Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 10 ноября 1999г.


       Президиум Верховного Суда Российской Федерации в составе:
       председателя — Радченко В.И., членов Президиума — Верина В.П., Вячеславова В.К., Жуйкова В.М., Кузнецова В.В., Петухова Н.А., Попоза Г.Н., Свиридова Ю.А., Сергеевой Н.Ю., Смакова P.M.
       рассмотрел дело по протесту Первого заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации В.И.Радченко на приговор Ленинского районного суда г.Ульяновска от 9 сентября 1998 года, по которому
       Анашкин Владимир Гаврилович, 5 марта 1953 года рождения, уроженец с.Сходнево Клявлинского района Куйбышевской области, ранее не судимый, —
       осужден к лишению свободы: по п."б" ч.3 ст.160 УК РФ на 5 лет, по ч.1 ст.170 УК РСФСР к 2 годам и на основании ст. 40 УК РСФСР по совокупности преступлений на 5 лет. В силу ст.44 УК РСФСР назначенное наказание постановлено считать условным с испытательным сроком в 3 года.
       На основании п.7 постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации от 24 декабря 1997 года "Об объявлении амнистии" Анашкин от наказания освобожден.
       По ч.2 ст.147-1 УК РСФСР он оправдан.
       Давлятшин Тахир Хабриевич, 30 декабря 1951 года рождения, уроженец п.Кизнер Кизнерского района Удмуртской АССР, ранее не судимый, —
       осужден к лишению свободы: по п."б" ч.3 ст.160 УК РФ на 5 лет, по ч.1 ст.171 УК РСФСР к 2 годам, по ч.1 ст.286 УК РФ на 1 год 6 месяцев, по ч.1 ст.285 УК РФ к 1 году и на основании ст.40 УК РСФСР и ст.69 УК РФ по совокупности преступлений на 5 лет 1 месяц. Назначенное наказание в соответствии со ст.44 УК РСФСР постановлено считать условным с испытательным сроком в 3 года.
       Согласно п.7 постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации от 24 декабря 1997 года "Об объявлении амнистии" Давлятшин освобожден от наказания.
       По ст.147-1 ч.2 и по ст.175 УК РСФСР Давлятшин оправдан.
       Сазаненкова Серафима Михайловна, 4 марта 1937 года рождения, уроженка с.Лышнево, Судиславского района Костромской области, ранее не судимая, —
       осуждена к лишению свободы по п."б" ч.3 ст.160 УК РФ на 5 лет, по ч.1 ст.170 УК РСФСР к 1 году 6 месяцам и на основании ст.40 УК РСФСР по совокупности преступлений на 5 лет условно с испытательным сроком в силу ст.44 УК РСФСР в 3 года.
       Освобождена от наказания на основании п.7 постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации от 24 декабря 1997 года "Об объявлении амнистии".
       Определением судебной коллегии по уголовным делам Ульяновского областного суда от 28 октября 1998 года приговор оставлен без изменения.
       Постановлением президиума Ульяновского областного суда от 12 ноября 1998 года и определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 9 марта 1999 года оставлены без удовлетворения протесты прокурора, в которых ставился вопрос об отмене состоявшихся по делу судебных решений за мягкостью назначенных осужденным мер наказания.
       По данному делу оправдан Мюрк И.В., обвинявшийся в совершении преступлений, предусмотренных ч.1 ст.170, ст.175 УК РСФСР, ст.292 УК РФ, протест в отношении которого не приносится.
       В протесте поставлен вопрос об отмене приговора в части осуждения Сазоненковой по п."б" ч.3 ст.160 УК РФ, Давлятшина по ч.1 ст.171 УК РСФСР, ч.1 ст.285, ч.1 ст.286 УК РФ и прекращении дела в этой части за отсутствием в их действиях состава преступления, а также об исключении из приговора осуждения Анашкина и Давлятшина по эпизоду присвоения имущества на сумму 460'000'000 руб. за отсутствием состава преступления и переквалификации их действий с п."б" ч.3 ст.160 на п.п. "а", "б" ч.2 ст.160 УК РФ с назначением по ней каждому наказание — 2 года 6 месяцев лишения свободы.
       Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Дорошкова В.В. и заключение заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Давыдова В.И., полагавшего протест удовлетворить лишь частично, Президиум Верховного Суда Российской Федерации

установил:
       согласно приговору, Анашкин, Давлятшин и Сазоненкова признаны виновными в следующих преступлениях.
       В июне 1995 года, точная дата следствием не установлена, начальник Госналогинспекции по Ульяновской области Анашкин по предварительному сговору с начальником Госналогинспекции по г.Ульяновску Давлятшиным решили улучшить жилищные условия путем присвоения государственных денег.
       Для этого Анашкин и Давлятшин, используя свое служебное положение, в нарушение ст.26, ст.28, ст.29, ст.30, ст.31, ст.38 Жилищного кодекса РСФСР, ст.1, ст.6, ст.8, ст.20, ст.28, ст.38 "Временных правил учета граждан, нуждающихся в улучшении жилищных условий и представления жилых помещений, на территории Ульяновской области", утвержденных Главой администрации Ульяновской области 29 апреля 1994 года Постановлением №91, "Временного положения о порядке использования Централизованного фонда социального развития Госналогинспекции по Ульяновской области, направленного на строительство жилья для своих сотрудников", и п.5 "Временного положения о ссудах, выделяемых работникам ГНИ по Ульяновской области" от 1 ноября 1994 года, договорились получить ссуды за счет средств централизованного фонда социального развития ГНИ по Ульяновской области для приобретения в собственность комфортного жилья.
