Кузовлёва Татьяна Витальевна [10.11.1939]

Кузовлёва Татьяна Витальевна
       [10.11.1939, Москва]
       — поэт, переводчик.
       Родилась в семье инженера («Детство мое прошло в большой коммунальной квартире, в основном населенной вдовами из "бывших". Одна из них — Софья Николаевна Мантейфель, дочь расстрелянного царского полковника,— стала мне по сути второй матерью»). После окончания школы работала дежурной по выставке, экспедитором, младшим редактором технического издательства. Училась в Московском государственном педагогическом институте на историческом факультете. Окончила Высшие литературные курсы при СП СССР. Первые публикации в «Комсомольской правде» и «Юности» (1959-60). Первый сборник стихов «Волга» рекомендован к печати IV Всесоюзным совещанием молодых писателей (1964) и вышел в том же году. Кузовлёва — лауреат премии СП Москвы «Венец» (2000), главный редактор литературного журнала СП Москвы «Кольцо А» (с 1993).
       Время вступления Кузовлёва, как и большинства ее сверстников-«шестидесятников», в литературу совпало с расцветом так называемой эстрадной поэзии. Однако ее голос не затерялся в общем хоре. «По тому, как поэты читают свои стихи, можно понять многое. Один — застенчивой скороговоркой, другой — упиваясь собой, третий — манерно завывая, четвертый — рубя строки, как дрова. Татьяна Кузовлева читает свои стихи, я бы сказала, благородно, читает, не "играя на аудиторию", а строго и женственно, со сдержанным волнением, которое нет-нет да и прорвется то зазвеневшим голосом, то внезапно проступившей бледностью смуглых щек» (Ю.Друнина). В стихах Кузовлёвой изначально присутствуют извечные темы женской лирики: «Прекрасно быть женщиной слабой: / Чтоб с твердой ладони мужской / Взлетать отрешенно и храбро / Над будничною суетой. / Прекрасно быть женщиной слабой; / Обиды почувствовав власть, / Наплакаться вволю хотя бы / И к тем же ладоням припасть». Но в отличие от многих женских стихов, любовь в поэзии Кузовлёвой обычно взаимная, счастливая, что, однако, отнюдь не означает что взаимность всегда безоблачна: «Слова слетают наугад, / В них много кроется пустого. / Но прежде слов был только взгляд. / А разве с ним сравнится слово? /Ив гулком космосе сперва, / Когда понять друг друга надо, / Мы забываем про слова / И взглядом сходимся со взглядом».
       Для поэзии Кузовлёвой органична тема любви к Родине, чувство единения со своим народом, причастности к его судьбе. Именно это чувство причастности дает право на слова, далекие от стандартных славословий: «Откуда это все у нас в народе, / Как он сложился, этот странный ряд: / Жить в рабстве, рассуждая о свободе, / Вперед стремиться, а сползать назад. / Откуда это все: высоты духа / Там, где черта последняя видна, / И эта окаянная разруха, / В которой вечно мается страна. / Откуда это: с рвением дотошным / Пить, заглушая совести укор, / Звать будущее, тосковать о прошлом, / Не видеть настоящего в упор. / И по земле пройти временщиками, / Не замечая как гудит земля, / И на "авось" надеяться веками, / И лгать себе: "во имя...", "ради...", "для..."». Но при всех мучительных вопросах, в который раз остающихся без ответа, неизменной остается любовь к родной земле: «Никому никогда не скажу / Это слово некстати и всуе. / Лишь березу и дом нарисую / И во ржи золотую межу... / Воздух в губы вольется, дрожа, / Где-то вспыхнет звезда одиноко. / Я скажу: — Ах, как небо высоко! / Это Родина,— дрогнет душа».
       С особой отчетливостью звучит в стихах Кузовлёвой тема Москвы («Москва, Москва, я дочь твоя, / Во мне века твои и камни»), но это не Москва официальная и парадная, а «Москва людей», «приговоренных к вечному соседству», город, который не только щедро одаривает своих обитателей исторической и культурной памятью, но и «требует жесткой дани» с каждого из них. Поэтесса чувствует себя горожанкой, прописанной «в каменной московской этажерке», «добытчицей в очередях, по будням — рабочей лошадкою», но надо всем этим глубокое убеждение, «что многократна жизнь, что смерть мгновенно, что совесть самый главный поводырь». В позднейших стихотворениях Кузовлёвой, как и у многих ее сверстников, нравственные категории, нравственный императив все чаще связываются с религиозной традицией: «Господа Бога молю...», «"Господи, спаси ее",— шепчу», «Этот груз, дарованный мне Богом...» И наряду с этим — горькое осознание: Бог вечен, но и «Хам бессмертен тоже».
       Поэтическая книга Кузовлёва «Сквозь снег» (1997) вобрала в себя произведения последних лет и лучшие стихи из прежних сборников. Книга свидетельствует, что поэтический язык Кузовлёвой мало изменялся с годами, поэтесса остается верной прежним ориентирам. В числе «эталонных» поэтических имен в ее стихах — имена Блока, Есенина, Пастернака, Корнилова, Луговского, Мартынова. И, конечно, Пушкин.
       Стихи Кузовлёвой переводились на английский, немецкий, французский, итальянский и другие языки мира. Со своей стороны Кузовлёва также много занималась переводами, отдавая предпочтение женской поэзии, особенно казахской, публиковала в периодике литературные портреты казахских поэтов, статьи об их творчестве.

Соч.:
       Россия, береза, роса: стихи. М., 1965;
       Силуэт: стихи. М., 1970;
       Голос: стихи. Алма-Ата, 1970;
       Слог: стихи. М., 1973;
       Степная птица: стихи. Алма-Ата, 1977;
       Две зари: стихи. М., 1978;
       Тень яблони: стихи. М., 1979;
       Веретено: стихи. М., 1978;
       Избранное: стихи. М., 1985;
       Час жаворонка: стихи. М., 1986;
       Возраст женщины: стихи. М., 1987;
       Золовка из Верхней Грязнухи: семейная хроника // Дядя Ваня: альм. М., 1993, №1(5);
       Свободное дыхание: стихи. М., 1994.

Переводы [отд. книги]:
       Стихи казахских поэтесс: пер. с казахского. Алма-Ата, 1969;
       Абдрахманова Т. Ключ: пер. с казахского. М., 1976;
       Айтхожина М. Пора цветения: пер. с казахского. Алма-Ата, 1970;
       Горсть земли: пер. с казахского. М., 1974;
       Укрощение коня: пер. с казахского. М., 1985;
       Сафиева Г. Зеленая колыбель: пер. с таджикского. М., 1981;
       Пульс моей любви: пер. с таджикского. М., 1988;
       Огнепоклонница: пер. с таджикского. М., 1991.

Лит.:
       Друнина Ю. Только любовь не напрасна, только работа права... // Кузовлева Т. Избранное: стихи. М., 1985;
       Жирмунская Т. Цепочка горьких бус // Литературная газета. 1997. 12 нояб.;
       Казакова Р. Мы рождены, мы в мир пришли сквозь снег... // Книжное обозрение. 1998. №3.

И.О.Фоняков

А Б В Г Д Е Ё Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Ъ Ы Ь Э Ю Я
Оглавление | Все источники



Поддержите культуру
ЯндексЯндекс. ДеньгиХочу такую же кнопку

Google
 
Web azdesign.ru az-libr.ru


Дата последнего изменения:
Wednesday, 23-Oct-2013 08:43:04 UTC