AZ-libr.ру

информационный портал



Попов Михаил Михайлович [25.02.1957]

Попов Михаил Михайлович (псевдонимы М.Деревьев, М.Пафнутьев)
       [25.2.1957, Харьков]
       — прозаик, поэт, публицист, критик.
       Из семьи служащих, мать — преподаватель английского языка, отец — художник. Жил в Казахстане (1959-61), в Белоруссии (1961-75), окончил Жировицкий сельхозтехникум, служил в армии (1975-77).
       Писать начал рано, работал одновременно над прозой и поэзией, с юных лет увлекался древней и новой историей.
       С 1978 по 1983 учился в Литературном институте им. М.Горького, в семинаре поэзии Ал.А.Михайлова. Первая стихотворная публикация — в альм. «День поэзии-80» (1980).
       Творчество Попова было сразу отмечено товарищами по учебе, преподавателями и критиками. О его произведениях положительно отозвались Ал.А.Михайлов, Е.Ю.Сидоров, Л.И.Васильева и др. Прозаический дебют Попова состоялся в журнале «Литературная учеба», где была опубликована его повесть «Баловень судьбы» (1983. №6), в которой причудливо переплетаются мир переживаний и увлечений совр. подростка и обстоятельства Гражданской войны; ее разбирали и комментировали А.Г.Битов, В.П.Смирнов, С.В.Василенко.
       Первый его роман — «Пир» — увидел свет в издательстве «Советский писатель» в 1986. Его главный герой не в силах разобраться в смысле своего существования, в душевных смутах и пытается обрести покой в лечебнице для нервных болезней. Но его интеллектуальные и психологические приключения тут только начинаются. К этому времени Попов формируется как вполне самостоятельный, талантливый и перспективный автор.
       В 1987 в издательстве «Современник» вышла первая поэтическая книга Попова — «Знак». Вскоре в издательстве «Молодая гвардия» появляется второй его поэтический сборник — «Завтрашние облака» (1989), затем один за другим увидели свет романы и сборник прозы «Нежный убийца» (1989), «Баловень судьбы» (1991), «Калигула» (1991).
       Стихотворному дару Попова присуще обаяние теплого, изысканного лиризма, проникновенности, изящества и деликатности в работе над словом: «Облака водяного талька, / как детей, посыпают нас, / шелестит под локтями галька, / водяной налегает пласт. / Время больше уже не кара, / не сжимает своих клешней, / в тонкой раковине загара / твое тело еще нежней» (Знак. С.51).
       Но стихи Попова — не только изящные импрессионистические зарисовки, в них явственно, хотя и деликатно выражается гражданственное, патриотическое чувство. Попов не склонен идеализировать ни свой народ, ни ситуацию, в которой мы оказались, но его переживания полны печали и сопричастности: «Люди, которым предстоит уйти под землю, / Бродят по городу, уходящему под воду. / Слышу шум времени, но ему не внемлю. / Вижу гондолу, думаю про подводу... / Русский в этом городе, как рюмка водки / В печени со стабилизированным циррозом. / Хожу, превращаю дворцы в фотки, / Консервирую пищу воспоминаниям и грезам... / Если вселенную представить в виде, скажем, регаты, / (а приз будет — дно), то сразу увидишь: / кого Европа не зови в адвокаты, / обогнал Венецию наш Китеж» («Русский в Венеции»).
       Начало фундаментальных «перестроечных» перемен в обществе застает Попова в расцвете сил и энергии. В отличие от мн. современников он не опускает руки, не впадает в отчаяние, но продолжает интенсивно работать над прозой. Под видом детективной или же приключенческой литературы Попов создает романы, наполненные многослойными жизненными, философскими и культурологическими аллюзиями. Как подметил литературовед и писатель С.Дмитренко, «он зовет поиграть в литературную мистификацию и тут же самочинно разоблачает ее, он предлагает читателю, кажется, бульварный роман... и на первой же странице этого романа из жизни пиратов и цивилизаторов XVII века обрушивает на вас с силой девятого вала капитана Гринуэя, напоминающего обаятельного киносноба, полковника Фаренгейта, вызывающего в памяти хмель прозы Брэдбери...» (Дмитренко С.— С.236). Значительное влияние на Попова оказала стилистика произведений В.Набокова.
       Талант Попова как исторического романиста проявился в книгах «Тимур» (М., 1994), «Белая рабыня» (под псевдонимом М. Деревьев. М., 1994), «Илиада капитана Блада» (М., 1996), «Темные воды Тибра» (Московский вестник. 1998. №1-2), в романе о Сулле «Диктатор» (1998). В эти же годы издательством ОКТА-Принт реализуется совместный проект романного цикла о тамплиерах: Попов, А.Сегень, А.Трапезников и С.Смирнов сочиняют обширное историческое повествование под единым псевдонимом Октавиан Стампас (фамилия составлена из инициалов авторов). Перу Попова в этом цикле принадлежат книги «Цитадель» и «Проклятие». Попову как историческому романисту удается уйти от иллюстративности в изображении прошлых эпох: время в его прозе всегда актуализировано, все происходящее звучит свежо и современно.