       22 июня 1995 года Анашкин от имени ГНИ по Ульяновской области заключил договор №1 "О накопительном счете по финансированию строительства комфортного жилья" с Ульяновским Сбербанком РФ, в соответствии с которым ГНИ по Ульяновской области должна была перечислить на накопительный счет, открываемый в указанном банке, денежные средства в сумме 720 млн. руб. (неденоминированных), а банк по истечении 1.5 лет с момента открытия накопительного счета, обязан был представить в собственность налоговой инспекции две квартиры площадью 140 и 170 кв.м.
       В тот же день Давлятшин и Анашкин оформили документы на получение частично погашаемых ссуд из средств централизованного фонда социального развития ГНИ по Ульяновской области в размере 360 млн. руб. каждому, на общую сумму 720 млн. руб. Главный бухгалтер Госналогинспекции по Ульяновской области Сазаненкова, осознавая, что Анашкин и Давлятшин не имеют право на получение ссуды для строительства жилья за счет средств централизованного фонда социального развития в собственность, злоупотребляя своим служебным положением, в нарушение ст.22, ст.25 "Положения о бухучете и отчетности в Российской Федерации", утвержденного Приказом Министерства Финансов РФ от 26 декабря 1994 года №170 п.З "Временного положения о порядке использования части централизованного фонда социального развития Госналогинспекции по Ульяновской области, направленного на строительство жилья для своих сотрудников" и п.5 "Временного положения о ссудах, выделяемых работникам Госналогинспекции по Ульяновской области", утвержденных начальником ГНИ по Ульяновской области 1 ноября 1994 года, приняла к исполнению и оформлению документы о выделении им ссуд, после чего платежным поручением №343 перечислила 720 миллионов рублей на расчетный счет Ульяновского банка Сбербанка РФ в РКЦ ГУ ЦБ РФ.
       За период с 22 июня 1995 года по 10 декабря 1996 года денежные средства в сумме 720 млн.руб. хранились на накопительном счете в Ульяновском банке Сбербанка РФ и с учетом начисленных процентов возросли до 1 млрд. 406 млн. 752 тысяч 269 рублей. 10 декабря 1996 года по письменному распоряжению Анашкина указанная сумма была перечислена с накопительного счета ГНИ по Ульяновской области на р/счет ООО "Комфортное жилье".
       В тот же день Давлятшин заключил с ООО "Комфортное жилье" договор купли-продажи пятикомнатной квартиры №27 в доме 3 по ул.Радищева г.Ульяновска стоимостью 714 млн. 589 тысяч руб., а Анашкин — договор купли-продажи пятикомнатной квартиры №26 в том же доме стоимостью 692 млн. 163 тыс. 289 рублей.
       После получения Давлятшиным и Анашкиным указанных квартир, ранее занимаемые ими приватизированные квартиры были оценены жилищно-бытовыми комиссиями Госналогинспекции в 130 млн. руб. каждая и сданы Госналогинспекциям для дальнейшего распределения, а их ссуды уменьшены на эту сумму и составили в 230 млн. руб. у каждого. Таким образом, ущерб, причиненный государству совместными действиями Анашкина, Давлятшина и Сазаненковой, составляет 460 млн. руб. и является крупным.
       Кроме того, Давлятшин из корыстных побуждений, выразившихся в желании использовать денежные средства налоговой инспекции в личных целях, 10 июля 1996 года заключил от имени ГНИ по г.Ульяновску с ООО "Звезда-ОПС" договор №5 на выполнение по монтажу абонентских телевизионных антенн в своей строящейся квартире, расположенной по адресу: г.Ульяновск, ул.Радищева, 3-27 и в строящейся квартире Анашкина по адресу: г.Ульяновск, ул.Радищева, 3-26.
       После подписания 22 июля 1996 года акта приема выполненных работ Давлятшин дал указание подчиненным ему работникам бухгалтерии перечислить с расчетного счета ГНИ по г.Ульяновску на расчетный счет ООО "Звезда-ОПС" 2'334'576 рублей за выполненные работы. При этом Давлятшин, желая скрыть незаконность своих действий, умышленно ввел в заблуждение главного бухгалтера ГНИ Сонину, заявив, что в его квартире и квартире Анашкина была установлена пожарно-охранная сигнализация.
       Платежным поручением №27 от 24 июля 1996 года денежные средства были перечислены на р/счет ООО "Звезда-ОПС", чем причинен ущерб государству на сумму 2'334'576 рублей.
       В мае-июне 1996 года, точное время следствием не установлено, Анашкин по сговору с начальником ГНИ по Радищевскому району Бодряковым договорились приобрести на средства налоговой инспекции пасеку в АО "Терешанское" с целью присвоения в дальнейшем полученного с нее меда.
       С целью сокрытия факта незаконного использования денежных средств налоговой инспекции для приобретения пасеки Бодриков по совету главного бухгалтера ГНИ по Ульяновской области Сазаненковой подготовили письмо на имя Анашкина с просьбой выделить для ГНИ по Радищевскому району якобы для оказания финансовой помощи денежные средства в размере 22 млн. рублей.
       18 июня 1996 года Анашкин на основании письма Бодрикова дал указание перечислить с текущего счета ГНИ области на текущий счет ГНИ по Радищевскому району денежные средства в размере 22 млн. рублей.
       При этом Сазаненкова, достоверно зная о том, что деньги предназначены для незаконного приобретения пасеки, приняла к исполнению документы и перечислила платежным поручением №69 от 18 июня 1996 года 22 млн. рублей на текущий счет ГНИ по Радищевскому району. После поступления денег на текущий счет по Радищевскому району Бодриков приобрел 30 ульев, 30 пчелосемей, магазинов к ним, вощины для пчел, лицевые сетки, 2 стамески и 1 дымарь, израсходовав 16'648'600 руб. В соответствии с заключенным с пасечником Тепловым договором на обслуживание пасеки Бодриков выплатил ему зарплату за период с июля 1996 года по июль 1997 года — 984'000 рублей.
