Пестовский Владимир Алексеевич [01.07.1886-__.11.1940] {ум.11.1940г.}

Пяст Владимир (настоящее имя Владимир Алексеевич Пестовский)
       [19.6(1.7).1886, Петербург — 11.1940, Подмосковье (Голицыно); похоронен на Новодевичьем кладбище в Москве]
       — поэт, переводчик, литературный критик.
       Родился в семье коллежского советника, энтомолога по образованию. По отцу Пяст принадлежал к старинному польскому роду, восходившему к королевской фамилии Пястов, что подчеркнуто в избранном им псевдониме. Имя бабушки Пяста, Анны Алексеевны Пестовской, было известно в Петербурге 1900-х благодаря ее просветительской деятельности, в частности организованной ею общественной «Читальни Пестовской», располагавшейся в том же доме, где прошло детство и юность Пяста (Литейный, 24). Высококультурная атмосфера, царившая в семье, и лит. наклонности отца, который, по воспоминаниям Пяста, «писал до сорока лет плохие русские и отличные латинские стихи, с сорока же лет писал и русские хорошие» (Автобиография. РНБ. Ф.474), рано раскрыли в Пясте разносторонние способности. 9-ти лет Пяст по собственному настоянию был определен в 12-ю Санкт-Петербургскую гимназию; учился увлеченно, отдавая предпочтение физике и математике; по окончании гимназии в 1904 был отмечен золотой медалью. В 13-летнем возрасте открыл для себя творчество Л.А.Мея (в 1922 опубликовал статью «Л.А.Мей и его поэзия»). Другим кумиром юности был Э.По. Свое 13-летие Пяст запомнил как своеобразный жизненный рубеж: «Приблизительно в это же время сложил я (и записал) первые свои стихи, которые <...> считаю и теперь вполне настоящими, так как выражали они подлинные и не слышанные ранее поэтические мысли» (Автобиография).
       Знакомство с русским символизмом началось для Пяста со сборника К.Бальмонта «Горящие здания (Лирика современной души)»: «С первых же строк Бальмонт завладевает моим существом» (Автобиография). Притягательность творчества По и восхищение поэтическим мастерством Бальмонта подтолкнули Пяста к развитию в себе способностей к искусству декламации, которым страстно занимался и его отец. Вскоре самостоятельные упражнения в художественном чтении увенчались значительными личными достижениями, позволившими Пяст констатировать, что уже летом 1903 он стал «одним из первых по времени в России исполнителем стихов Э.По в переводе Бальмонта» «Ворон» и «Улялюм» (Автобиография).
       В 1904 Пяст поступил на математическое отделение физико-математического факультета Санкт-Петербургского университета. На выбор специальности оказала влияние прочитанная им статья известного математика Н.В.Бугаева, отца поэта Андрея Белого («О свободе Воли»). Этот шаг во многом показателен для формировавшейся личности Пяста, которому и впоследствии была присуща эмоциональная впечатлительность, сочетающаяся со склонностью к логическому рассуждению, философии и приверженностью культу человеческой воли. Осенью того же года Пяст знакомится с 3.Н.Гиппиус, которая приглашает его бывать в ее доме, где тогда собирался весь литературно-художественный «свет» Петербурга. Поэтический дебют Пяста состоялся в шестой книге журнала «Вопросы жизни» за 1905. К этому времени он уже знаком с А.Блоком, бывает на знаменитых «средах» Вяч.Иванова, каждую встречу с которым он на протяжении многих лет воспринимал как «событие во внутреннем мире» (Автобиография); посещает вечера у Ф.К.Сологуба и В.В.Розанова. Весной 1906 Пяст слушает курс лекций в Мюнхенском университете. Несмотря на то, что с этой поездкой в Германию была связана одна из первых вспышек психического заболевания, обострение которого несколько раз в жизни приводило его к суицидным попыткам, из Мюнхена Пяст вернулся страстным поклонником западноевропейской культуры, восторженно откликался об этом периоде своей жизни, запечатлев его в стихах.
