Определение Военной коллегии Верховного Суда РФ от 28 мая 2002г. №5-094/00


       Военная коллегия Верховного Суда Российской Федерации в составе:
       председательствующего генерал-лейтенанта юстиции Уколова А.Т.
       судей: генерал-майора юстиции Захарова Л.М., генерал-майора юстиции Петроченкова А.Я.
       рассмотрела в судебном заседании 28 мая 2002г. уголовное дело по кассационным жалобам осужденного К., защитника — адвоката П. и гражданского ответчика-командира войсковой части 74330 — на приговор судебной коллегии по уголовным делам Северо-Кавказского окружного военного суда от 28 апреля 2000г., согласно которому военнослужащий войсковой части 74330 младший сержант К., родившийся 26 августа 1978г. в пос.Целина Ростовской области, несудимый, призванный на военную службу в декабре 1998 года, осужден по п."и" ч.2 ст.105 УК РФ на 17 лет лишения свободы, по п.п. "а", "б", "в" ч.3 ст.286 УК РФ на 8 лет лишения свободы с лишением права занимать руководящие должности на 3 года, а по совокупности преступлений путем частичного сложения назначенных наказаний на 18 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с лишением права занимать руководящие должности на 3 года.
       В удовлетворение гражданского иска потерпевшей Ч. взыскано в ее пользу с войсковой части 74330 в счет возмещения материального ущерба 70000 рублей и морального вреда 100000 тысяч рублей.
       Заслушав доклад генерал-майора юстиции Петроченкова А.Я., объяснения осужденного К. в обоснование доводов кассационных жалоб и заключение старшего военного прокурора отдела Главной военной прокуратуры полковника юстиции Бруза А.В., предложившего изменить приговор: снизить осужденному наказание по п."и" ч.2 ст.105 УК РФ до 15 лет, по п.п. "а", "б", "в" ч.3 ст.286 УК РФ до 7 лет и 6 месяцев, а по совокупности совершенных преступлений окончательное наказание определить — 16 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима; взыскание причиненного материального ущерба и компенсацию морального вреда произвести не с войсковой части 74330, а с К.; в остальной части приговор оставить без изменения, а кассационные жалобы без удовлетворения, Военная коллегия установила:
       К. признан виновным в умышленном убийстве из хулиганских побуждений и в превышении должностных полномочий, совершенных с применением насилия и оружия, с причинением тяжких последствий.
       Эти преступления совершены им при следующих указанных в приговоре обстоятельствах.
       Около 2 часов 20 октября 1999г. К., будучи пьяным, предъявил необоснованные претензии к своему подчиненному, рядовому Ч., якобы из-за плохого отношения к служебным обязанностям.
       Унижая честь и достоинство потерпевшего, К. нанес ему несколько ударов кулаками по лицу и ногами по ногам и вытолкал из помещения контрольно-пропускного пункта в/ч 74330.
       Спустя примерно 20 минут, К. вновь придрался к Ч., требуя подчинения.
       Будучи обозленным ответом Ч., К. с целью убийства сорвал с плеча патрульного М. автомат АК-74 №3207697 с присоединенным магазином, снаряженным патронами.
       После этого К. снял автомат с предохранителя, дослал патрон в патронник, сделал 2 шага в сторону Ч. и, направив ствол автомата ему в голову, произвел выстрел с близкого расстояния.
       В результате огнестрельного, пулевого, сквозного ранения головы с повреждением свода и основания черепа, вещества головного мозга потерпевший скончался на месте преступления.
       К. положил автомат, вытащил из ножен штык-нож Ч. и ушел из военного городка, возвратившись самостоятельно 25 октября 1999г.
       В кассационных жалобах осужденный К. и его защитник-адвокат П. — указывают, что выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, судом неправильно применен уголовный закон, в связи с чем наказание нельзя признать справедливым вследствие суровости.
       Обосновывая свои доводы, они утверждают, что мотив убийства не установлен, постановление о привлечении в качестве обвиняемого составлено в день совершения преступления без допроса К., что заявленный ими отвод народным заседателям С. и М. разрешен судом без удаления в совещательную комнату и не удовлетворен, хотя они заинтересованы в исходе дела, так как С. является прямым начальником осужденного, а М. — военнослужащим одной с ним части.
       Кроме того, защитник и осужденный заявляют в жалобах, что при ознакомлении с материалами дела следователь не разъяснил К. права, лишив его возможности на рассмотрение дела судом присяжных либо судом в составе грех профессиональных судей.
       Оспаривая следственный эксперимент, как доказательство по делу, К. и защитник заявляют, что он проведен с нарушением требований УПК РСФСР, поскольку в нем участвовали не те статисты, которые указаны в протоколе, условия проведения отличались от условий, в которых было совершено преступление, а используемая при его проведении палка не соответствовала длине автомата.