       С целью сокрытия незаконных действий Бодриков дал указание бухгалтеру Троковой не включать в основные средства ГНИ по Радищевскому району приобретенную пасеку и не оприходовать полученную с нее продукцию.
       В феврале 1997 года Бодриков вновь подготовил письмо на имя Анашкина с просьбой выделить для ГНИ по Радищевскому району денежные средства в сумме 9'800'000 рублей для оказания финансовой помощи на развитие материальной базы, которые фактически предназначались для дальнейшего развития незаконно приобретенной пасеки.
       28 февраля 1997 года платежным поручением №25 деньги были перечислены на текущий счет ГНИ по Радищевскому району, однако на развитие пасеки направлены не были.
       В период с июля 1996 года по июль 1997 года с данной пасеки было получено около 260 кг. меда, из которых около 150 кг. на сумму 2'419'000 неденоминированных рублей были безвозмездно переданы руководящим работникам Госналогинспекции по Ульяновской области, в том числе и Анашкину с Сазаненковой. Мед Бодриковым оприходован не был.
       Давлятшин, являясь должностным лицом, совершил превышение власти и служебных полномочий при следующих обстоятельствах.
       29 апреля 1996 года ГНИ по г.Ульяновску был открыт текущий счет №70100028 с 11.10.1996г. (в связи с письмом Центробанка РФ нумерация счета изменена на №100701308) в Ульяновском банке Сбербанка РФ, на который в соответствии с постановлением мэра г.Ульяновска №601 от 5 мая 1996 года должны были зачисляться 80% от общей суммы штрафных санкций, взысканных ГНИ по г.Ульяновску на основании Федерального Закона "О применении контрольно-кассовых машин при осуществлении денежных расчетов с населением". В нарушение ст.7 этого Закона, ст.6, ст.10 Закона РСФСР "О государственной налоговой службе РСФСР" п.п. 4, 15, 22 "Положения о государственной налоговой службе Российской Федерации", утвержденного Указом Президента РФ №340 от 31 декабря 1991 года, ст.2, ст.4 Федерального Закона "Об основах бюджетных прав и прав по формированию и использованию внебюджетных фондов представительных и исполнительных органов государственной власти республик в составе Российской Федерации, автономных областей, округов, краев, областей, городов Москвы и Санкт-Петербурга, органов местного самоуправления", п.2 ст.2, п.2 ст.6, п.3 ст.7, ст.28, ст.29, п.1 ст.43 Федерального Закона "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации" Давлятшин, явно превышая предоставленные ему законом права и полномочия, без разрешения Глав администрации районов, являющихся главными распорядителями районных бюджетов, дал указание подчиненным ему начальникам ГНИ районов г.Ульяновска зачислять 80% от сумм штрафов, взысканных за нарушение законодательства о контрольно-кассовых машинах (ККМ), на открытый ГНИ города счет.
       В результате незаконного указания Давлятшина в период с мая 1996 года по март 1997 года в соответствии с решениями по оплатам проверок, вынесенными Госналогинспекциями Ленинского, Железнодорожного, Засвияжского и Заволжского районов г.Ульяновска на текущий счет ГНИ по г.Ульяновску в Сбербанке были перечислены денежные средства в общей сумме 360'738'000 (неденоминированных) руб., из которых 170'773'100 руб. должны были поступить в бюджет Ленинского района, 84'730'200 руб. в бюджет Железнодорожного района, 78'260'200 руб. в бюджет Засвияжского района, 26'974'500 руб. в бюджет Заволжского района.
       Помимо этого, Давлятшин, превышая свои полномочия, в нарушение указанного законодательства и п.1 "Временного положения о порядке обращения взыскания на имущество организаций", утвержденного Указом Президента РФ от 14 февраля 1996 года №199, давал указания подчиненным ему работникам ГНИ по г.Ульяновску производить взыскание в пользу налоговой инспекции материальных ценностей с предприятий-должников по уплате штрафов, наложенных за нарушение Федерального Закона "О применении контрольно-кассовых машин при осуществлении денежных расчетов с населением".
       В результате незаконного указания Давлятшина из доходов бюджета Железнодорожного района г. Ульяновска были незаконно изъяты 4'388'000 руб., а из доходов Засвияжского района 21'252 тысячи руб.
       Кроме того, Давлятшин в октябре 1996 года в нарушение ст.6, ст.10 Федерального Закона "О Госналогслужбе РФ" от 21 марта 1991 года, п.п.1, 4, 11,16 "Порядка реализации Указа Президента РФ от 21 июня 1996 года №969 "О дополнительных мерах по обеспечению поступлений налогов и других обязательных платежей в бюджеты", утвержденного Министерством финансов РФ 2 октября 1996 года, Госналогслужбой РФ 30 сентября 1996 года, Федеральной службой налоговой полиции РФ 1 октября 1996 года и Центробанком РФ 30 сентября 1996 года, ст.6, ст.51 Федерального Закона "О бюджете на 1996 г.", ст.9 Инструкции Минфина РФ от 23 июня 1995 года №58 "О порядке формирования, ведения учета доходов и расходов и составления отчетности по средствам Централизованного фонда социального развития Госналогслужбы РФ", явно превышая предоставленные ему полномочия, дал указание подчиненным ему работникам ГНИ по г.Ульяновску и районных в городе инспекций зачислять 50% суммы налогов и других обязательных платежей, подлежащих зачислению в Федеральный бюджет, бюджеты субъектов Российской Федерации, местные бюджеты и во внебюджетные фонды, дополнительно взысканные налоговыми органами в результате контрольной работы, на текущий счет ГНИ по г.Ульяновску №100701308 в Ульяновском отделении Сбербанка РФ.
       В результате незаконного указания Давлятшина в период с 22 октября 1996 года по март 1997 года были изъяты из доходов бюджетов всех уровней и зачислены на указанный счет ГНИ по г.Ульяновску 782'186'000 неденоминированных рублей.