       Роман «Барбаросса», изданный в серии «Великие пираты в романах», посвящен фигуре знаменитого турецкого морского разбойника XVI в. В нем выведен образ рыжебородого корсара, наводившего ужас на мореплавателей Средиземноморья. Книга выдержана в классических традициях приключенческой литературы.
       В своих произведениях прозаик продолжает напряженно размышлять и над судьбами современности. В романе «Невольные каменщики» (сб. «Белая рабыня», под псевдонимом М.Деревьев. М., 1994) ставится проблема ответственности писателя за свои дела и поступки, книга «Голос Америки, или Охота на графомана» (М., 1996) посвящена вопросам геополитики и противостояния различных типов ментальности, в частности здесь Попов одним из первых ставит вопрос об отношении к американизму как явлению глобализации; в романе «Собака — враг человека» (1997) на материале нынешней жизни осмыслению подвергается вечная проблема соотношения поколений — «отцов» и «детей» нашего времени, в «Народном театре» (1989) звучит тема психологического и силового доминирования людей друг над другом, ставится вопрос управляемости человека. По словам С.Шатурина, «Михаил Попов легко, без всякого нажима показывает, как могут манипулировать людьми разного рода режиссеры и их ассистенты...» (Шатурин С. - С.158).
       Стиль романов, повестей и рассказов Попова отличается склонностью к интеллектуальной и эстетической изощренности. Его язык свободен, раскрепощен и мелодичен. Авторская манера может быть как мягкой, лиричной, так и жесткой, саркастичной, встречаются юмористические, сатирические акценты, Попов не чужд игре со словом, каламбуристике, словесному эквилибризму, мистификации. Нередко композиционное решение включает в себя параллельные повествовательные потоки, создавая при помощи дополнительных голосов своеобразный полифонический, «рамочный» эффект.
       В то же время писатель творит в русле традиций классической русской литературы. Реалистическое изображение действительности не мешает ему проявлять умение фантазировать, выдумывать, моделировать свои собственные миры. Сюжеты большинства книг Попова увлекательны, интрига держит читателя в напряжении, неожиданные повороты в ходе повествования и эффектные концовки вывели его в передний ряд современных отечественных беллетристов; нередко в романах проявляется детективное начало, хотя криминальных историй в расхожем понимании этого жанра писатель не пишет.
       Особенностью поэтики Попова является ярко выраженное игровое начало, проявляющееся на разных уровнях.
       В романах «Пора ехать в Сараево» (1999) и «Гости съезжались на дачу, или План спасения СССР» (2001) отчетливо проявился публицистический темперамент прозаика. Однако Попов избегает лобовых, прямолинейных выводов и решений. Отношение его к историческим событиям всегда транслируется через призму художественных образов.
       Проза Попов всегда органично фактурна, наполнена живыми, узнаваемыми и как бы обласканными автором деталями, она создает впечатление уюта и душевной теплоты: «Чашки расположились с ненавязчивой симметрией вокруг чайника. Два варенья: малина и клубника — искрились в хрустальных вазочках... Провинциальный дом хорош тем, что как бы ни был неожиданен гость, от него никогда не станут отделываться сосисками из пустого холодильника и чаем с сухариками. Всегда отыщутся грибки, быстро отварится картошка, из погреба привлекут несколько ломтей от заготовленного на зиму окорока» (Дворец // Игра без обмана. М., 1999).
       Попов является автором сценариев 2 полнометражных художественных фильмов — «Арифметика убийства» (инсценировка повести «Давай поговорим», Панорама-Ленфильм — приз на кинофестивале «Киношок», 1992) и «Гаджо» (снят на той же студии).
       Профессиональная деятельность Попова как редактора началась в 1983 в редакции журнала «Литературная учеба», затем он сотрудничал в журнале «Советская литература».
       С 1990 по 1995 Попов работал заместителем главного редактора журнала «Московский вестник».
       В 1999 был избран председателем творческого объединения московских прозаиков.
       С 2004 он возглавляет Совет по прозе при СП России.
       Неоднократно ему поручалось вести творческие семинары с молодыми писателями на совещаниях разных уровней.
       В качестве критика Попов не раз выступал по различным вопросам современной литературы, писал о молодых, о Русском зарубежье (в частности, о В.Набокове, И.Чиннове и др.).
       Проза писателя отмечена литературной премией СП СССР за лучшую книгу 1989, премиями имени В.Шукшина (1992), И.Бунина (1997), А.Платонова (2000), премией правительства Москвы (2002).
       Стихи и рассказы переведены на английский, французский, немецкий, арабский, латышский языки; роман «Пора ехать в Сараево» издан на китайском.
       Живет в Москве.

