Степун Фёдор Августович [02.03.1884-23.02.1965]

Степун (настоящая фамилия Степпун) Фёдор Августович
       [19.2(3.3).1884, Москва — 27.2.1965, Мюнхен]
       — прозаик, философ, критик.
       Отец по образованию инженер, работал директором «известных на всю Россию» писчебумажных фабрик. Детство Степун прошло в калужском имении Кондрово, которое было расположено на берегах Угры и Шани. В автобиографическом очерке (Старые — молодым. Мюнхен, 1960) Степун утверждал: «Кроме литовской и немецкой крови есть во мне еще и французская, и шведофинская. В моем субъективном ощущении это этническое богатство ни в малейшей степени не умаляет моей русскости, которой я обязан длительной жизни в деревне». Степун вырос в лютеранстве, потом перешел в православие.
       В 1903, окончив реальное училище в Москве, уезжает в Германию, где поступает на философский факультет Гейдельбергского университета (в России же для философского образования был нужен аттестат классической гимназии). Степун изучал философию под руководством профессора В.Виндельбанда, а также прошел курс истории, политической экономии, государственного права, истории искусства, литературы. В годы учебы был увлечен, как и многие другие представители творческой интеллигенции России того времени, учением Вл.Соловьева, которому Степун посвятил докторскую диссертацию. Она была защищена им в Гейдельбергском университете в 1910. По его собственному признанию, он всегда оставался близким «по своим философским взглядам славянофильско-соловьевскому учению о положительном всеединстве как о высшем предмете познания» («Бывшее и несбывшееся»).
       Возвратившись в Россию в 1910, Степун вместе со своим университетским товарищем С.И.Гессеном выпускает журнал «Логос» — «международный ежегодник по философии культуры», в котором принимают участие и русские ученые и литераторы (Вяч.Иванов, А.Белый, Э.Метнер и др.), и представители западноевропейской мысли (В.Виндельбанд, Г.Зиммель, Г.Риккерт, Д.Лукач и др.). В «Логосе» (1910-14) появляются в печати статьи Степуна: «Трагедия творчества (Фридрих Шлегель)» (1910. №1), «Трагедия мистического сознания» (1911-12. №2,3), «Жизнь и творчество» (1913. №3-4). Степун концентрирует свои усилия над исследованием проблемы соотношения жизни и творчества, которые представляются ему двумя противоположными, борющимися в человеке началами.
       В 1910-е Степун сближается с символистами, принимает участие в редактировании журнала «Труды и дни», участвует в работе секции по эстетике при московском издательстве «Мусагет», увлекается творчеством А.Блока, А.Белого, Вяч.Иванова. Сочувственно-любовное отношение к символизму осталось у Степуна на долгие годы. В 1931 он признавался И.Бунину, творчество которого он также ценил: «Я люблю в искусстве только надлом... Я не люблю классицизма, Возрождения, Греции. Я не пойду брать с полки Гете, если мне будет трудно в данный час. Я возьму кого-нибудь надломленного, пронзительного. Другое искусство мне не интересно. В Белом же, в его припудренном трагизме, я чую его боль, его надлом» (Кузнецова Г. Грасский дневник. М., 1995. С.214). До начала Первой мировой войны Степун активно участвует в литературно-философской жизни обеих столиц, пишет в журнале «Северные записки», «Студия», «Маска», касаясь вопросов развития литературы и театра. Обладая особым ораторским талантом, Степун ездит с выступлениями и лекциями по всей России по линии Бюро провинциальных лекторов. Эти поездки дали Степуну возможность непосредственно ощутить общественные настроения в рабочей, студенческой и интеллигентской среде, познакомиться с жизнью провинциальной России.
       Летом 1914 во время мобилизации Степун едет в Иркутск, где формируется и проходит учебные занятия 12-я Сибирская стрелковая артиллерийская бригада. В начале окт. 1914 Степун в чине прапорщика попадает на Галицийский фронт, воюет в Прибалтике; награжден орденами Анны и Святослава, был даже представлен к золотому оружию, которого тем не менее не получил. Зимой 1915 при возвращении с позиции в штаб Степуна получает тяжелую травму ноги, около 11 месяцев находится на излечении в Риге, Пскове, Москве. Письма Степуна с фронта к жене и матери по настоянию М.О.Гершензона были опубликованы в журнале «Северные записки» (1916) под псевдонимом Н.Пугин. Полностью фронтовые заметки Степун под названием «Из писем прапорщика-артиллериста» с восстановленными купюрами и добавлениями за 1916, 1917 вышли в 1918 в одной книге с очерком В.Ропшина (Б.Савинкова) «Из действующей армии (Лето 1917)». Военные корреспонденции Степуна представляют собой сложный сплав лирических размышлений, точных документальных наблюдений, реалистических описаний и философских обобщений, касающихся мировоззрения интеллигентного человека на войне; они запечатлели душевные переживания автора — от эйфорического восторга перед сражением, «упоения в бою» в начале войны до смертельной усталости и обиды за Отечество в ее конце. Последнее письмо датировано мартом 1917 и заканчивается сведениями о революции в Петрограде. После излечения, летом 1916 Степун возвращается на фронт, служит в Галиции в войсках тылового обеспечения.
       В начале революции приезжает в Петроград в составе армейской делегации Юго-Западного фронта. Степун был избран армейским представителем во Всероссийский Совет рабочих, крестьянских и солдатских депутатов, а затем назначен начальником политического управления в Военном министерстве, которым руководил Б.Савинков. Февральскую революцию Степун встретил восторженно как «всенародную мистериальную трагедию», которая вознесла русскую жизнь на неожиданную вершину.