       Давлятшин также, превышая предоставленные ему права и полномочия, в нарушение вышеуказанных нормативных актов и п.1 "Временного положения о порядке обращения взыскания на имущество организаций", утвержденного Указом Президента РФ от 14 февраля 1996 года №199, давал указание подчиненным ему работникам ГНИ по г.Ульяновску производить взыскание в пользу налоговой инспекции товарно-материальных ценностей с предприятий должников по уплате 50% суммы налогов и других обязательных платежей, подлежащих зачислению в Федеральный бюджет, бюджеты субъектов РФ, местные бюджеты и во внебюджетные фонды, дополнительно начисленных налоговыми органами в результате контрольной работы.
       В результате данных действий в доходы соответствующих бюджетов не поступили денежные средства на сумму 37'548'020 руб.
       Давлятшин, являясь должностным лицом, в феврале-марте 1997 года совершил превышение служебных полномочий при следующих обстоятельствах. В соответствии с решением №49 от 30 июля 1996 года по результатам камеральной проверки расчетов по налогам за II квартал 1996 года по АООТ"Общемашторгсервис" были сделаны доначисления налоговых платежей по налогу на жилищный фонд в сумме 15'882'900 руб. 14 ноября 1996 года и 26 декабря 1996 года в указанном предприятии были получены различные товарно-материальные ценности на сумму 7'523'363 рубля. В связи с отсутствием финансовых средств Госналогинспекция оплату за товар не производила. В феврале-марте года Давлятшин, явно превышая пределы предоставленных ему полномочий и в нарушение вышеперечисленных нормативных актов, заключил с АООТ "Общемашторгсервис" договор, в соответствии с которым 7'523'363 руб., составляющие задолженность инспекции за полученный товар, были зачтены как взаимозачет по выплате АООТ "Общемашторгсервис", до начисленной в результате камеральной проверки платежей по налогу на жилищный фонд.
       При аналогичных обстоятельствах 24 марта 1997 года Давлятшиным был заключен договор с АОЗТ "Ульяновский мебельный комбинат", согласно которому денежные средства в размере 1'800'000 руб. за пять столов, полученных налоговой инспекцией 20 ноября 1996 года, были зачтены как погашение задолженности указанным предприятием до начисленных платежей по акту проверки №16-03-101 от 15 июля 1996 года.
       Указанные действия Давлятшина повлекли за собой существенное нарушение охраняемых Законом интересов общества и государства, выразившееся в не поступлении в доходы соответствующих бюджетов денежных средств в размере 9'323'363 неденоминированных рублей и подрыве авторитета налоговых органов.
       Давлятшин, злоупотребляя своими должностными полномочиями, вопреки интересам службы при отсутствии финансирования из федерального бюджета и создавшимся в связи с этим тяжелым материальным положением в ГНИ по г.Ульяновску, попросил подчиненного ему начальника ГНИ по Засвияжскому району г.Ульяновска Солдатова найти предприятие, которое могло бы оплатить за ГНИ по г.Ульяновску приобретение автомобиля "NEXIA BLE" стоимостью 89'125'000 руб. Выполняя поручение Давлятшина, Солдатов обратился к генеральному директору АООТ "Ульяновскэнерго" Клементьеву с просьбой произвести оплату этой суммы по счету №8 от 9.01.1997г. согласно договора №1 от 9 января 1997 года с ООО "Автомобильная фирма АКОС" г.Казани. 17 января 1997 года платежным поручением №20 ОП "Энергосбыт", являющееся структурным подразделением АООТ "Ульяновскэнерго" перечислило за ГНИ по г.Ульяновску в качестве оплаты за автомобиль 89'125'000 руб. на р/счет ООО "Автомобильная фирма АКОС". При этом Давлятшин осознавал, что предприятие имело большую задолженность по уплате налоговых платежей в бюджет. 5.02.1997г. автомобиль "NEXIA BLE" был зарегистрирован в ГАИ УВД Ульяновской области за ГНИ по г.Ульяновску
       Указанные действия Давлятшина повлекли последствия, выразившиеся в существенном нарушении охраняемых законом интересов государства, подрыве авторитета налоговой инспекции и необоснованном приобретении за счет государственных средств автомобиля.
       Президиум Верховного Суда Российской Федерации находит протест подлежащим удовлетворению по следующим основаниям.
       В обоснование своего вывода о виновности осужденных Анашкина, Давлятшина и Сазоненковой в хищении по эпизоду присвоения ссуды на строительство жилья суд сослался в приговоре на показания свидетелей Цыбиной, Алеевой, Валитова, Денисовой, Чернова, Прудниковой, Олейник, Солдатовой, Матрешкиной, Бармина и других, а также на содержание нормативных актов, регулировавших указанные правоотношения, акты ревизий, протоколы и другие письменные материалы.
       Однако эти доказательства не давали суду оснований для вывода о том, что осужденные совершили уголовно-наказуемое деяние, подпадающее под признаки хищения.
       Так, в ходе предварительного следствия и в судебном заседании Анашкин, Давлятшин и Сазаненкова последовательно утверждали, что не имели умысла на присвоение чужого имущества. В 1992 году в соответствии с Указом Президента РФ органам налоговой инспекции было предоставлено право создавать внебюджетные централизованные фонды социального развития №14 (ЦФСР), средства которых, полученные от проводимых контрольных проверок, расходовались на социально-бытовые нужды, в том числе на строительство жилья и выделение ссуд для сотрудников на приобретение квартир.
       В октябре 1994 года вышел Указ Президента РФ о закрытии этого фонда и финансировании инспекции из средств госбюджета. Данным Указом было поручено правительству РФ разработать постановление о порядке финансирования Госналогинспекции. В феврале 1995 года правительство приняло постановление, согласно которому расходы на финансирование ГНИ заложены в бюджет 1995 года, и предложило Министерству финансов разработать инструкцию о порядке финансирования ГНИ. Такая инструкция была опубликована только 23 июня 1995 года, а до ее издания все налоговые службы продолжали в прежнем порядке использовать средства, находившиеся на счете №141.