Соч. Проза:
       Пир. М., 1988;
       Нежный убийца. М., 1989;
       Калигула. М., 1991;
       Баловень судьбы. М., 1991;
       Клетка для отмороженного: романы. М., 1995;
       Сны сутенера: романы. М., Вече. 1996;
       Илиада капитана Блада. М., 1996;
       Клетка для отмороженного. М., 1996;
       Тимур. М., 1996;
       Сны сутенера. М., 1997;
       Цитадель. М., 1998;
       Проклятие. М., 1998;
       Олоннэ. М., 1998;
       Барбаросса. М., 1998;
       Давай поговорим. М.; 1998;
       Сулла. М., 1998;
       Паруса смерти. М., 1998;
       Одинокое сердце. М., 1999;
       Мальчик и девочка // Московский вестник. 1999. №2;
       Фиктивный брак// Московский вестник. 2000. №3-4;
       Огненная обезьяна // Московский вестник. 2002. №1-2;
       Обреченный царевич. М., 2004;
       Идея // Маш современник. 2005. №2.

Соч. Поэзия:
       Знак. М.: Современник. 1987. (Новинки «Современника»);
       Завтрашние облака. М.: 1989. (Б-ка ж. «Молодая гвардия»).
       Альманах: Эгоист. М., МГО СП РФ. 2004.

Лит.:
       Костырко С. В поисках литературного процесса // Согласие. 1991. №2;
       Велай А. Портрет одной прозы // Литературная учеба. 1991. №5. С.126-130;
       Поэзия Михаила Попова с двух точек зрения [Калюжная Л., Филимонов А.] // Лепта. 1994. №23. С.108-115;
       Казначеев С. Малопьющий либерал Михаил Попов // Кто есть кто в современном мире. 1995. №4;
       Калюжная Л. Последний обман или обещание // Литературная учеба. 1995. №2-3;
       Дмитренко С. Про Поповых // Реалист. 1997. Вып.2. С.220-237;
       Шатурин С. Мучительный поиск родства // Москва. 1997. №6;
       Безгоев Ш. Каменные вольности // Литературная Москва. 1997. Вып.3;
       Люсый А. Коллективный Фигаро // Литературная газета. 2002. №10;
       Неверов А. В зеркале «Национального бестселлера» // Труд. 2002. 16 апр.;
       Ляшева Р. Пир и Пиар // Литературная Россия. 2003. 31 янв.;
       Заровнятных О. Новый реализм // Литературные вести. 2004. Июнь. №77. С.2.

С.М.Казначеев



А Б В Г Д Е Ё Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Ъ Ы Ь Э Ю Я
Оглавление | Все источники






Дата последнего изменения:
Wednesday, 23-Oct-2013 08:45:38 UTC



 




(c) 2017 AZ-libr.ру :: Библиотека - "Люди и книги"