор и кассационное определение отменить и дело производством прекратить, Президиум Верховного Суда Российской Федерации

установил:
       согласно приговору, около 23 часов 25 августа 2001 года, А. и 3., находясь в состоянии алкогольного опьянения, пришли в клуб, где проходила дискотека, и встретились с находившимися там же в состоянии алкогольного опьянения С. и К.
       В это время к магазину "Каролина", расположенному возле клуба, на личном автомобиле ВАЗ-2105 подъехал Н. 3. подошел к Н. с просьбой отвезти его в город Йошкар-Олу, на что водитель ответил отказом, в связи с чем между ними возникла ссора.
       Позднее Н. согласился отвезти 3. в город, после чего последний возвратился в клуб и сообщил о своем намерении уехать А.. А. и 3. направились к автомобилю, предложив ехать с ними С. и К. При этом 3. сообщил приятелям о поведении водителя и возникшем между ними конфликте. Все осужденные сели в автомобиль Н.
       В пути следования возле поля совхоза "Пригородный" Медведевского района 3. попросил водителя остановить автомобиль, сославшись на плохое самочувствие.
       Когда Н. остановил автомобиль и вышел из него, А., 3., С. и К. с целью убийства на почве неприязни напали на Н. и нанесли множественные удары руками и ногами по голове и грудной клетке. Н. оказал нападавшим активное сопротивление. Тогда А. с целью убийства нанес потерпевшему несколько ударов в область лица и правой руки имевшимся при себе ножом и несколько ударов по голове потерпевшего найденным в салоне автомобиля баллонным ключом, после чего А. передал баллонный ключ С, который также с целью убийства нанес удары в область головы потерпевшего.
       От действий подсудимых Н. упал на землю. А., 3., С. и К. вновь нанесли ему удары руками и ногами в область жизненно важных органов. Затем, продолжая свои преступные действия, направленные на убийство потерпевшего, К. и С. стали удерживать Н. за ноги, подавляя сопротивление и лишая возможности защищаться, а А., сняв имевшийся у него брючный ремень, набросил его в виде петли на шею потерпевшего и совместно с 3. задушили его.
       Совершив убийство, А., 3., С. и К. с целью временного использования завладели автомобилем потерпевшего и поехали в город Йошкар-Олу.
       На 8 км Козьмодемьянского тракта А. не справился с управлением, и автомашина съехала в кювет. После неоднократных попыток вызволить автомобиль из кювета С. покинул место происшествия, а К. разукомплектовал автомобиль, похитив колеса в количестве пяти штук на сумму 2750 рублей.
       Затем А. и 3. с целью сокрытия следов совершенных преступлений подожгли автомобиль, причинив ущерб на сумму 45'750 рублей, скрылись.
       В надзорных жалобах 3. и его представитель ссылаются на необоснованность осуждения 3. При этом указывают, что показания А. и Р., положенные в основу приговора, получены в результате применения недозволенных методов ведения следствия. Судебно-медицинская экспертиза А. была проведена спустя 15 суток после его письменного заявления.
       Давая показания, в которых А. признавал вину, он не был обеспечен адвокатом.
       З. было отказано в проведении очных ставок с другими обвиняемыми.
       Автомашину поджигали К. и С. Колеса с машины также похитили указанные лица.
       С учетом этого просят судебные решения отменить и дело прекратить за недоказанностью участия 3. в преступлении.
       Президиум Верховного Суда Российской Федерации не может согласиться с доводами, изложенными в надзорных жалобах.
       Виновность 3. в убийстве Н. и завладении его автомобилем установлена исследованными в судебном заседании доказательствами, подробный анализ которых дан в приговоре.
       Так, из явки с повинной осужденного К. следует, что он вместе с С, А. и 3. избили и убили водителя автомашины, сели в машину и уехали.
