Нагродская Евдокия Аполлоновна [__.__.1866-01.05.1930] {род.1866г.}

Нагродская Евдокия Аполлоновна
       [1866, Петербург — 1.5.1930, Париж]
       — поэтесса, прозаик.
       Дочь гражданской жены Н.А.Некрасова А.Я.Панаевой, сторонницы женской эмансипации, и секретаря журнала «Современник» А.Ф.Головачева. Получила хорошее образование в петербургской школе Страннолюбских и в петербургском частном пансионе М.П.Спешневой — М.Д.Дурново. Пробовала свои силы на сцене.
       В 1882 вышла замуж за князя Бек-Мелик-Тангиева, прапорщика Кавказской милиции (этой фамилией подписаны все ранние произведения).
       В янв. 1888, овдовев, с двумя детьми возвратилась в Петербург, где поселилась с матерью. В это время состоялся ее литературный дебют — рассказ «Рождественский подарок», появившийся в святочном номере (Звезда. 1889. Янв.). Однако ради заработка Нагродская вынуждена была заняться поденным литературным трудом: в 1890-е из-под ее пера выходят детективы с ловко закрученной интригой, печатающиеся с продолжением из номера в номер в газете «Свет»: «Черное дело» (1889. 21-30 июня), «Мертвая петля» (1889. 16 сент.-7 окт.), «Петербургские тайны» (1890.14 июня-10 июля) и «дамские» повести об одиночестве, непонимании, иллюзорности счастья на страницах толстых журналов: «Потерянное счастье» (Живописное обозрение. 1892. №16), «Розы», «Под ивами» (Север. 1892. №19,32). Свою тему в литературе Нагродская нашла лишь в романе «Дочь дьявола» (Современный мир: еженедельное приложение 1894. №1-10), где создается образ загадочной и роковой женщины, оказывающейся в финале воплощенной добродетелью.
       22 янв. 1896 Нагродская обвенчалась с В.А.Нагродским, служившим на Владикавказской железной дороге, а с 1911 преподававшим в петербургском Институте путей сообщения.
       Ее дебют под новой фамилией после почти 10-летнего молчания — роман «Гнев Диониса» (СПб., 1910). Он принес писательнице широкую известность среди читающей публики, выдержав почти 10 изд., и скептические отзывы критики. Концепции Ф.Ницше (человек-артист, аполлоническое и дионисийское начала), О.Вейнингера (проблема пола и характера) и Вяч.Иванова (русская трактовка дионисийства), травестированные в романе, появившемся как раз в год «кризиса символизма», — яркое свидетельство того, что философская проблематика и стилистика русского модернизма стала достоянием эпигонов и полубульварной литературы.
       К.И.Чуковский, обозревая «верхи» и «низы» «текущей словесности» за 1911, определил место Нагродская в литературной иерархии: «...поклонники <...> г-жи Нагродской только презрительно фыркнут, прочитав творения Ремизова. И это не разница вкусов, это разница социальных положений» (Чуковский К. СС: в 6 т. Т.6. М., 1969. С.412).
       Ницшеанские мотивы и тема однополой любви получили продолжение в романе «У бронзовой двери» (1913), в центре которого — фигура молодого музыканта, доводящего своего интимного друга до самоубийства. Скандал, разгоревшийся по поводу запрещения и конфискации тиража первого выпуска в 1911, в котором автор принимала самое активное участие, явился одним из способов привлечь интерес публики. В серии романов 1910-х Нагродская ищет новые модные темы и ракурсы: в романе «Борьба микробов» (1913) это законы естественного отбора, спроецированные на человеческие взаимоотношения, визионерская практика в мистическом романе «Белая колоннада» (1914) и спиритизм в «Злых духах»(1915). В сборниках рассказов 1913, 1915, 1917 Нагродская продолжает заявленную в романе «Гнев Диониса» женскую тему: поиски женских путей самопознания и самовыражения, а также внимание к «странным» женским жизненным сценариям. Салон Нагродской — ее квартира на набережной Мойки, около Синего моста,— описан в повести М.Кузмина «Плавающие — путешествующие», в мемуарах «Петербургские зимы» Г.Иванова и в воспоминаниях Р.Ивнева. Нагродская являлась фактическим издателем журнала «Петербургские вечера», на страницах которого появлялись и ее произведения.
       В окт. 1918 Нагродская эмигрировала во Францию, где продолжала заниматься литературным трудом (романы «Правда о семье моей жены», 1922; «Записки Романа Васильевича», 1922). Лучшим, по мнению критики, считается трилогия «Река времен» (1924-26), где нашла отражение тема масонства как духовного самосовершенствования.
       Однако и в эмигрантский период Г.Струве относит творчество Нагродской к дамской, «более или менее бульварной» беллетристике, указывая, что ее романы выходили главным образом в Риге; вероятно, на них «был тайный спрос и в Советском Союзе» (Струве Г.— С.96). В Париже Нагродская и ее муж — члены масонских лож (см.: Берберова Н. Люди и ложи. Нью-Йорк, 1986), Нагродская занимается написанием труда по герметической философии.

Соч.:
       Гнев Диониса / послесл. М.В.Михайловой. М., 1994;
       Гнев Диониса / вступ. статья С.Савицкого. СПб., 1994.

Лит.:
       Чуковский К. Дневники. 1930-1969. М., 1994. С.436-437;
       Струве Г. Русская литература в изгнании. М., 1996. С.96;
       Dalton M. A Russsian bestseller in the early twentieth centure: E.A.Nagrodskaya // Studies in Russian Literature. In Honor of Vsevolod Setchkarev. Columbus, 1986;
       Грачева А. Русское ницшеанство и женский роман начала XX в. // Slavica Tamperensia II. Tampere, 1994. P.77-87.

О.А.Кузнецова

А Б В Г Д Е Ё Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Ъ Ы Ь Э Ю Я
Оглавление | Все источники



Поддержите культуру
ЯндексЯндекс. ДеньгиХочу такую же кнопку

Google
 
Web azdesign.ru az-libr.ru


Дата последнего изменения:
Wednesday, 23-Oct-2013 08:42:42 UTC