       К. также отмечает в жалобе, что его вопросы эксперту, поставленные при ознакомлении с заключением от 16 ноября 1999г., остались неразрешенными, ходатайство о допросе эксперта Е. не удовлетворено, ознакомление с материалами дела проведено без участия защитника и не следователем, а другим лицом.
       В заключение своей жалобы К. указывает, что обвинительное заключение утверждено в.р.и.о. заместителя военного прокурора Северо-Кавказского военного округа, хотя документов о его полномочиях в материалах дела не имеется, а также на то, что в публикациях ряда областных газет он до вынесения приговора и вступления его в законную силу признается виновным в убийстве, чем оказано воздействие на органы следствия и суд.
       Кроме изложенного, защитник в своих жалобах утверждает, что убийство Ч. совершено К. по Неосторожности, однако суд не исследовал субъективную сторону его действий, игнорировал последовательные показания К. об отсутствии угроз убийством и умысла на убийство, его поведение, как до выстрела, так и после него, отсутствие доказательств, что выстрел произведен прицельно.
       По мнению защитника о неосторожной вине осужденного говорит и заключение эксперта-психолога о том, что в силу опьянения он мог не учесть, забыть о присоединенном к автомату магазине, а также то, что хулиганский мотив действий не доказан, поскольку не опровергнуто, что он действовал, как начальник.
       Оспаривая объем обвинения К. по ч.3 ст.286 УК РФ, защитник ссылается на то, что суд не высказал свое мнение по поводу 7 ударов кулаками по лицу и 14 ударов ногами по ногам Ч., обобщив их в приговоре выражением "несколько ударов", хотя никто из свидетелей не видел ночью 20 октября 1999г. избиение К. Ч., а наличие на его трупе телесных повреждений не может служить доказательством вины осужденного в их причинении. К. считает, что по названной статье он осужден необоснованно, так как не установлен должностной мотив его действий, а к тому же суд не сослался в приговоре на правовые акты, которые по его мнению им нарушены.
       Защитник констатирует в жалобе, что протокол судебного заседания не соответствует требованиям ст.264 УПК РСФСР, так как в нем искажены показания К. об умысле, речи государственного обвинителя и защитника в судебных прениях, необоснованно сделана запись, что Кл. видел, как К. ударил Ч., а также то, что суд не учел незаконное содержание осужденного под стражей в связи с продлением срока свыше 3 месяцев заместителем военного прокурора гарнизона.
       Выражая несогласие с мерой наказания в связи с несоответствием тяжести содеянного, защитник обращает внимание и на то, что судом не учтены явка с повинной, данные о личности К., причины и условия, способствовавшие совершению преступлений.
       Подводя итог доводам жалоб, защитник и осужденный просят приговор отменить, а дело направить на дополнительное расследование, так как неполнота следствия не может быть восполнена в судебном заседании.
       Командир войсковой части 74330 в кассационной жалобе считает незаконным и необоснованным приговор в части гражданского иска, поскольку вины части в причинении матери погибшего Ч. физических и нравственных страданий не имеется, а в судебное заседание не было представлено доказательств в подтверждение перенесенных потерпевшей страданий, оцененных судом в 100000 рублей.
       Что касается решения о взыскании с части в пользу потерпевшей 70000 рублей, затраченных на установку памятника, то постановлением Правительства РФ №460-94г. "О нормах расхода денежных средств на погребение военнослужащих" предусмотрено выделение на эти цели средств в размере 20 минимальных размеров оплаты труда, то есть 1660 рублей.
       В связи с изложенным гражданский ответчик просит приговор в части гражданского иска отменить.
       Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, Военная коллегия находит, что К. обоснованно осужден за умышленное убийство из хулиганских побуждений и превышение должностных полномочий с применением насилия и оружия и причинением тяжких последствий.
       Его вина подтверждается совокупностью исследованных судом доказательств, которые одновременно опровергают доводы кассационных жалоб.
       Из показаний свидетелей Кл. и М. в судебном заседании видно, что они были очевидцами безосновательных претензий пьяного К. к дневальному по КПП Ч. и того, что осужденный сорвал с плеча М. автомат с присоединенным к нему магазином.
       Их же показаниями подтверждается, что К. снял автомат с предохранителя, передернул затворную раму и, сделав два шага в сторону потерпевшего, выстрелил ему в голову, при этом в действия К. никто не вмешивался.
       Согласно заключению судебно-медицинского эксперта, входная огнестрельная пулевая рана в области мочки правой ушной раковины Ч. повлекла повреждение костей свода и основания черепа, от чего наступила смерть потерпевшего.
       По заключению эксперта-криминалиста названный автомат исправен и выстрел из него без нажатия на спусковой крючок невозможен.
       Показания свидетелей Кл. и М. полностью согласуются с заключением судебно-медицинского эксперта о том, что выстрел был произведен с расстояния не более метра.