       Давая показания в качестве подозреваемого, К. подтвердил, что, после того как автомашина остановилась и водитель открыл капот, к нему подошли А. и 3., стали наносить водителю удары кулаками в область головы и туловища. Он, К., также нанес водителю несколько ударов кулаком по туловищу, а С. достал из багажника ключ и ударил им потерпевшего два раза по голове. Затем они вчетвером повалили потерпевшего на землю, он и С. стали удерживать его ноги, а А. и 3. что-то делали с водителем и он вскоре затих. Оставив потерпевшего в поле, они сели в машину и поехали кататься, машиной поочередно управляли он и А.
       Осужденный С. в первоначальных показаниях на предварительном следствии пояснял, что, после того как водитель по просьбе 3. остановил автомашину и вышел, А., 3. и К. стали наносить водителю удары кулаками по голове и туловищу, А. размахивал ножом типа "бабочка", а он, С, баллонным ключом нанес водителю три удара в область затылка, но тот продолжал сопротивляться. Он, А., 3. и К. повалили потерпевшего на землю, А., 3. и К. продолжили избиение потерпевшего. Затем все поехали кататься на автомашине, которой поочередно управляли К. и А. Последний не справился с управлением и машина съехала в кювет.
       Такие показания осужденный С. давал при допросах в качестве подозреваемого и обвиняемого в присутствии адвоката, где пояснял, что осужденные все вместе напали на потерпевшего, и вместе избивали его.
       Как видно по делу, осужденный А. на предварительном следствии неоднократно, в том числе в явке с повинной и показаниях, которые он давал в присутствии адвоката признавал, что, когда по просьбе 3. водитель остановил автомашину, 3. напал на него, попытался повалить его на землю, он, А., помог 3. повалить водителя и нанес ему побои. Когда потерпевший затих, они поехали кататься на автомашине, которая съехала в кювет, поскольку он не справился с управлением, в связи с чем решили машину сжечь. Он, А., облил машину бензином, а 3. ее поджег.
       Действительно, в двух первых показаниях А. умолчал о том, что в преступлении принимали участие К. и С.
       При допросе с выходом на место происшествия А. пояснил, что в убийстве Н. участвовали указанные лица. При этом А. заявил, что не говорил ранее о К. и С. с целью уменьшения объема обвинения.
       Причины этих противоречий, имевшиеся в показаниях А., судом выяснены и оценены.
       Осужденный 3. в своих показаниях на предварительном следствии подтверждал, что после остановки автомашины С. и К. набросились на водителя и стали его избивать. Он пытался их разнять и дважды ударил потерпевшего.
       Все осужденные были обеспечены адвокатами с момента задержания. Показания, в которых они признавали свою вину, также дали в присутствии адвокатов, поэтому их право на защиту не нарушено.
       Дав оценку показаниям осужденных на предварительном следствии и в суде в совокупности с другими доказательствами, суд пришел к правильному выводу о том, что на следствии они давали более правдивые показания, и обоснованно признал доказанным, что они действовали совместно и согласованно при совершении убийства Н., смерть которого наступила в результате совместных умышленных действий всех осужденных, после чего они неправомерно завладели принадлежащим Н. автомобилем, а 3. и А. уничтожили указанный автомобиль путем поджога.
       В процессе расследования А. заявил о применении к нему недозволенных методов ведения следствия.
       По данному факту была проведена проверка, по результатам которой было вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела по заявлению осужденного за отсутствием состава преступления (т.3 л.д.66-67).
       Доводы А., выдвинутые в судебном заседании о том, что первоначальные показания он давал под диктовку следователя, который его допрашивал, и по совету незнакомого ему милиционера также проверялись судом.
       Допрошенный в качестве свидетеля следователь прокуратуры Е. пояснил, что он принимал у А. явку с повинной и допрашивал его в качестве подозреваемого на первоначальном этапе предварительного расследования по данному делу. Сведения, которые сообщил А., не были известны органам следствия. Показания он давал добровольно в присутствии адвоката, явку с повинной написал собственноручно.