       27 июля 1995 года поступила телеграмма Минфина, Центробанка и Госналогслужбы, содержащая указание о закрытии счета №141.
       В июне 1995 года на счете №141 ГНИ по Ульяновской области находилось 720'000'000 руб. Анашкин и Давлятшин обратились с заявлениями о выделении им ссуды для покупки квартир в строящемся доме. По решению общего собрания трудового коллектива, основанному на "Временном положении о ссудах, выделяемых работникам ГНИ по Ульяновской области", им была выделена частично погашаемая ссуда в размере 720'000'000 руб. на приобретение квартир.
       Указанные деньги на основании договора между ГНИ и Сбербанком по Ульяновской области были зачислены на накопительный счет. Через полтора года Давлятшин и Анашкин получили квартиры, стоимость которых была оплачена из средств, находившихся на накопительном счете. Ранее занимаемые и приватизированные Давлятшиным и Анашкиным квартиры были переданы коллективу ГНИ и на эти суммы был уменьшен размер ссуды, подлежащей выплате.
       Эти показания осужденных не только не опровергнуты, но их достоверность объективно подтверждается материалами дела. Что касается высказанных судом соображений в части, касающейся того, что с 1 октября 1994 года в соответствии с Указом Президента РФ Госналогслужба РФ и ее органы на местах были лишены полномочий по самостоятельному распоряжению средствами ЦФСР, поэтому не могли их использовать для выдачи ссуд и строительства жилья, то они являются необоснованными. При этом суд проигнорировал обстоятельства, связанные с новым порядком формирования, ведения учета доходов и расходов и составления отчетности по средствам ЦФСР, установленным на основании Указа Президента РФ постановлением правительства РФ №144 от 20 февраля 1995 года и инструкции Минфина №58 от 23 июня 1995 года, введенном в действие с 1 августа 1995 года, в связи с чем ошибочно расценил действия осужденных как хищение чужого имущества.
       Из анализа указанных нормативных актов следует, что ЦФСР был создан в соответствии с Указом Президента Российской Федерации от 31 декабря 1991 года "О Государственной налоговой службе Российской Федерации" и постановлением Верховного Совета Российской Федерации от 10 июля 1992 года №3256-1. Источниками формирования ЦФСР являлись средства, дополнительно взысканные налоговыми органами в результате проведенной ими контрольной работы (в ЦФСР зачислялось до 10 процентов этих сумм), и отчисления 30 процентов от сумм штрафов и других санкций, взысканных за нарушение налогового законодательства Российской Федерации (за вычетом сумм, возвращаемых плательщикам по их искам к налоговым органам на основании решения суда).
       Средства ЦФСР направлялись на капитальные вложения, финансирование программы информатизации налоговых органов, развитие социальной инфраструктуры, улучшение жилищных условий работников, материальное стимулирование работников и социальные льготы и выплаты. В соответствии с постановлением Верховного Совета Российской Федерации от 10 июля 1992 года №3256, предоставляющим Госналогслужбе России право самостоятельно определять порядок использования средств, приказом Госналогслужбы России от 14.10.1992г. №ИЛ-3-10/596 было утверждено Временное положение о порядке образования и использования средств ЦФСР, которым определялись конкретные направления расходования средств фонда.
       С 1 октября 1994 года действовавший порядок формирования и использования средств ЦФСР был отменен п.1 Указа Президента Российской Федерации от 10.08.1994.г №1678 "О фондах социального развития налоговых органов и налоговой полиции Российской Федерации". Этим же Указом (п.2) Правительству Российской Федерации было поручено в месячный срок утвердить Положение о централизованном фонде социального развития Госналогслужбы России, предусмотрев в качестве фондообразующих показателей качественные результаты работы налоговых органов. Постановлением Правительства Российской Федерации от 20 февраля 1995 года №144 было утверждено и введено в действие с 1 января 1995 года Положение о централизованном фонде социального развития Государственной налоговой службы Российской Федерации. Этим же постановлением Правительства Российской Федерации (п.З) Минфину России поручалось при определении предельной суммы средств, направленных в ЦФСР в 1995 году, не учитывать средства, начисленные в этот фонд по результатам работы за IV квартал 1994 года и I полугодие 1995 года. Положением о централизованном фонде социального развития Государственной налоговой службы Российской Федерации определялось, что средства ЦФСР включаются в состав федерального бюджета, а его доходы формируются за счет отчислений от суммы фактических поступлений в бюджетную систему Российской Федерации налогов и других обязательных платежей, контроль за зачислением которых осуществляют налоговые органы, в размерах устанавливаемых федеральным законом о федеральном бюджете на соответствующий год.
       После этого Минфином России была разработана Инструкция от 23 июня 1995 года №58, устанавливающая порядок формирования, ведения учета доходов и расходов и составления отчетности по средствам ЦФСР, начиная с 1 августа 1995 года.
       Следовательно, в течение IV квартала 1994 года и I полугодия 1995 года формирование и расходование средств ЦФСР продолжало осуществляться в соответствии с Указом Президента Российской Федерации от 31 декабря 1991 года №340 "О Государственной налоговой службе Российской Федерации" и постановлением Верховного Совета Российской Федерации от 10.07.1992г. №3256-1 "О мерах по обеспечению сбора и поступлений налоговых платежей в Республиканский бюджет Российской Федерации".