       Осенью 1906 Пяст переводится на историко-филологический факультет (романо-германское отделение), который и оканчивает в 1910.
       С 1906 до окончания университета Пяст принимает активное участие в «Кружке молодых» (объединение молодого поколения символистов — при университете).
       В 1906 (совм. с В.П.Лачиновым) подготовил русский перевод «Электры» Г.Гофмансталя. В 1907 «Электра» была поставлена в театре В.Ф.Комиссаржевской. Весной 1909 Пяст посещает кружок под названием «Проакадемия стиха», собиравшийся на «Башне» Вяч.Иванова; с этого времени серьезно занимается теорией стихосложения.
       Сосредоточенность на идеалистической философии Платона, образах философско-мистической поэзии Вл. Соловьева; противопоставление идеального мира, выраженного в мистических образах «Души Мира», «Вечной женственности», хаосу и демонизму реальной земной жизни; построение лирических циклов по принципу единого текста — все это нашло отражение в первом поэтическом сборнике Пяста «Ограда» (1909). А.Белый писал о поэтическом кредо и образе Пяста: «Очень чопорный, нервный и бледный; "несет караул перед лозунгами символизма"» (Белый А. Начало века. М., 1990. С.492). В это же время Пяст публикует статьи о В.Брюсове, А.Белом, Вяч.Иванове в «Книге о русских поэтах последнего десятилетия», вышедшей под редакцией М.Гофмана (СПб.; М. 1909).
       В начале 1910 Пяст сделал перевод комедии Тирсо де Молина «Дон Хиль Зеленые штаны», который появился в печати только в 1923 в Берлине. Период 1910-12 для Пяста был отмечен дружеским и творческим общением с А.Блоком, под влиянием которого в воззрениях Пяста происходят явные сдвиги; взгляды Пяста были изложены в статье «Нечто о каноне» (Труды и дни. 1912. №1).
       В 1910-х сложился круг интересов Пяста, связанный с изучениеи стихосложения, декламацией, увлечением шахматами, плаванием и исследованием оккультизма.
       В 1911 в московском издательстве «Пегас» выходит его автобиографическая «Поэма в нонах», написанная в 1908. Пяст, недовольный книгой, которая была напечатана без согласования с ним, сжег почти весь тираж (др. изд.: Сирин. Сб. 2, 1913; Заветы. 1913. IX, с цензурными сокращениями).
       В 1911-13 Пяст находится под сильным впечатлением от произведений А.Стриндберга. Преклонение перед талантом и личностью шведского писателя побудило его к поездке в Стокгольм в 1912, когда пришли тревожные вести о тяжелой смертельной болезни Стриндберга. Пяст, не допущенный к умирающему Стриндбергу, передал ему «привет от Блока» и свою «Поэму в нонах» с запиской: «Августу Стриндбергу, единственному, но больше не одинокому — от молодых русских поэтов». 14 июля 1912 в Териокском театре «Товарищества актеров, художников, писателей и музыкантов» на вечере памяти Стриндберга Пяст прочел доклад о творчестве этого писателя.
       С весны 1913 по 1914 Пяст принимал участие в собраниях «Общества поэтов», организованных Н.В.Недоброво. Вместе с ним в это общество входили Блок, Вяч.Иванов, Ю.Верховский, А.Скалдин, Б.Садовской, А.Кондратьев и др. Конец 1913 Пяст считал «эрой своей жизни»: к этому времени относится его первое концертное выступление с чтением стихов Лермонтова. Декламация становится одной из основных форм выражения его творчества. В этой сфере он не только предпринимает попытку создать студию художественного чтения (1919), но и занимается поиском новаторских приемов декламирования (организация в 1920 вечеров «стихотворения», т.е. «"нового творения" стихов в процессе их исполнения» (Автобиография), и первых вечеров «дуэтной» декламации в 1922).
       В 1914 Пяст как историк литературы проявляет интерес к эгофутуризму, читает доклады об элементах футуризма в поэзии символистов и др.