       Принимая во внимание изложенное, а также то, что противоправные действия К. совершил, будучи младшим сержантом, заместителем командира взвода, хорошо знающим порядок и правила обращения с боевым огнестрельным оружием, запрещающие его направление в сторону людей, тем более после снятия с предохранителя и передергивания затворной рамы, Военная коллегия считает, что окружной военный суд пришел к правильному выводу об умышленной форме вины осужденного, а утверждение К. и защитника П. о неосторожной вине осужденного в причинении смерти Ч. является несостоятельным.
       Отсутствие угроз убийством, само по себе, не исключает квалификации убийства, как умышленного.
       Заключение эксперта-психолога о том, что К. в силу алкогольного опьянения мог забыть о присоединенном к автомату магазине суд первой инстанции оценивал в совокупности с другими изложенными в приговоре доказательствами, свидетельствующими о целенаправленности, осмысленности и последовательности действий К., приведших к смерти потерпевшего, поэтому ссылка защитника на это заключение в кассационной жалобе является необоснованной.
       Учитывая, что для разбирательства с Ч. использовал незначительный повод, предъявил претензии в присутствии сослуживцев, проявляя явное неуважение к ним, грубо нарушая уставный порядок взаимоотношений в воинском коллективе, кассационная инстанция признает обоснованным вывод суда об убийстве из хулиганских побуждений, а доводы осужденного и защитника в жалобах противоречащими фактическим обстоятельствам дела.
       Военная коллегия также считает необоснованным заявление защитника в жалобах о том, что суд не высказал свое отношение к обвинению К. о нанесении Ч. 7 ударов по лицу и 14 ударов ногами по ногам.
       Как видно из показаний самого К., свидетелей Кл. и Н., заключения судебно-медицинского эксперта, вина осужденного в этом доказана, а обобщение судом названного количества ударов единым выражением "несколько ударов" не является основанием для изменения приговора в этой части.
       Также не может служить поводом для отмены приговора довод дополнительной кассационной жалобы К. о том, что суд незаконно осудил его по ст.286 УК РФ, так как не доказал должностной мотив его действий в отношении Ч. и не привел в приговоре правовые акты, требования которых он нарушил, поскольку, в соответствии с требованиями ст.31 и ст.33 Устава внутренней службы Вооруженных Сил РФ, для потерпевшего он является начальником по должности, как заместитель командира взвода, по воинскому званию, как младший сержант одной с ним части.
       Довод осужденного об оглашении судом лишь вводных частей протоколов допроса свидетелей А. и Р. опровергается его ответами в судебном заседании, свидетельствующими о полном оглашении показаний названных свидетелей.
       Нельзя признать состоятельным утверждение осужденного и защитника в жалобах о незаконном составе суда, постановившего приговор.
       При кассационном рассмотрении жалоб бесспорно установлено что народные заседатели С. и М. были допущены к рассмотрению дела в соответствии с действующим законом и оснований для их отвода, предусмотренных ст.59 и ст.60 УПК РСФСР, не имеется. К. в непосредственном подчинении у названных лиц ни ранее, ни в момент совершения противоправных действий не находился, данных о личных неприязненных отношениях между ними, о каких-либо служебных претензиях к К. с их стороны, а также заинтересованности в исходе дела не установлено.
       Не установлено также данных, свидетельствующих о заинтересованности командования и офицеров части в исходе данного дела, на что обращают внимание в жалобах осужденный и его защитник.
       Неподтвержденными, надуманными являются также их заявления о несоответствии протокола судебного заседания ходу судебного разбирательства, поскольку фактов необъективности суда в ходе рассмотрения дела по существу и нарушений закона при рассмотрении замечаний на протокол не выявлено. Замечания на протокол судебного заседания рассмотрены в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона, а дополнительные замечания, вопреки утверждению осужденного, не подлежат рассмотрению, так как они были поданы за пределами установленного законом срока.
       Вопреки утверждениям К. и защитника, составление постановления о привлечении лица в качестве обвиняемого без его допроса не противоречит требованиям ст.143 УПК РСФСР.
       Доводы защитника и осужденного в жалобах о незаконном содержании К. под стражей, о ведении следствия с 31 января 2000г. без избрания меры пресечения, о не разъяснении ему прав при объявлении об окончании предварительного следствия опровергаются материалами дела, а довод о лишении его права на рассмотрение дела судом в составе трех профессиональных судей является несостоятельным, поскольку действие этого требования закона приостановлено.