       После введения в действие Инструкции Минфина России от 23 июня 1995 года №58 на основании телеграммы Минфина России (№3-Г5-10), Госналогслужбы России (№ВГ-6-10/404), Департамента налоговой полиции России (№СА-15596), Центробанка России (№83К) от 24 июля 1995 года, налоговыми органами осуществлялось закрытие внебюджетных текущих счетов, на которые зачислялись ранее средства ЦФСР. Остатки средств в соответствии с указанной телеграммой перечислялись налоговыми органами платежными поручениями на вновь открываемые отдельные лицевые счета, а для зачисления средств, поступающих в доходы ЦФСР, открывались новые лицевые счета на балансовом счете №100 "Доходы федерального бюджета".
       Аналогичные выводы содержатся в документах, поступавших из Министерства финансов РФ, Министерства по налогам и сборам РФ, Государственной налоговой инспекции по Ульяновской области.
       Актом документальной ревизии также подтверждено, что в ГНИ порядок формирования и использования ЦФСР в основном соблюдался, ссуды выдавались в соответствии с Положением для нуждающихся в жилье, а также на улучшение жилищных условий (т.1 л.д.170—171).
       Из показаний свидетеля Елизаровой, руководящего работника Федерального казначейства, усматривается, что до 1 июля 1995 года, т.е. до закрытия счета №141, на котором находились средства ЦФСР, органы налоговой службы имели право распоряжаться ими самостоятельно.
       Таким образом, из изложенного следует, что Анашкин, Давлятшин и Сазаненкова действовали в пределах своих полномочий, связанных с расходованием средств на получение ссуды, находившихся на внебюджетном счете №141 и предназначенных, в частности, и на строительство жилья. При этом суд признал установленным и указал в своем приговоре, что Анашкин и Давлятшин получили ссуду в июне 1995 года, а счет №141 был закрыт с 1 июля 1995 года, т.е. в тот период, когда они имели право самостоятельно распоряжаться средствами ЦФСР.
       Одним из доказательств, подтверждающих вину осужденных в присвоении вверенного имущества, является, по мнению суда, незаконность получения ссуды Давлятшиным и Анашкиным, а также нарушение ими ряда статей ГК РФ, регулирующих основания улучшения жилищных условий лиц, которые в этом нуждаются.
       Однако эти выводы суда, изложенные в приговоре, не соответствуют исследованным в судебном заседании доказательствам, поэтому являются необоснованными.
       Так, отрицая свою вину в незаконности получения ссуды на покупку квартиры, Давлятшин и Анашкин пояснили, что ссуды ими получены правильно в соответствии с указаниями, содержащимися в Указе Президента РФ от 31 декабря 1991 года "О государственной налоговой службе РФ", постановлении Верховного Совета РФ "О мерах по обеспечению сбора и поступления налоговых платежей в республиканский бюджет РФ" от 10 июля 1992 года, временном положении Госналогслужбы РФ от 14 октября 1992 года и временном положении о порядке использования части ЦФСР Госналогслужбы по Ульяновской области от 1 ноября 1994 года. Ссуды им выделялись для приобретения жилья по решению общего собрания коллектива. Ссуды они погашали. По получении новых квартир они передали ранее занимаемые квартиры Госналогслужбе по Ульяновской области для распределения нуждающимся в жилье.
       Эти показания осужденных нашли объективное подтверждение в материалах дела.
       Согласно Указу Президента РФ №340 от 31 декабря 1991 года, Госналогслужбе РФ разрешено создавать централизованный фонд социального развития (т.9, л.д.9).
       В соответствии с постановлением Верховного Совета РФ от 10 июля 1992 года №3256-1 "О мерах по обеспечению сбора и поступлений налоговых платежей в республиканский бюджет РФ" такой фонд предназначен, в частности, для развития социальной инфраструктуры Госналогслужбы РФ и ее органов на местах, а также материального стимулирования работников (т.9, л.д.32).
       Временным положением "О порядке образования и использования централизованного фонда социального развития Госналогслужбы РФ" от 14 октября 1992 года №ИЛ-3-10/596 (п.15) установлено, что средства ЦФСР используются на следующие цели:
       — долевое участие в строительстве жилья;
       — расходы на выдачу и погашение ссуд, выданных работникам на улучшение жилищных условий.
       "Временным положением о ссудах, выделяемых работникам Госналогинспекции по Ульяновской области на приобретение жилья" от ноября 1994 года, подтверждено, что работникам инспекции, в том числе и высококвалифицированным специалистам, могут выдаваться ссуды для улучшения их жилищных условий (т.З л.д.130-131).
       В материалах дела имеются заявления Анашкина и Давлятшина о постановке их на учет и выделении ссуд на улучшение жилищных условий, протоколы собрания работников коллектива о выделении ссуд осужденным на указанные цели, а также данные, свидетельствующие о перечислении денег, направленных на погашение ссуд и передаче квартир, ранее занимаемых Давлятшиным и Анашкиным, для распределения среди работников инспекций (т.2 л.д. 130, 132-137, 140-141, т.З л.д. 137-138).
       Согласно расходным кассовым ордерам (т.2 л.д. 144, т.З л.д.139), Анашкину и Давлятшину ссуды выданы в июне 1995 года, т.е. до закрытия счета №141, на котором находились средства ЦФСР.
       На основании договора №11 о накопительном счете по финансированию строительства комфортного жилья (т.1 л.д.106-108), ссуды, полученные осужденными, были зачислены на накопительный счет в Сбербанке по Ульяновской области.
       Письмом руководства Госналогслужбы РФ (т.1 л.д.286-296) подтверждено, что Анашкин и Давлятшин имели право на получение ссуды, направленной на улучшение жилищных условий, и могли разместить ее на накопительном счете в коммерческом банке.
       Актами проверок использования ЦФСР по Ульяновской области (т.1 л.д.121-136, 167-182, 221-225, 224-259), документальными ревизиями установлено, что ссуды Анашкину и Давлятшину выданы обоснованно, в соответствии с Положением на общих основаниях. Долг по ссудам они начали погашать равными долями путем ежемесячного удержания из заработной платы.
