Определение Судебной коллегии Верховного Суда РФ от 23 декабря 1996г.


       Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации 23 декабря 1996г. рассмотрела в судебном заседании дело по частному протесту государственного обвинителя на определение Московского городского суда от 22 октября 1996г., которым уголовное дело по обвинению Новодворской Валерии Ильиничны в совершении преступления, предусмотренного ст.74 ч.1 УК РСФСР, возвращено прокурору г.Москвы для производства дополнительного расследования.
       Заслушав доклад судьи, выступление Новодворской В.И., общественного защитника Борового К.Н. и адвоката Резника Г.М., полагавших определение отменить и дело направить на новое судебное рассмотрение, а также заключение прокурора Исуповой Р.Е., доводы частного протеста не поддержавшей, судебная коллегия установила:
       Новодворская обвиняется в совершении умышленных действий, направленных на возбуждение национальной вражды и розни, на унижение национальной чести и достоинства, пропаганду неполноценности граждан по признаку отношения к национальной принадлежности.
       Согласно постановлению о привлечении Новодворской в качестве обвиняемой и обвинительному заключению она в период 1993г. в написанных и опубликованных ею газетных статьях, а также в интервью представителям средств массовой информации систематически высказывала суждения и пропагандировала идеи о неполноценности русской нации и ее представителей, чем подрывала уважение к ним, унижала национальное достоинство русского народа, возбуждала чувство неприязни к русским, подстрекала к межнациональной вражде и розни.
       В частности, в опубликованной в г.Москве в еженедельной газете "Новый Взгляд" №119 от 28.08.1993г. в своей статье "Не отдадим наше право налево!" она умышленно унижала национальные честь и достоинство русского населения Латвии и Эстонии, пропагандировала идеи о его неполноценности по национальному признаку путем утверждения о том, что русских "нельзя с правами пускать в европейскую цивилизацию. Их положили у параши и правильно сделали".
       В статье "Россия №6", опубликованной в г.Москве в той же газете №1 от 15.01.1994г., ею умышленно унижается честь и достоинство русских путем утверждения о маниакально-депрессивном психозе как неотъемлемой черте русского характера, определяющей всю историю русского народа.
       В интервью эстонским корреспондентам, показанном в публицистической передаче эстонского телевидения 06.04.1994г. и опубликованном в газете "Молодежь Эстонии" №80 от 09.04.1994г., русским приписываются такие черты национального характера, как "леность, бедность, бесхребетность, рабство", тем самым пропагандируется их неполноценность по национальному признаку.
       Далее, как следует из постановления о привлечении Новодворской в качестве обвиняемой и обвинительного заключения, она во всех материалах, подготовленных и подписанных ею, опираясь на тенденциозно подобранные факты и измышления об образе жизни, исторической роли, культуре, нравах и обычаях лиц русской национальности путем необоснованных выводов и ложных логических посылок умышленно воздействовала на познавательный компонент социальных установок широкой аудитории и на этой основе, влияя на ее эмоционально-оценочные отношения к проблемам межнациональных отношений, формировала негативное отношение к гражданам русской нации и ее представителей, пропагандируя их неполноценность по признаку отношения к национальной принадлежности, унижая их национальные честь и достоинство, целенаправленно возбуждая межнациональную вражду и рознь, способствуя ухудшению межнациональных отношений на внутри и межгосударственных уровнях.
       Суд первой инстанции, придя к выводам о существенном нарушении органами следствия уголовно-процессуального закона и неполноте предварительного расследования, возвратил дело для производства дополнительного расследования.
       В частности, суд пришел к выводу о том, что в нарушение требований ст.144 и ст.205 УПК РСФСР органы следствия в постановлении о привлечении Новодворской в качестве обвиняемой и обвинительном заключении по делу не изложили:
       — сведения о месте и времени дачи ею интервью эстонскому телевидению;
       — в чем конкретно выразились действия Новодворской, направленные на возбуждение национальной вражды и розни, унижение национальной чести и достоинства, пропаганду неполноценности граждан по признаку отношения к национальной принадлежности;
       — мотивы совершенного ею преступления;
       — доказательства, которыми подтверждается наличие у Новодворской прямого умысла на совершение вмененных ей деяний.
       Направляя дело на новое расследование, суд также сослался на неполноту предварительного следствия, выразившуюся в:
       — отсутствии в материалах дела каких-либо доказательств, подтверждающих, что указанное интервью Новодворской имело место и выходило в эфир, а также в отсутствии процессуальных документов, подтверждающих источник изъятия газет "Молодежь Эстонии" и "Новый взгляд" с публикациями Новодворской;
       — неисследовании вопроса о наличии или отсутствии в действиях Новодворской, связанных с ее другими публикациями, в частности, содержащимися в Информационных бюллетенях"Политический курьер" №251 и №262, в рубрике "Не финансируйте строительство коммунизма" такого же бюллетеня №17 за 1994 год и в листовке "Граждане! Отечество в опасности! Наши танки на чужой земле!", состава преступления, предусмотренного ст.74 УК РСФСР.
       Кроме того, возвращая дело на дополнительное расследование, суд сослался на противоречия, содержащиеся в заключениях социально-психологической и социологической экспертиз, а также на необходимость исследования документов, касающихся деятельности Демократического Союза России, членом которого является Новодворская.
       К тому же суд обратил внимание органов следствия на действие во времени уголовного закона о пропаганде как квалифицирующем признаке, указанном в ч.1 ст.74 УК РСФСР и введенном в действие с 09.09.1993г.
       В частном протесте государственный обвинитель, считая доводы суда о направлении дела для производства дополнительного расследования противоречащими требованиям ст.232 УПК РСФСР, ставит вопрос об отмене определения суда и направлении дела на новое судебное рассмотрение.
       В письменных объяснениях на доводы, содержащиеся в частном протесте, адвокат Резник также высказывает мнение о необходимости отмены определения суда и направлении дела на новое судебное рассмотрение.
       Проверив материалы дела и обсудив доводы, изложенные в частном протесте, судебная коллегия находит определение суда о возвращении дела для дополнительного расследования подлежащим изменению, а частный протест удовлетворению не подлежащим по следующим основаниям.
       Суд направляет дело для дополнительного расследования в случаях, предусмотренных ст.232 УПК РСФСР, в том числе в случаях неполноты предварительного следствия, которая не может быть восполнена в судебном заседании, и существенного нарушения органами предварительного следствия уголовно-процессуального закона.
       1. Анализ материалов дела свидетельствует об обоснованности выводов суда о неполноте предварительного расследования.
       Так, из материалов дела видно, что предъявленное Новодворской обвинение в совершении действий, направленных на возбуждение национальной вражды и розни, на унижение национальной чести и достоинства, пропаганду неполноценности граждан по признаку отношения к национальной принадлежности, связано, в частности, с ее интервью эстонским корреспондентам, показанном в публицистической передаче эстонского телевидения 06.04.1994г. и опубликованном в газете "Молодежь Эстонии" №80 от 09.04.1994г.
       Однако из показаний, данных подсудимой на предварительном следствии и в судебном заседании, усматривается, что работники эстонского телевидения приезжали к ней в г.Москву и брали у нее интервью неоднократно, смонтированной из нескольких интервью программы она не видела, а смысл ее слов в выдержках из этих интервью, опубликованных без ее согласия в газете, является искаженным.
       Несмотря на то что показания Новодворской об обстоятельствах, касающихся времени и места дачи интервью, ее отношения к публикации интервью в газете, а также об идентичности содержания этой публикации с тем, что она говорила в процессе дачи интервью, имеют существенное значение для выводов о виновности или невиновности Новодворской по предъявленному ей обвинению, тем не менее органами следствия ее показания в указанной части не проверены и оценка им не дана.
       При таких данных, учитывая, что видео- или аудиозапись, либо распечатка интервью подсудимой в материалах дела отсутствуют, содержащиеся в частном протесте государственного обвинителя доводы о том, что отмеченная выше неполнота следствия может быть восполнена в судебном заседании, обоснованными признать нельзя.
       При дополнительном расследовании органам следствия в процессе восполнения отмеченной неполноты в части обвинения Новодворской, связанного с дачей интервью, надлежит также обсудить в соответствии со ст.5 УК РСФСР вопрос о действии уголовного закона в отношении деяний, совершенных вне пределов Российской Федерации.
       Кроме того, при производстве дополнительного расследования необходимо выполнить и другие указания суда, направленные на восполнение неполноты следствия, в том числе:
       — принять необходимые меры для сбора доказательств, подтверждающих, что указанное интервью Новодворской выходило в эфир;