       В период с 1909 по 1917 Пяст пишет стихи, впоследствии составившие вторую книгу его лирики «Львиная пасть» (Берлин; Пб.; М.: издательство 3.И.Гржебина, 1922). Почти все стихи этого сб. предварительно были напечатаны в различных периодических изданиях и альманахах («День», «Любовь к трем апельсинам», «Год войны», «Бельгийский сборник» и др.).
       В 1915 Пяст был призван на фронт ратником 1-го разряда, но из-за вспышки психического заболевания вскоре был признан негодным к военной службе. Свой кратковременный опыт казарменной жизни он описал в стихотворении «В казарме (Начало войны)» (Россия в Слове. Литературное приложение к газете «Воля народа». 1917. №1). Тогда же работает над поэмой «Грозою дышащий июль», три отрывка из которой были напечатаны в «Альманахе Муз» (Пб., 1916); в своем полном объеме поэма так и не была издана.
       В 1915-18 внимание Пяста заострено на политических событиях того времени; для него были характерны оборонческие настроения и союзнический пафос в годы Первой мировой войны (см. стих. «Бельгия» // Бельгийский сб. Пг., 1915; «Cui prodest». [1917-?]. РНБ. Ф.622); некоторое время поддерживал политическую программу меньшевиков; в Февральскую революцию разделял взгляды кадетов; в Октябрьскую революцию сотрудничал в газете правых эсеров «Воля народа». К этому же периоду относится работа Пяста над прозаическими произведениями — романами «Круглый год» (др. название «Чин моей жизни»), «Агнесса Кроль», «Тайные силы», «Эпилог», «Рукопись Хляби-на» — все они остались неопубликованными.
       Октябрьскую революцию Пяста воспринял категорически отрицательно. Так же непримиримо относился к литераторам, так или иначе поддержавшим большевистский переворот, поэтому после выхода в свет поэмы «Двенадцать» порвал отношения с Блоком до весны 1921, когда им удается восстановить дружеский контакт.
       В годы Гражданской войны Пяст живет в одной из комнат петербургского Дома искусств. После Октября сотрудничает в Институте живого слова, в издательстве «Всемирная литература», где редактирует сочинения Стриндберга.
       В 1920-е Пяст работает как журналист и переводчик; в 1922 выходит его «Третья книга лирики» (Берлин; Пг.; М.); в 1926 издана хрестоматия «Современный декламатор», составленная Пястом совместно с Н.Омельянович (М.; Л.); продолжает заниматься стиховедением и в конце 1920-х пишет книгу «Современное стиховедение. Ритмика» (Л., 1931). Этот труд представляет собой подробный свод и анализ практически всех форм русского стиха, обзор теоретических работ по стиховедению и полемику с их авторами (А.Белым, В.Жирмунским, Б.Томашевским, Г.Шенгели), а также содержит практический курс для начинающих поэтов.
       В 1926 Пяст переехал жить в Москву. В 1929 выходят в свет его мемуары — «Встречи» (М.) где Пяст подробно описывает свой путь в литературе.
       В февр. 1930 Пяст был репрессирован и сослан сначала в Архангельск, а затем в г.Кадников (Вологодская обл.) сроком на 3 года. По воспоминаниям О.В.Синакевич, познакомившейся с ним в Кадникове, Пяст «на вопрос, как он попал в ссылку, <...> отвечал обычно: Был у приятеля на именинах, во время чаепития пришли чекисты, произвели обыск и забрали — и именинника, и гостей: "неразрешенное собрание"...» (РНБ. Ф. 163).
       В 1933 сослан в Одессу; здесь он женился на К.И.Стояновой.
       В 1936 вернулся в Москву.
       Пяст, в течение всей жизни считавшийся «последним! воинствующим символистом», перед смертью, наступившей от заболевания раком, написал: «К символистам я не принадлежу, а я без направления модернист, считающий себя импрессионистом, а следовательно, реалистом» (Фоогд-Стоянова Т. Восемнадцать писем В.А.Пяста. Studi in onore di Ettore Lo Gatto e Giovanni Maver. Roma, 1962. S.696).