       Цели, задачи и формы Октябрьской революции не вызывали у Степун ни сочувствия, ни понимания. Во время октябрьского переворота был на короткое время арестован, затем возвращается в Москву. В 1919 осуществляет литературное и художественное руководство Государственным Показательным театром революции. «Как военспец,— вспоминал позднее Степун,— я был призван на военную службу, как тяжелораненый в царскую войну, назначен на тыловую должность, как писатель и бывший фронтовик, ничего не понимающий в административно-хозяйственных делах, любезно переуступлен Троцким Луначарскому на предмет производства пролетарской культуры» (Современные записки. 1923. Кн.14. С.293). Однако в производстве «пролетарской культуры» Степун не участвовал; предпринимал попытки поставить Шекспира, Метерлинка, Гольдони, Л.Андреева; из театра вскоре был уволен. В голодные годы военного коммунизма читает лекции в художественных студиях, позднее уезжает в деревню, где вместе с родственниками жены занимается натуральным хозяйством.
       В 1922 Степун участвует в возрождении литературно-художественных альманахов при издательстве «Шиповник». Под его редакцией вышел первый и единственный сборник, включивший работы Ф.Сологуба, М.Кузмина, А.Ахматовой, В.Ходасевича, Б.Пастернака и др. В этом номере был напечатан и первый рассказ Л.Леонова «Бурыга». В 1922 в сборник «Освальд Шпенглер и закат Европы» выходит статья Степуна, посвященная анализу известной книги «Закат Европы». В этом сборнике принимали участие и Н.Бердяев, С.Франк, Я.Букшпан.
       В.И.Ленин увидел в сборнике «литературное прикрытие белогвардейской организации». Степун оказался среди тех представителей интеллигенции, которые были высланы за границу. Осенью 1922 Степун вместе с женой навсегда покинул родину, поселившись в Германии. Выступает как публицист и литературный критик в различных эмигрантских журналах, становится сотрудником самого авторитетного журнала «Современные записки». Здесь появляются его историческиеи философские статьи, литературные заметки, рецензии на философские труды и художественного произведения как представителей русской эмиграции, так и советских писателей. Многие суждения Степуна поражают своей глубиной: «В революцииесть стихия трагического безумия, от которой пойдет все живое и значительное в новом, пореволюционном искусстве, и стихия благополучного коммунистического разума, которая неизбежно упрется в тупик "пролеткультщины", т.е. "мертвую опись революционного факта" и убогую партийно-марксистскую пропись» (Литературные заметки // Современные записки. 1925. №26. С.315) и др.
       В течение 1923-25 здесь публикуется философский роман в письмах «Николай Переслегин» (Отдельное издание 1929). Основу романа составляет автобиографическая история любви, осложненная соперничеством друзей и мистическим влиянием людей, покинувших этот свет. «Николай Переслегин» — это исповедь человека символистской культуры, который наделен искренностью, благородством и вместе с тем раздвоенностью сознания, стремлением к игре, позе, кокетливому мученичеству. Однако в конце романа, завершающегося в 1914, Переслегин приходит к выводу, что «если вознесение любви в полноту и исполнение возможно, то во всяком случае не на иллюзионистских путях тлетворных мечтаний, а на путях живой религиозной веры в бессмертие единственно любимого». Пути религиозной нравственности и духовного возрождения отстаивались Сив публицистике, и в философском творчестве; особый интерес он проявлял к экзистенциальному характеру русского мышления («Большевизм и христианское существование», 1956).
       Роман «Николай Переслегин» был с восторгом встречен критикой. «Русское открытое сердце и зоркость глаза соединяются у Степуна с высокой духовностью мыслителя европейского масштаба»,— писал К.Фриш. «Нет книги, в которой о любви были бы сказаны более тонкие и значительные вещи»,— замечал Ф.Сегер. «"Николай Переслегин" — самое прекрасное, что когда-либо написано о любви. При этом действие романа развивается с такой напряженностью, что от книги нельзя оторваться»,— утверждал К.Фишер. «Нет сомнения, что "Николай Переслегин" — создание очень духовного и глубоко аристократического таланта»,— подводил итоги Ю.Айхенвальд (Современные записки. 1930. №41).
       С 1926 по 1937 Степун работает на кафедре социологии в Дрездене, пока его не уволили фашисты за «русский национализм, христианство и жидопослушность».
       В 1931 вместе с И.Фондаминским и Федотовым участвует в издании религиозно-философского журнала в Париже «Новый град» (1931-37). «Особенность новоградского духа,— отмечал позже Степун,— определялась прежде всего тем, что его основатели и главные сотрудники встретились друг с другом на путях покаяния как за свои личные ошибки, так и за прегрешения тех партий, групп и течений, к которым они принадлежали» (Бывшее и несбывшееся).
       В 1947 специально для Степуна была создана кафедра истории русской духовной культуры в Мюнхенском университете, на которой он работал до самой смерти.
       В 1956 в Нью-Йорке вышли в свет мемуары Степуна «Бывшее и несбывшееся» в 2 томах. Они были написаны в нацистской Германии, когда автору было запрещено заниматься преподавательской и научной деятельностью. Первый том охватывал события детства, юности, учебы в Германии и Первую мировую войну, второй был посвящен событиям революции в России — Февральской и Октябрьской. По широте и глубине воссоздания культурно-исторической и религиозно-философской обстановки на рубеже веков, точности свидетельских показаний во время русских революций эти воспоминания не имеют себе равных. Автор предстает перед читателем то в образе тонкого беллетриста, то скрупулезного социолога, то умного, ироничного политика, то мудрого философа. Этот многоликий собеседник пытается разгадать «тайну России», увидеть в ее жизни «то бессмертное вечное, что не сбылось, не ожило: завещание грядущим дням и поколениям».