       — выяснить причины противоречий, содержащихся в заключениях произведенных по делу экспертиз, а, при необходимости, назначить по делу повторную либо комиссионную соответствующую экспертизу по вопросам, вытекающим из предъявленного Новодворской обвинения.
       Является обоснованной и ссылка суда на неисследование органами следствия вопроса, связанного с действием во времени уголовного закона о пропаганде как квалифицирующем признаке, указанном в ч.1 ст.74 УК РСФСР и введенном в действие с 09.09.1993г.
       2. Кроме того, судебная коллегия находит правильным и вывод суда первой инстанции о существенном нарушении органами следствия уголовно-процессуального закона.
       Так, в соответствии со ст.205 УПК РСФСР в обвинительном заключении, наряду с другими существенными обстоятельствами, должны быть указаны также место и время совершения преступления, его мотивы и доказательства, которые подтверждают наличие преступления и виновность обвиняемого.
       Требования об указании места и времени совершения преступления содержатся и в ст.144 УПК РСФСР, регламентирующей порядок составления постановления о привлечении к уголовной ответственности.
       Однако, как видно из материалов дела, требования этих законов органами следствия не соблюдены.
       При производстве дополнительного расследования необходимо выполнить содержащиеся в определении суда указания, при этом в постановлении о привлечении Новодворской в качестве обвиняемой и обвинительном заключении изложить сведения о месте и времени дачи ею интервью эстонскому телевидению, указать, в чем конкретно выразились действия Новодворской, направленные на возбуждение национальной вражды и розни, унижение национальной чести и достоинства, пропаганду неполноценности граждан по признаку отношения к национальной принадлежности, мотивы инкриминированных ей действий, а также привести доказательства, которыми подтверждается наличие у Новодворской прямого умысла на совершение вмененных ей деяний.
       Таким образом, при производстве дополнительного расследования органам следствия необходимо принять все предусмотренные законом меры для всестороннего, полного и объективного исследования обстоятельств дела и в зависимости от полученных данных решить вопрос о наличии или отсутствии в действиях Новодворской вмененного ей преступления.
       Что же касается указания суда о необходимости проведения исследования всех документов, касающихся деятельности Демократического Союза России, членом которого является Новодворская, то оно является необоснованным, поскольку в определении не указано, для установления каких обстоятельств, имеющих значение по настоящему делу, необходимо такое исследование, в связи с чем оно подлежит исключению из определения.
       Подлежит исключению из определения и указание суда о даче правовой оценки другим имеющимся в деле публикациям Новодворской, в частности, содержащимся в Информационных бюллетенях "Политический курьер", Информационном бюллетене Московской информационной группы ДС и листовке, поскольку, как видно из материалов дела, эти публикации являлись предметом исследования органами следствия, которыми, а также и самим судом в определении, признаков преступления в действиях Новодворской, связанных с этими публикациями, не установлено.
       С учетом состояния здоровья Новодворской судебная коллегия находит возможным меру пресечения в отношении нее в виде подписки о невыезде изменить на личное поручительство заслуживающих доверия лиц.
       На основании изложенного, руководствуясь ст.339 УПК РСФСР, судебная коллегия определила:
       определение Московского городского суда от 22 октября 1996г. в отношении Новодворской Валерии Ильиничны изменить, исключить из него указания об исследовании документов, касающихся деятельности Демократического Союза России, а также о правовой оценке действий Новодворской В.И., связанных с ее публикациями в Информационных бюллетенях "Политический курьер" №251 и №262 от 1995 года, Информационном бюллетене Московской информационной группы ДС №17 от 1994 года и листовке "Граждане! Отечество в опасности! Наши танки на чужой земле!
       Меру пресечения в отношении Новодворской В.И. в виде подписки о невыезде изменить на личное поручительство депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации Борового К.Н. и Юшенкова С.Н.
       В остальном определение оставить без изменения, а частный протест государственного обвинителя — без удовлетворения.

Смотри также:

1
**
2
**

На этот документ ссылаются >>>




Поддержите культуру
ЯндексЯндекс. ДеньгиХочу такую же кнопку

Google
 
Web azdesign.ru az-libr.ru

<<< Пред. Оглавление
 
След. >>>

П е р с о н а л и и    б и б л и о т е к и
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Ъ Ы Ь Э Ю Я

Дата последнего изменения:
Wednesday, 06-Nov-2013 08:31:54 UTC