       Свидетель М. — оперуполномоченный УУР МВД Республики Марий Эл показал, что, задержав А., доставил его в отдел внутренних дел, знает, что он написал явку с повинной, однако с ним об этом не беседовал, каких-либо советов не давал, сведениями об обстоятельствах преступления на тот момент не располагал.
       Этим показаниям дана надлежащая оценка в приговоре.
       Судебно-медицинская экспертиза по заявлению А. была назначена следствием своевременно, т.е. в день обращения, однако проведена спустя 12 дней. Каких-либо телесных повреждений у А. не зафиксировано.
       Из показаний свидетеля Р. следует, что 3. рассказывал ему, что он, А. и еще двое парней угнали автомашину, водителя избили, били ногами, после чего А. задушил его ремнем, автомашину потерпевшего 3. и А. сожгли.
       В судебном заседании Р. заявил, что эти показания он дал под воздействием работников милиции. При этом не мог назвать их фамилии и должности.
       Суд допросил в качестве свидетеля Е., принимавшего участие в проведении следственных действий с Р., который пояснил, что недозволенных методов расследования к Р. не применялось.
       С учетом этого суд обоснованно признал показания свидетеля Р. достоверными и положил их в основу приговора.
       Осужденный К. пояснил, что колеса с машины потерпевшего он похитил один, поэтому доводы жалоб о причастности к этому преступлению С. являются несостоятельными.
       При выполнении ст.201 УПК РСФСР 3. заявил ходатайство о проведении очных ставок с К., С. и А., сославшись на то, что их показания не соответствуют действительности.
       Следователь обоснованно отказал осужденному в проведении этого следственного действия, поскольку показания К., С. и А., как указано в постановлении, нашли подтверждение в материалах уголовного дела.
       При таких обстоятельствах действия 3., связанные с убийством Н. и неправомерным завладением его автомашиной, квалифицированы правильно.
       Вместе с тем, квалифицируя действия осужденного по ч.2 ст.167 УК РФ по эпизоду, связанному с уничтожением машины Н., суд исходил из того, что она была сожжена.
       Однако, по смыслу закона, умышленное уничтожение или повреждение отдельных предметов с применением огня в условиях, исключающих его распространение на другие объекты и возникновение угрозы причинения вреда жизни и здоровью людей, а также чужому имуществу, надлежит квалифицировать по ч.1 ст.167 УК РФ.
       Из материалов дела усматривается и это подтверждено приговором суда, что 3. и А. угнали автомашину Н. в удаленное место и сожгли ее в дорожном кювете, что исключало возможность причинения вреда чужому имуществу или распространение огня на иные объекты.
       При таких данных действия осужденного следует переквалифицировать с ч.2 ст.167 на ч.1 ст.167 УК РФ как умышленное уничтожение чужого имущества, причинившее значительный ущерб потерпевшему.
       Наказание за данное преступление необходимо назначить с учетом положений ст.60, ст.62 УК РФ.
       Руководствуясь п.п. 2, 6 ст.408 УПК РФ, Президиум Верховного Суда Российской Федерации

постановил:
       1. Надзорные жалобы 3. и его представителя 3. удовлетворить частично.
       2. Приговор Верховного суда Республики Марий Эл от 17 мая 2002 года и кассационное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 10 ноября 2002 года в отношении 3. изменить, его действия переквалифицировать с ч.2 ст.167 УК РФ на ч.1 ст.167 УК РФ и назначить по данной статье наказание в виде лишения свободы сроком на 1 год 6 месяцев.
       На основании ч.3 ст.69 УПК РФ по совокупности совершенных преступлений назначить 3. окончательное наказание сроком на 15 лет.
       В остальном судебные решения оставить без изменения.

Смотри также:

1
**
2
**

На этот документ ссылаются >>>




Поддержите культуру
ЯндексЯндекс. ДеньгиХочу такую же кнопку

Google
 
Web azdesign.ru az-libr.ru

<<< Пред. Оглавление
 
След. >>>

П е р с о н а л и и    б и б л и о т е к и
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Ъ Ы Ь Э Ю Я

Дата последнего изменения:
Wednesday, 06-Nov-2013 08:32:00 UTC