Газданов Георгий Иванович
[06.12.1903-05.12.1971]

  Другие персоны с фамилией Газданов
Другие персоны с именем Георгий
Кто родился в этот день 06.12
Кто родился в этот год 1903

       [23.11(6.12).1903, Петербург — 5.12.1971, Мюнхен; похоронен на кладбище Сен-Женевьев-де-Буа под Парижем]
       — прозаик, эссеист.
       Газданов родился в состоятельной осетинской семье, проживавшей в то время в Петербурге. Мать — В.Н.Абациева воспитывалась в семье своего дяди М.Абациева, в доме которого на Кабинетной ул., 19 и родился будущий писатель. В одном из своих рассказов Газданов вспоминал: «Я родился на севере, ранним ноябрьским утром. Много раз потом я представлял себе слабеющую тьму петербургской улицы и зимний туман и ощущение необычайной свежести, которая входила в комнату, как только открывалось окно» («Третья жизнь»). Окончив Петербургский лесной институт, отец Газданова работал лесничим на Урале, Смоленщине, в Тверском крае, в Белоруссии. Он был очень красивым, веселым и образованным человеком, собрал уникальную библиотеку, которую с большим интересом осваивал его сын. Неожиданная смерть отца в 1911 оставила неизгладимый след в душе мальчика. В романе «Вечер у Клэр» он напишет об этом событии: «Ледяное чувство смерти охватило меня, и я ощутил болезненное исступление, сразу увидев где-то в бесконечной дали мою собственную кончину — такую же судьбу, как судьба моего отца». После смерти отца семья очутилась в Полтаве, где Газданов учился в кадетском корпусе, а позже в Харьковской гимназии, которую оставил после 7-го класса из-за начавшейся Гражданской войны.
       Летом 1919 он вступает в Добровольческую армию и служит солдатом на бронепоезде. Этот поступок 16-летнего юноши объяснялся не столько политическими мотивами, сколько стремлением испытать нечто новое, романтическим желанием своими глазами увидеть, что такое война. Очутившись в самой гуще страшной схватки «белых» и «красных» в Крыму, Газданов ощутил весь ужас насилия, произвола, смерти. Поэтому позже в его рассказах и романах всплывали то как сон, то как воспоминание, то как рок, преследующий человечество, жуткие эпизоды того времени.
       Осенью 1920 вместе с остатками врангелевской армии он покидает Севастополь, навсегда прощаясь с родиной.
       В 1923 Газданов заканчивает русскую гимназию в болгарском г.Шумене и переезжает в Париж. Обладая отличным здоровьем, выносливостью, невероятной стойкостью духа, с достоинством переносит все тяготы эмигрантской жизни. Работает портовым грузчиком, мойщиком паровозов, рабочим на автомобильном заводе, ночным таксистом. Работа таксистом, которая обеспечивала Газданову средства для существования в течение 25 лет, наложила своеобразный отпечаток и на его образ жизни, и на его творческую судьбу, давая возможность видеть ночную, призрачную, теневую сторону жизни.
       В конце 1920-х Газданов поступает в Сорбонну, изучает историю литературы, социологию, экономические учения. В это время начинает писать рассказы, они публикуются в пражских журналах «Своими путями» и «Воля России» («Гостиница грядущего», «Повесть о трех неудачах», «Товарищ Брак» и др.). В них заметна традиция Пильняка и Бабеля. Газданов принимает активное участие в работе парижского литературного объединения «Кочевье».
       В 1930 в издательстве Я.Поволоцкого в Париже выходит первый роман Газданова «Вечер у Клэр», который принес ему заслуженную известность в среде русской эмиграции. Роман начинается с описания любовных свиданий героя с очаровательной и капризной женщиной, в которую он был влюблен в течение долгих лет. И в тот вечер, когда он у нее остается, ему приходится заново пережить все события своей жизни, начиная с самых первых детских воспоминаний до своего участия в Гражданской войне и прощания с родными берегами. Герой отличается некоторой странностью, которая выражается в том, что он «не обладает способностью немедленно реагировать на происходящее» и в то же время знает «какую-то тайну, которой не знают другие». Это запаздывающее и таинственное восприятие жизни овеяно печальным ощущением неотвратимости времени, уносящего с собой все радости и огорчения пережитых мгновений, безнадежные поиски устойчивых жизненных ориентиров, иллюзорные призраки надежды. В рецензии на роман М.Осоргин писал: «В искусном кружеве рассказа незаметно ставятся и не всегда решаются сложнейшие духовные проблемы и жизни, и смерти, и любви, и того неразрешимого узла событий, который мы одинаково можем называть и судьбой, и историей» (Никоненко Ст.— С.9).
