Степанов Александр Николаевич [02.02.1882-30.10.1965]

Степанов Александр Николаевич
       [21.1(2.2).1882, Одесса — 30.10.1965, Москва]
       — прозаик.
       К семье Степанов можно с полным правом отнести слова Б.Васильева: «Есть такая профессия — защищать Родину». Прадед Степанов участвовал в походах Суворова, в том числе в переходе через Альпы, дед — в Отечественной войне 1812, дослужившись до права на потомственное дворянство; отец, окончив Ми-хайловское артиллерийское училище и Артиллерийскую академию, служил в Николаевской армии капитаном артиллерии. Продолжая семейные традиции, Степанов учился в кадетском корпусе в Полоцке (1901-03), а затем, переехав с семьей в Порт-Артур, подростком принял участие в его обороне. Он всячески помогал отцу — привозил на передний край воду, выполнял обязанности связного, бывая во многих сухопутных подразделениях и на кораблях, был ранен. После падения Порт-Артура, Степанов вместе с отцом был отправлен в Японию в качестве военнопленного, но затем, разобравшись в том, что воин — несовершеннолетний, его отправили в Россию. Степанов продолжил учебу в Сумском кадетском корпусе, а затем в Петербургском Технологическом ин-те, окончив который (1913) пошел служить в артиллерию. Прошел Первую мировую войну, участвуя в решающих ее сражениях и походах — Восточная Пруссия с армией генерала Самсонова, Галиция, Варшава, Вильно, Брусиловский прорыв...
       С 1917 по 1922 учился в Артиллерийской академии в Петрограде, одновременно принимая участие и в сражениях, на этот раз — Гражданской войны. Так, в 1921, еще не будучи членом партии, Степанов вместе с делегатами X съезда РКП (б), как и А.Фадеев, штурмует восставший против злоупотреблений властей Кронштадт. Во время этого очень тяжелого для обеих сторон сражения, Степанов был тяжело контужен, провалился в ледяную воду, долго и тяжело болел. Пришлось демобилизоваться и уехать в Краснодар, к матери и сестре (отец после Гражданской войны оказался в эмиграции). Степанов работал инженером, преподавал, но в 1931 вновь тяжело заболел, оказавшись надолго прикованным к постели. Лишенный возможности передвигаться, Степанов пробует писать. Тема совершенно ясна — оборона Порт-Артура, которая навсегда останется для него самым ярким жизненным впечатлением. В семье сохранились Порт-Артурские дневники отца, близкие помогают ему собирать и другие материалы.
       После выздоровления, совмещая работу по специальности с литературной, Степанов завершает роман и передает рукопись на отзыв А.Новикову-Прибою и С.Сергееву-Ценскому. Этот выбор не случаен — именно они являются его предшественниками в разработке военно-патриотической тематики. Более того, именно А.Новиков-Прибой, открыл в литературе 1930-х «дневниковый», или «летописный», принцип построения произведения — день за днем, месяц за месяцем, описывая важнейшие военные события. Эта композиционная форма была подхвачена С.Сергевым-Ценским и позднее — П.Далецким, именно к ней обратился и Степанов. Рукопись была одобрена, в 1940 в Краснодаре выходит первая книга романа, в 1941 (по др. данным — в 1942) — вторая. В 1944 роман переиздается массовым тиражом в Москве, получив самые благоприятные отзывы критики, которая подчеркивала удивительную «своевременность и полезность» (Н.Тихонов) романа. Особое звучание «Порт-Артур» приобретает в связи с началом войны СССР с Японией. 1945 становится годом второго рождения романа и начала его мировой известности — «Порт-Артур» переводится на многие иностранные языки.
       В 1946 произведение было отмечено Сталинской премией.
       Успех романа не был случайностью — в нем шла речь об одном из самых героических и трагических событий в истории России, никогда не забываемых народом. Но в то же время русско-японская война еще не получила полного и всестороннего отображения в литературе. До очень немногих читателей, отгороженных от истории и литературы начала века, доносились отзвуки «Красного смеха» Л.Андреева, пронзительно-щемящая нота блоковского стих. 1904 «Девушка пела в церковном хоре...», где «причастный тайнам плакал ребенок / О том, что никто не придет назад». Разве только горестные звуки народного вальса «На сопках Маньчжурии» напоминали о крестах на далеких и очень многочисленных братских могилах...
       Степанов впервые представил не просто сухие хроникальные записи военных действий, но страстное и взволнованное повествование о том, что мальчиком-подростком видел собственными глазами, а затем всесторонне изучил, насколько это было возможно, и осмыслил, будучи зрелым человеком, опираясь на многочисленные документальные материалы и свидетельства других очевидцев. Концепция романа, безусловно, носила революционный и демократический характер: Степанов подчеркивал преступную неподготовленность Российской державы начала XX в. к ведению серьезных военных действий, «всю гниль,— по его словам,— правящей Россией самодержавной клики» (Новый мир. 1945. №8. С.117). С другой стороны, с глубокой симпатией и сочувствием Степанов показал народную Россию — самоотверженно сражающихся солдат, матросов и тех, кто решительно встал на их сторону, как реальных, так и вымышленных героев: любимец армии и флота талантливый адмирал Макаров, умелый и решительный генерал Кондратенко, бесстрашный, унаследовавший многие гусарские традиции капитан Борейко, представитель наиболее интеллигентной части русского офицерства прапорщик Звонарев и другие. Степанов использует удачно найденный композиционный прием, для того чтобы возможно шире отобразить жизнь осажденной крепости в горизонтальном и вертикальном ее разрезе. Большинство батальны к сцен романа происходит на Электрическом утесе. Но сюжетообразующая роль отведена прапорщику Сергею Звонареву (прототипом которого явился отец Степанова), инженеру-механику по специальности, который по долгу службы занимается оборудованием всех фортов Порт-Артура, выезжает на важнейшие участки обороны. Это позволяет автору создать эффект широкого панорамного обзора военных событий. Звонарев — боевой офицер, чья жизнь неразрывно связана с фронтом, становится женихом дочери одного из порт-артурских генералов Вари Белой. Отсюда возможность показать жизнь порт-артурского «общества», показать сверху донизу, противопоставив истинных патриотов, добрых и честных людей бездарным и злобным карьеристам типа Стесселя и Вамензона, не говоря уж о том, что любовный сюжет придает роману дополнительные худож. качества.
       Одним из первых рецензентов «Порт-Артура» стал участник русско-японской войны, будущий генерал-майор и автор известной книги «50 лет в строю» А.Игнатьев (Знамя, 1941. №3). Справедливо указав на некоторые неточности в изображении собственно исторических событий, он упрекнул автора также и в сгущении красок при изображении глубокого нравственного падения не только высших, но и «высочайших» чинов, фигурирующих в романе. Почти двумя десятилетиями позднее авторы «Истории советской литературы» в 4 т. (Т.3. М., 1968. С.64), наоборот, усмотрели, что картины ратного мужества и воинской стойкости в романе «затеняли» мысль о трагедии русского солдата, вынужденного платить своей собственной жизнью за чуждые ему цели. Современная же критика вновь увидела в романе проявления излишней социальной и политической тенденциозности в изображении, с одной стороны, жестокости и самодурства по отношению к солдатам, а с другой стороны — активности и сознательности протеста, который проявляет, скажем, солдат Блохин или батарея, не позволившая начальнику всей артиллерии арестовать своего любимого командира. Таким образом, с гневом и болью повествуя о гнилости армии, которая «в мирное время занималась только парадами и шагистикой», о карьеризме офицеров и генералов, подсиживаниях, несогласованности действий армейского и флотского начальства, казнокрадства, бездарности ряда руководителей (пусть даже не доходящей до прямого предательства, о чем писал А.Игнатьев), об отношении к солдатам как к скотине, Степанов в целом не погрешил ни против исторической, ни против художественной правды. Социальная проблематика «Порт-Артура», если воспринимать события начала XX в. без тенденциозной модернизации, реально соответствовала тому, что было в истории.
       В то же время гораздо более серьезной была проблема художественности произведения, построенного по принципу «летописной композиции». Хроникальность, когда она связана с изображением событий такой исторической значимости и драматизма, имеет право на существование и в самой себе несет значительное эмоциональное содержание. Кроме того, она отвечает на запросы времени, желание читателей знать правду о себе. Но в самом принципе слишком широкого панорамного изображения таится опасность потери углубленного раскрытия человеческих характеров во всей их полноте и многообразии. Эпическая широта обогащает арсенал батальной живописи, но часто за счет глубины психологизма и масштабности художественных обобщений, присущих именно романной структуре.
       В силу своеобразия материала в «Порт-Артуре» (как и ранее в «Цусиме» А.Новикова-Прибоя) документальность и хроникальность обернулись достоинством, но роковым образом сказались на продолжении романа. На рубеже 1950-60-х, написав по материалам Порт-Артура пьесу «На Тихом океане» (1946; с 1954 называлась «Порт-Артур»), Степанов начал работу над продолжением романа — «Семья Звонаревых». Он должен был отразить жизнь бывших порт-артуровцев начиная с событий 1901 и кончая февр. 1917. Но там, где уже не было столь драматически напряженной реальной основы, которая сама формировала сюжет, цементировала отдельные детали и образы в единый и цельный худож. организм, повествование стало замедленным, вымученным и вялым. Написав две части «Семьи Звонаревых» (1959-63), к третьей Степанов уже не обратился, роман остался незаконченным.
       Степановым были опубликованы в разное время повести «Трагедия в Чемульпо» (1945; вошла в текст романа «Порт-Артур» с изд. 1955), «Адмирал Макаров в Порт-Артуре» (1947), «В Керченской крепости» (1958; вошла в текст романа «Семья Звонаревых» изд. 1959).
       В 1948 Степанов обратился к путевой прозе — «Чехословакия» и «Австрия» (обе — 1948). В 1958 — к событиям обороны Петрограда в 1918 — повесть «Стальной рабочий отряд».