Соч.:
       Сочинения. М., 2000;
       Прошлое и будущее славянофильства // Северные записки. 1913. №11;
       Из писем прапорщика-артиллериста. М., 1918;
       Жизнь и творчество. Берлин, 1929;
       Николай Переслегин. Париж, 1929;
       Встречи: Л.Толстой, И.Бунин, Н.Зайцев, В.Иванов, А.Белый, Л.Леонов. Мюнхен, 1962;
       Литературно-критические статьи / вступ. статья М.Фридлендера // Русская литература. 1989. №3;
       Б.Л.Пастернак / вступ. заметки и публ. К.М.Поливанова // Литературное обозрение. 1990. №2;
       Бывшее и несбывшееся. М.; СПб., 1995;
       Идея России и формы ее раскрытия // Октябрь. 2001. №6.

Лит.:
       Чижевский Д.И. Речь о Степуне // Новый журнал. Нью-Йорк. 1964. Кн.75;
       Штаммлер А. Ф.А.Степун // Новый журнал. Нью-Йорк. 1966. Кн.82;
       Русская религиозно-философская мысль XX века. Питсбург, 1975;
       Исупов К. Роман Ф.Степуна «Николай Переслегин» в истории отечественного эстетизма // Тезисы межвузовской научной конференции, посвященной 120-летию И.А.Бунина. Елец, 1990;
       Ермичев А.А. Степун-философ // Ступени. СПб., 1991. №2;
       Шапошников Л.Е. Русская религиозная философия XIX-XX веков. Нижний Новгород, 1992;
       Философы России XIX-XX столетий. М., 1993;
       Пирожкова В. Несколько слов о моем учителе // Степун Ф. Бывшее и несбывшееся. М.; СПб., 1995. С.629-645;
       Архипов Ю. О книге Фёдора Степуна «Бывшее и несбывшееся» // Степун Ф. Бывшее и несбывшееся. М.; СПб., 1995. С.646-650;
       Соболев А.В. Степун Ф.А. // Новая философская энциклопедия. Т.3. М., 2001. С.637-638;
       Ки Бэ Квон. Философия войны в прозе Ф.А.Степуна и Л.Н.Андреева // Юбилейная международная конференция по гуманитарным наукам. Орел, 2001. Вып.2;
       Кантор В. Фёдор Степун и большевистское имяславие // Вопросы литературы. 2005. №1.

Т.М.Вахитова

А Б В Г Д Е Ё Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Ъ Ы Ь Э Ю Я
Оглавление | Все источники



Поддержите культуру
ЯндексЯндекс. ДеньгиХочу такую же кнопку

Google
 
Web azdesign.ru az-libr.ru


Дата последнего изменения:
Wednesday, 23-Oct-2013 08:45:52 UTC