Соч.:
       Рустикус (Вл.Пяст.) Плавание. М., 1927;
       Кузнечик цикада и птица карморан. Л., 1929;
       Моя первая шах-книга. Л., 1930;
       Переписка с А.Блоком, письма В.Брюсову, В.Гиппиусу и др. // Александр Блок. Новые материалы и исследования. ЛН. М., 1981. Т.92. Кн.2; М., 1982. Т.92. Кн.3.

Переводы:
       Советская армянская литература: сб. поэзии и прозы. Ереван, 1953;
       Сервантес. Нумансия // СС: в 5 т. М., 1961. Т.4;
       Золя Э. Ругон-Маккары. Преступление аббата Муре // СС: в 26 т. М., 1962. Т.5. и др.

Лит.:
       Иванов-Разумник (Иванов Р.В.). В заколдованном кругу: Стихи Вл. Пяста // Заветы. 1913. Т.9. С.182-186;
       Шульговский Н.Н. Занимательное стихосложение. Л., 1926. С.111,115;
       В.В.Пяст: [некролог] // Литературная газета. 1940. №58(909). 24 нояб. С.6;
       Рождественский Вс. Страницы жизни. Из литературных воспоминаний. Л., 1962. С.200-201;
       Фоогд-Стоянова Т. Неопубликованная статья В.Пяста о не вошедшей в печатную редакцию сцене «Бориса Годунова» // Dutch contribution to the 5-th Intern. Congress of Slavicists. Sofia, 1963. S.155-162;
       Воспоминания об Ал.Блоке Н.А.Павлович / вступ. заметка 3.Г.Минц; комм. 3.Г.Минц и И.Чернова // Блоковский сб.1. Тарту, 1964. С.477-478;
       Эрберг Конст (Сюннерберг К.А.). Воспоминания / публ. С.С.Гречишкина и А.В.Лаврова // Ежегодник РО Пушкинского Дома на 1977. Л., 1979. С.134-135 (Глава «В.Ф.Комиссаржевская»);
       Переписка с В.Пястом / вступ. статья, публ. и комм. 3.Г.Минц // Александр Блок. Новые материалы и исследования. ЛН. М., 1981. Т.92. Кн.2 С.175-228;
       Крейд В. Вл.Пяст// Стрелец. Нью-Йорк; Париж, 1986. №6;
       Гумилев И. Письма о русской поэзии. М., 1990;
       Письма Н.В. Недоброво к Пясту // Шестые тыняновские чтения. Рига; М., 1992. С.114-117;
       Гаспаров М.Л. Русские стихи 1890-х — 1925-го годов в комментариях. М., 1993. С.64, 160-161, 168-169, 266;
       Магомедова Д.М. Владимир Пяст// Русская поэзия Серебряного века. 1890-1917: антология. М., 1993. С.367-369;
       Из воспоминаний дочери А.Стриндберга Карин Смирновой / предисл., публ. и прим. А.Е.Парниса и М.Юнгренна // Александр Блок. Новые материалы и исследования. ЛН. М., 1993. Т.92. Кн.5. С.420-424;
       Немировский А.И., Уколова В.И. Свет звезд, или Последний русский розенкрейцер. М., 1994. С.297-301;
       Тименчик Р. Рыцарь-несчастье // Пяст Вл. Встречи. М., 1997. С.5-20. (Новое литературное обозрение. Россия в мемуарах);
       Гришунин А.Л. Спутник Блока — Владимир Пяст // Славянская литература. Культура и фольклор славянских народов. М., 1998. С.189-203;
       Дойков Ю. Борис Зубакин и Владимир Пяст. Письма из ссылки в ссылку // Невельский сб. СПб., 1998. Вып.3. С.111-116.

Е.Р.Обатнина

А Б В Г Д Е Ё Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Ъ Ы Ь Э Ю Я
Оглавление | Все источники



Поддержите культуру
ЯндексЯндекс. ДеньгиХочу такую же кнопку

Google
 
Web azdesign.ru az-libr.ru


Дата последнего изменения:
Wednesday, 23-Oct-2013 08:42:46 UTC