Соч.:
       Порт-Артур: в 2 кн. М., 1993;
       Семья Звонаревых:Кн.1,2.М., 1993.

Лит.:
       Лавренев Б. Книга о русской доблести // Новый мир. 1945. №1;
       Петров С. Советский исторический роман. М., 1958. С.311-314;
       Веленгурин Н. Александр Степанов и его книга о Порт-Артуре. М., 1965;
       История русского советского романа. Т.2. М.; Л., 1965. С.34, 49-52, 335;
       Курганов В.Н. К творческой истории романа Александра Степанова «Порт-Артур» // Русская литра. 1967. №1;
       Курганов В. Замечания к новым изданиям романа А.Н.Степанова «Порт-Артур» // Русская литература. 1973. №3;
       Иншаков П. Александр Степанов. Краснодар, 1974;
       Полосина Л. Александр Степанов // Семья Звонаревых. М., 1990. С.3-6.

К.Ф.Бикбулатова

А Б В Г Д Е Ё Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Ъ Ы Ь Э Ю Я
Оглавление | Все источники



Поддержите культуру
ЯндексЯндекс. ДеньгиХочу такую же кнопку

Google
 
Web azdesign.ru az-libr.ru


Дата последнего изменения:
Wednesday, 23-Oct-2013 08:42:58 UTC