       Из показаний свидетелей Крюкова, Чернова, Цыбиной, Карповой усматривается, что Анашкин и Давлятшин получили ссуду для строительства в собственность жилья согласно Временному положению, на основании решений общего собрания, т.е. в соответствии с требованиями нормативных актов.
       Таким образом, анализ приведенных выше доказательств свидетельствует о том, что Анашкин и Давлятшин получили ссуду, оформлением и перечислением денег по которой занималась Сазаненкова, на законных основаниях, в соответствии с приведенными выше нормативными актами, положениями и не имели умысла, направленного на хищение чужого имущества. При этом в счет погашения ссуды передали ранее занимаемые квартиры в распоряжение Госналогинспекции области, а также начали погашать оставшийся по ссудам долг.
       Более того, по смыслу закона хищение заключается в незаконном и безвозмездном завладении имуществом с корыстной целью.
       Однако данных о наличии у осужденных таковой по указанному эпизоду в материалах дела не имеется. Не приведены они и в приговоре суда.
       Также не основаны на материалах дела и требованиях закона выводы суда и о том, что Анашкин и Давлятшин получили ссуду необоснованно с нарушением требований ст.26, ст.28, ст.29, ст.30, ст.31, ст.38 ГК РФ, поскольку не нуждались в улучшении жилищных условий, а полученные ими квартиры не являются их собственностью и принадлежат Госналогслужбе РФ.
       Материалами дела установлено, и это признано приговором суда, что Анашкин и Давлятшин получили ссуды для строительства жилья в собственность. Поэтому приведенные судом в приговоре нормы гражданского законодательства, регулирующие порядок предоставления в пользование жилых помещений лицам, нуждающимся в улучшении жилищных условий, в данном случае неприменимы.
       Кроме того, временным положением о ЦФСР ГНС РФ (п.15) и Временным положением о выделении ссуды работникам ГНИ по г.Ульяновску и области установлено, что ссуды выделяются для улучшения жилищных условий нуждающимся в этом.
       Что касается действий Сазаненковой, связанных с перечислением денег, полученных в качестве ссуды Анашкиным и Давлятшиным, на накопительный счет в Сбербанке по Ульяновской области, то они с учетом приведенных выше доказательств, являлись правомерными.
       При таких обстоятельствах в действиях Давлятшина, Анашкина и Сазаненковой по данному эпизоду отсутствует состав преступления, предусмотренный п."б" ч.3 ст.160 УК РФ, поэтому приговор в этой части подлежит отмене с прекращением дела производством в силу п.2 ст.5 УПК РСФСР.
       В обоснование своего вывода о виновности Давлятшина в превышении должностных полномочий, выразившемся в незаконном зачислении 80% штрафов и 50% до начисленных платежей на счет Госналогинспекции, приобретении материальных ценностей для нужд инспекции, а также в злоупотреблении служебным положением, связанном с незаконным приобретением для инспекции автомобиля "ДЭУ", суд сослался в приговоре на нормативное акты, нарушенные осужденным, результаты проверок и ревизий деятельности Госналогинспекции, а также показания свидетелей Олейника, Солдатова, Кощеевой, Дреминой, Макеловой и других.
       Однако при этом суд не учел требования закона об обязательном установлении признаков состава преступления, при наличии которых лицо может быть привлечено к уголовной ответственности за злоупотребление служебным положением.
       Так, согласно диспозиции ст.170 УК РСФСР, для привлечения лица к уголовной ответственности по данному закону необходимо доказать, что виновный действовал из корыстной или иной личной заинтересованности.
       Между тем, ни органы следствия, ни суд не привели каких-либо данных, свидетельствующих о том, что Давлятшин, приобретая автомобиль для служебных нужд Госналогинспекции, руководствовался корыстной либо иной личной заинтересованностью. Не имеется их и в материалах дела.
       Более того, актами документальной проверки (т.1 л.д.178) установлено, что все автомашины, числящиеся за ГНИ, приобретены за счет внебюджетных средств.
       По мнению Госналогслужбы РФ, изложенному в акте проверки, данные действия Давлятшина, связанные с приобретением автомашины "ДЭУ" для нужд инспекции, образуют дисциплинарный проступок.
       Таким образом, Давлятшин приобрел автомобиль "ДЭУ", руководствуясь при этом интересами службы и не имел корыстной или иной заинтересованности. Поэтому в его действиях отсутствуют признаки состава преступления, предусмотренного ч.1 ст.170 УК РСФСР.
       Также является ошибочным и вывод суда о том, что Давлятшин совершил превышение должностных полномочий.
       Так, Давлятшин последовательно утверждал, что он своих служебных полномочий не превышал, а только выполнял обязательное для него постановление мэра г.Ульяновска №601, согласно которому 80% от общей суммы штрафов, взысканных за неприменение контрольно-кассовых машин (ККМ), подлежали зачислению на счет Госналогинспекции для развития ее материально-технической базы.
       Эти объяснения Давлятшина не только не опровергнуты, но и объективно согласуются с материалами дела, подтверждаются иными доказательствами.
       Постановлением мэра г.Ульяновска от 5 мая 1996 года подтверждено, что в нем содержится указание о зачислении на счет Госналогинспекции 80% от общей суммы штрафов, взысканных за неприменение ККМ (т.9 л.д.70).
       На основании ст.15 Закона РФ "Об основах бюджетных прав и прав по формированию и использованию внебюджетных фондов", действовавшей до декабря 1996 года, в доходы районных бюджетов не включались суммы штрафных санкций за нарушение законодательства, связанного с применением ККМ, т.е. действия Давлятшина соответствовали закону.