       Литературная критика русской эмиграции приветствовала рождение нового художника, отмечая его несомненную природную талантливость, стилистическое мастерство, тем не менее не всегда принимала свободную манеру его повествования, открытость композиционных решений, отсутствие авторского приговора своим героям (Г.Адамович, Н.Оцуп, М.Слоним и др.). Действительность в произведениях Газданова мерцает перед глазами читателя, то обнажая, то скрывая свои тайны, а рассказчик, как усталый путешественник, стремясь к какой-то неизвестной цели, пытается раскрыть бесконечную сложность вещей, «совокупность которых необъятна для нашей памяти и непостижима для нашего понимания». В прозе Газданов критики находили традиции М.Пруста и И.Бунина, сопоставляли Газданова и В.Набокова, отдавая приоритет то одному, то др. писателю.
       Литературное признание романа «Вечер у Клэр» открывает Газданову дорогу в самый престижный журнал Русского зарубежья — «Современные записки», где в 1930-е печатаются его рассказы и романы рядом с произведениями Бунина, Мережковского, Зайцева, Ходасевича, Алданова и Набокова. По сведениям американского слависта Ласло Диенеша, весной 1932 Газданов вступает в масонскую ложу «Северная звезда» по приглашению М.Осоргина и состоит ее членом до самой смерти.
       В середине 1930-х Газданов предпринимает попытку вернуться на родину, узнав о болезни матери, оставшейся в России.
       20 июня 1935 он обращается к М.Горькому: «Сейчас я пишу это письмо с просьбой о содействии. Я хочу вернуться в СССР, и если бы Вы нашли возможность оказать мне в этом Вашу поддержку, я был бы Вам глубоко признателен». Горький выразил сочувствие и желание помочь, которым не суждено было осуществиться из-за его болезни и смерти.
       В 1936 Газданов соединяет свою судьбу с Фаиной Дмитриевной Гавришевой, урожденной Ламзаки.
       В 1935 появляется в печати роман «История одного путешествия» — наименее печальный из всех его произведений. В основе романа лежит история жизни двух братьев, один из которых (Николай) удачно адаптируется на чужбине, входит в иноязычный мир культуры, сохраняя и непосредственность восприятия жизни, и свои русские воспоминания. Другой — лишь путешествует по жизни, собирая свои впечатления для будущего творчества. Газданов утверждал независимость личной судьбы человека от общественно-исторических и социальных событий. Жизнь эмигранта не спасает, не мешает личности исполнить свое предназначение на земле, реализовать свою внутреннюю духовную задачу.
       Незадолго до начала Второй мировой войны Газданов создает роман «Ночные дороги», который был опубликован полностью лишь в 1952. В нем воплотились впечатления автора от работы ночным таксистом; повествование густо населено персонажами, которые то исчезают, то вновь предстают перед глазами рассказчика. Здесь и представители русской эмиграции, опустившиеся на дно парижской жизни, и сами французы, обитающие на тротуарах, в маленьких кафе и на набережных Сены. Встречи и расставания с этими людьми дают автору-рассказчику повод задуматься о судьбах этих несчастных, об их трагической роли на подмостках истории, о тщетности всего сущего на земле. Будучи лишь наблюдателем, он редко вмешивается в течение событий, хотя по возможности проявляет и милосердие, и сострадание. Некоторые критики называли «Ночные дороги» жестокой книгой, считая, что Газданов обнаружил пренебрежение к людям, показав их во всем убожестве и разложении. Однако позиция писателя была более сложной. Она обусловлена некоторой философской отстраненностью и пониманием того, что человеческая жизнь заключена в магический круг предопределения, из которого его может вырвать только смерть. Единственным спасением из этой безысходности является творчество, минуты которого отодвигают уход и погружают в спасительную иллюзию бессмертия. В философских идеях Газданов обнаруживали отголоски идей Платона, Н.Бердяева, Э.Кассирера.