       Не усматривается нарушения требований уголовно-процессуального закона и в том, что дело в отношении К. не рассмотрено судом присяжных, так как оно подсудно военному суду, на который не распространяется действие этого закона в настоящее время.
       По мнению Военной коллегии суд правильно положил в основу приговора данные следственных экспериментов, так как проведение их в дневное время с использованием предмета, отличающегося по длине от автомата, не опровергает вывод о характере, способе действий и форме вины осужденного, а ссылка в жалобе на привлечение к их проведению статистов, не указанных в протоколах, противоречит им.
       Нельзя признать обоснованными заявления К. о том, что остались без разрешения вопросы, поставленные им при ознакомлении с постановлением о назначении амбулаторной судебно-психиатрической экспертизы от 16 ноября 1999г., поскольку они разрешены комиссией экспертов-психиатров в процессе стационарного обследования осужденного. Что касается отказа следователя в удовлетворении ходатайства о допросе эксперта, то он разрешен в соответствии с требованиями закона и не противоречит ему.
       Утверждения осужденного в жалобе о том, что ознакомление его с материалами предварительного следствия проводил не следователь, а другое лицо, при этом раздельно с защитником, не соответствуют действительности, о чем свидетельствуют документы об ознакомлении, находящиеся в деле.
       Довод К., что обвинительное заключение незаконно, поскольку утверждено временно исполняющим обязанности заместителя военного прокурора Северо-Кавказского военного округа, при отсутствии в деле документов о его полномочиях, не может служить основанием для удовлетворения кассационной жалобы, так как закон не требует приобщения к делу таких документов.
       Несостоятелен также довод о том, что публикации в средствах массовой информации по данному делу представляют собой давление на суд, влияние на объективность его решений, поскольку они не были предметом судебного разбирательства и данных об их воздействии на кого-либо из судей, участвовавших в рассмотрении дела не установлено.
       Оценив изложенное, Военная коллегия приходит к выводу, что содеянное К. судом первой инстанции правильно квалифицировано по п."и" ч.2 ст.105 УК РФ и по п.п. "а", "б", "в", ч.3 ст.286 УК РФ, поэтому просьба осужденного и его защитника об отмене приговора и направлении дела на дополнительное расследование удовлетворению не подлежит.
       Что касается доводов кассационных жалоб о снижении назначенного К. наказания, то они являются обоснованными и подлежащими удовлетворению.
       Как видно из приговора, окружной военный суд, мотивируя назначение К. наказания, признал смягчающим обстоятельством явку с повинной, предусмотренную п."и" ст.61 УК РФ.
       Согласно ст.62 этого же Кодекса, при наличии такого смягчающего обстоятельства суд не вправе был выйти за пределы трех четвертей максимального срока наказания, предусмотренного ст.105 ч.2 и ст.286 ч.3 УК РФ, то есть 15 и 7 лет и 6 месяцев лишения свободы соответственно.
       В нарушение этого требования, суд назначил К. 17 и 8 лет лишения свободы, в связи с чем Военная коллегия считает необходимым снизить К. наказание по ст.105 ч.2 п."и" и ст.286 ч.3 п.п. "а", "б", "в" УК РФ и по совокупности преступлений.
       Принимая во внимание, что гражданский иск потерпевшей Ч. о возмещении средств, затраченных на изготовление и установку памятника, и о компенсации морального вреда рассмотрен судом в соответствии с требованиями гражданского законодательства, а его основания и размеры, вопреки утверждению гражданского ответчика, вытекают из обстоятельств и последствий содеянного К., подтверждаются исследованными доказательствами, Военная коллегия не находит оснований для изменения приговора в этой части.
       Руководствуясь ст.332 и ст.339 ч.4 УПК РСФСР, Военная коллегия Верховного Суда Российской Федерации определила:
       приговор судебной коллегии по уголовным делам Северо-Кавказского окружного военного суда от 28 апреля 2000г. в отношении К. Валерия Владимировича изменить — снизить К. наказание по ст.105 ч.2 п."и", УК РФ до 15 лет лишения свободы, по ст.286 п.п. "а", "б", "в", УК РФ до 7 лет лишения свободы с лишением права занимать руководящие должности сроком на 3 года.
       По совокупности совершенных преступлений, в соответствии со ст.69 УК РФ, окончательное наказание К. определить путем частичного сложения назначенных наказаний — лишение свободы сроком на 16 лет в исправительной колонии строгого режима с лишением права занимать руководящие должности сроком на 3 года.
       В остальной части приговор оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденного, его защитника и гражданского ответчика без удовлетворения.

Смотри также:

1
**
2
**

На этот документ ссылаются >>>




Поддержите культуру
ЯндексЯндекс. ДеньгиХочу такую же кнопку

Google
 
Web azdesign.ru az-libr.ru

<<< Пред. Оглавление
 
След. >>>

П е р с о н а л и и    б и б л и о т е к и
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Ъ Ы Ь Э Ю Я

Дата последнего изменения:
Wednesday, 06-Nov-2013 08:31:44 UTC