       Более того, согласно названному закону, в случае принятия решений исполнительными органами с превышением своих полномочий по бюджетным вопросам, причиненный ущерб подлежит возмещению из средств соответствующего бюджета. Однако данные вопросы разрешаются в ином, но не уголовно-правовом, порядке.
       Согласно Указу Президента РФ от 14 декабря 1996 года №1680, рекомендовано органам местного самоуправления направить часть сумм штрафов, взысканных за нарушение законодательства о применении ККМ, на финансовую поддержку налоговых органов (т.9 л.д.78).
       Указом Президента РФ от 21 июня 1996 года №969 установлено, что 50% суммы налогов и других платежей, подлежащих зачислению в бюджеты различных уровней, направлять на финансовую поддержку налоговых органов (т.9 л.д.79).
       Из разъяснений, данных Госналогслужбой РФ, усматривается, что в случае наличия у организации недоимки и отсутствия денежных средств на счете налоговый орган вправе принять решение о погашении указанной недоимки за счет имущества этой организации (т.1 л.д.291).
       Как следует из материалов дела, товарно-материальные ценности с ПФК "Облснаб", МП "Дом книги", АООТ "Общемашторгсервис", "Ульяновский мебельный комбинат" были приняты на баланс ГНИ по актам документальных и камеральных проверок, поскольку у них отсутствовали денежные средства, необходимые для внесения соответствующих платежей.
       Свидетели Маркелова, Рожков пояснили, что действия Давлятшина по зачислению указанных платежей на счет ГНИ, а также изъятию имущества организаций — недоимщиков, являются правомерными.
       Актами ревизий и документальных проверок установлено, что денежные средства, находящиеся на отдельном счете ГНИ и полученные в результате зачисления 80% штрафных санкций и 50% до начисленных налогов, расходовались по целевому назначению.
       Таким образом, действия Давлятшина по указанным эпизодам обвинения являлись правомерными и не содержали состава преступления, поэтому приговор в этой части также подлежит отмене с прекращением дела производством за отсутствием в его действиях состава преступления.
       Вместе с тем, виновность Давлятшина в хищении путем присвоения вверенного ему имущества по эпизоду, связанному с монтажом абонентских телевизионных антенн в принадлежащих ему и Анашкину квартирах за счет средств Госналогинспекции на сумму 2'334'576 руб., Анашкина и Сазаненковой в злоупотреблении служебным положением, выразившемся в незаконном приобретении пасеки, полностью установлена и подтверждается исследованными в судебном заседании доказательствами, подробный анализ которых дан в приговоре суда.
       Содеянное Анашкиным и Сазаненковой правильно квалифицировано по ч.1 ст.170 УК РСФСР и назначенная мера наказания является справедливой.
       В связи с исключением из приговора осуждения Давлятшина по факту хищения денежных средств в размере 460'000'000 руб., его действия с п."б" ч.3 ст.160 УК РФ надлежит переквалифицировать на ч.2 ст.147-1 УК РСФСР (в редакции от 1 июля 1994 года) как присвоение чужого имущества, вверенного виновному, совершенное путем злоупотребления своим служебным положением.
       Что касается доводов протеста о переквалификации действий Давлятшина на п.п. "а, б" ч.2 ст.160 УК РФ, то они не могут быть удовлетворены, поскольку преступление совершено до введения в действие УК РФ, а новый закон, усиливающий наказание за совершение указанных действий, не имеет обратной силы.
       Наказание ему Президиум назначает, исходя из требований закона.
       На основании изложенного, руководствуясь п.п.2, 5 ст.378 УПК РСФСР, Президиум Верховного Суда Российской Федерации

постановил:
       приговор Ленинского районного суда г.Ульяновска от 9 сентября 1998 года, определение судебной коллегии по уголовным делам Ульяновского областного суда от 28 октября 1998 года, постановление президиума Ульяновского областного суда от 12 ноября 1998 года и определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 9 марта 1999 года в отношении Сазаненковой Серафимы Михайловны и Анашкина Владимира Гавриловича в части их осуждения по п."б" ч.3 ст.160 УК РФ и в отношении Давлятшина Тахира Хабриевича в части осуждения его по ч.1 ст.171 УК РСФСР, ч.1 ст.285, ч.1 ст.286 УК РФ отменить и дело производством прекратить за отсутствием в их действиях состава преступления.
       Исключить осуждение Давлятшина по эпизоду, связанному с присвоением вверенного ему имущества на сумму 460'000'000 руб., за отсутствием в его действиях состава преступления.
       Переквалифицировать действия Давлятшина с п."б" ч.3 ст.160 УК РФ на ч.2 ст.147-1 УК РСФСР, назначив по этой статье наказание в виде лишения свободы на срок 2 года 6 месяцев.
       На основании ст.44 УК РСФСР наказание, назначенное Давлятшину по ч.2 ст.147-1 УК РСФСР, в виде 2 лет 6 месяцев лишения свободы, Сазаненковой по ч.1 ст.170 УК РСФСР в виде 1 года 6 месяцев лишения свободы, Анашкину по ч.1 ст.170 УК РСФСР в виде 2 лет лишения свободы считать условным с испытательным сроком Давлятшину и Анашкину — в 2 года, Сазаненковой — в 1 год.
       В соответствии с п.7 постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации от 24 декабря 1997 года "Об объявлении амнистии" Анашкина, Давлятшина и Сазаненкову от наказания освободить.
       В остальном судебные решения оставить без изменения.

Смотри также:

1
**
2
**

На этот документ ссылаются >>>




Поддержите культуру
ЯндексЯндекс. ДеньгиХочу такую же кнопку

Google
 
Web azdesign.ru az-libr.ru

<<< Пред. Оглавление
 
След. >>>

П е р с о н а л и и    б и б л и о т е к и
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Ъ Ы Ь Э Ю Я

Дата последнего изменения:
Wednesday, 06-Nov-2013 08:31:56 UTC