       Во время Второй мировой войны, оставшись в оккупированном Париже, Газданов вместе с женой вступает в ряды Сопротивления, помогая, чем возможно, действиям французских и советских партизан. Газданов редактирует информационный бюллетень новостей подполья, участвует в спасении многих людей (в т.ч. и своего друга М.Слонима) от концентрационных лагерей. Общение с русскими людьми, бежавшими из плена и воюющими на французской территории против фашизма, побудило Газдановв написать документальную книгу, единственную в его творческой практике,— «На французской земле» (1946). Л.Диенеш подчеркивал, что Газданов размышлял о советском варианте русского национального характера. Несмотря на рудименты тоталитаризма, которые отмечает писатель в языке и мышлении советских людей, его подкупает удивительная молодость нации, проявляющаяся в стойкости, умении переносить физические страдания.
       В начале 1950-х опубликованы романы Газданова «Призрак Александра Вольфа» и «Возвращение Будды», в которых автору удалось совместить авантюрно-детективный сюжет с философской исповедальностью и лиризмом. В романах усиливается мысль о роке, преследующем человека, о неизбежности судьбы, о тайном и подсознательном движении человека к смерти. Эти романы принесли автору мировую известность. На рубеже 1950-60-х появились в печати блестящие рассказы Газданова: «Судьба Саломеи», «Панихида», «Нищий», «Письма Иванова» и др.
       С янв. 1953 до конца жизни Газданов работает сотрудником американской радиостанции «Свобода», освоив несколько должностей: «автора-редактора», главного редактора новостей, корреспондента Парижского бюро.
       С 1967 служит в Мюнхене старшим, а затем главным редактором русской службы. Эта работа позволила писателю забыть о материальных трудностях, преследовавших его всю молодость. Сначала он пишет, как утверждает Л.Диенеш, на политические и социальные темы, а затем обращается к литературно-критическим статьям. Они посвящены русской классике — Гоголю, Чехову, Достоевскому и других, а также писателям-современникам — Алданову, Набокову, Осоргину, Зайцеву, Сартру, Валери, Мориаку и др. Отвергая сложившиеся схемы литературного восприятия и устоявшуюся иерархию, Газданов иронично, резко и парадоксально оценивал как классическое наследие, так и современного произведения. Его оценки шокировали и публику, и литературных мэтров. Так, к примеру, он считал «Капитанскую дочку» и «Повести Белкина» Пушкина ученическими произведениями в сравнении с «Мертвыми душами» Гоголя, не находил эстетических достоинств по разным причинам и в «Жизни Арсеньева» Бунина, и в «Других берегах» Набокова и т.п. (Ф.Хадонова).
       За последние 20 лет жизни Газданов выпустил в свет 3 романа — «Пилигримы», «Пробуждение», «Эвелина и ее друзья». Стиль его произведений становится более лапидарным, емким, философски насыщенным. В содержании появляется морализаторский оттенок, более явственно ощущается мотив помощи и спасения, дружеской поруки людей. Если в «Ночных дорогах» где-то на периферии текста исследователи обнаружили евангельскую цитату: «Придите ко мне все труждающиеся и обремененные, и Аз упокою Вы», то в позднем творчестве она могла бы стать эпиграфом к роману «Пробуждение», герой которого (француз Пьер) пытается вернуть сознание у больной женщины, потерявшей человеческий облик. Идеи милосердия и сострадания, существовавшие в подтексте ранних произведений, обрели в позднем творчестве реальное воплощение. Газдановский роман — это замедленная проза, развивающаяся как бы во сне, не касаясь подробностей жизни и даже самой земли. По мнению М.Шульмана, ему свойственны сюжетно-криминальная линия, отсутствие доминанты в философском освещении событий (парадоксальные мысли проговариваются на периферии сюжета), сильное подтекстовое движение и т.д.
       Проза Газданова, наполненная «смутной, пепельной печалью» (М.Новиков), обладает завораживающим воздействием на читателя, погружаемого в сложный мир авторского восприятия действительности. Не случайно его реализм называли «магическим» (Вяч.Иванов), а сам автор устами своего героя определял его как «сомнамбулический». Прожив большую часть жизни на чужбине, он, как и его герои, чувствовал, что ему «трудно было дышать... в этом европейском воздухе, где не было ни ледяной чистоты зимы, ни бесконечных запахов и звуков северной весны, ни огромных пространств моей родины».

Литература и другие источники информации




Поддержите культуру
ЯндексЯндекс. ДеньгиХочу такую же кнопку

Google
 
Web azdesign.ru az-libr.ru


Дата последнего изменения:
Monday, 21-Oct-2013 15:54:28 UTC