Нарбикова Валерия Спартаковна [24.11.1958]

Нарбикова Валерия Спартаковна
       [24.11.1958, Москва]
       — прозаик.
       Отец — Нарбиков Спартак Хайбулович, мать — Пушкарёва Валентина Егоровна. Нарбикова окончила Литературный институт, занималась в семинаре А.Битова. В начале 1980-х, как она свидетельствует в своей автобиографии, были написаны книги «Сквозь», «Инициалы», «План первого лица и второго» (все — 1984). Первая публикация ее повести «Равновесие света дневных и ночных звезд» (1988) принесла ей скандальную известность и премию журнала «Юность» за лучшее произведение года. Предваряя публикацию этой повести, А.Битов отнес творчество Нарбиковой к так называемому «немому» поколению, которое не печатали и считали как бы не существующим в литературе того времени. Но это поколение уже повзрослело, обрело свой взгляд на мир — странный, «другой», обладающий целым рядом новых черт и принципов. «Характеризовать новый художественный мир прежним набором критических клише,— писал А.Битов,— задача мне непосильная. Могу здесь сказать, что на самом деле мир этот удивительно, обольстительно прозрачен и нежен. Он естественен и абсолютно не нарочен... Ее стиль ей присущ, как дыхание. Соотношение пространства и времени в ощущениях и переживаниях героев, то есть поэтика Нарбиковой, и новы, и убедительны для меня. О красоте и пронзительной лирической силе многих страниц ее прозы способен судить всякий, наделенный хотя бы и традиционным литературным вкусом человек. Труднее постичь ее сюжет, ее архитектонику, ее замысел в целом» (Юность. 1988. №8. С.15).
       Ощущая давление внутренних и внешних стихийных начал, Нарбикова выстраивает свои сюжеты по принципу сложных ассоциативных связей, которые характеризуют общее состояние хаоса в привычном мире, который меняет свой облик, становится неузнаваемым и сюрреалистическим. Пространство удлиняется, закругляется, расширяется на глазах, меняя свои координаты, а время повторяется, идет вспять, исчезает, рождая персонажей со странными именами и фамилиями (Отматфеян, Чящяжышын, Ездандукта и др.), которые имеют тенденцию к постоянной репродукции. И вместе с тем герои Нарбиковой, как отмечает критика, постоянно ищут гармонию и любовь как спасение от одиночества, мечтают о красоте, пытаются к ней прикоснуться, сотворить, но ни одна из этих попыток не удается. Даже любовь, начинаясь в одном пространстве, уходит в другое, превращаясь в некую сущность, находящуюся за гранью возможного.
       Нарбикова принадлежит к тем писателям, которых М.Цветаева называла «писателями без истории». Трудно говорить о какой-либо эволюции в ее прозе, она почти всегда пишет о своем внутреннем состоянии, которое, по-видимому, дано ей с рождения. В повестях «Ад как дА, аД как Да» (1986), «Видимость нас» (1988) «Побег — про бег», «Около Эколо» (1990), «Великое кня...» (1991) и др. постоянно воспроизводится один и тот же странный мир, где перемешаны осколки быта и бытия: то разноцветные и даже веселые, то грязные ироничные. Стиль Нарбиковой основан на своеобразном ритме, который переменчив, многообразен. Именно он ведет за собой лексику, стилистическую конструкцию, осложненную повторениями, прихотливыми метафорами, соединенными с обыденной фразой, вульгарным словом, постоянными вопросами, на которые никто не отвечает. Рефлексия персонажей незаметно переходит в рефлексию автора, и в этом потоке нескольких сознаний уже трудно обнаружить какую-либо ценностную сущность. Поэтический образ незаметно отрывается от смыслового контекста.
       В 1996 появляется в печати первый роман Нарбиковой «...и путешествие». Метафора путешествия отражает одну из особенностей поэтики Нарбиковой, которую часто используют и др. писатели. Классическому мотиву придается статус философского «скольжения» по метафизическим и трансцендентным точкам, которые обретают свое отражение и в той необычной реальности, где существуют герои. Классика в качестве разных эмблематических фигур постоянно присутствует в произведениях Нарбиковой. Она признавалась: «Когда я начинаю думать, чего мне не хватает в каком-то из моих произведений, я начинаю думать не от своего лица, а от лица живых и даже умерших любимых писателей, потому что умерших любимых — больше, чем любимых живых, как раз это грустно — относительно мертвых и живых. И я начинаю думать, что вот, например, Набокову это могло бы и не понравиться, но хоть что-нибудь одно вдруг бы понравилось... Но вот Пушкину точно бы не понравилось. Потому что он простой и ясный. А вдруг ему, простому и ясному, понравилось бы сложное и неясное» (Новые амазонки. М., 1991. С.180). Среди писателей, которые поразили ее творческое воображение, Нарбикова называет Якоба Беме, Мейстера Экхарта, Михаила Кузмина, Ф.М.Достоевского, Н.Гоголя, В.Набокова, Селина, Генри Миллера.
       Творчество Нарбикова в начале 1990-х воспринималось «не как фраза пресыщенного эстета, но как крик отчаяния потерянной и доверчивой души», пережившей пошлость и ложь тоталитаризма (Знамя. 1990. №9. С.224). В конце 1990-х ее имя прочно связывается с постмодернизмом и включается во все библиографии по разделу постмодернистского творчества. Однако о ней пишут критики мало, включая ее произведения в «блоки» то «женской прозы» (сборники «Новые амазонки», «Не помнящая зла»), то «эпатажной», то соединяя ее повести и рассказы с любым из представителей постмодернизма. Книги Нарбиковой издаются в Амстердаме, Париже, Франкфурте. Помимо литературы Нарбикова занимается живописью. Ее персональные выставки устраивались в Литературном институте (1984), Литературном музее (1993), в Галерее «Семь гвоздей» (1995), в Музее Джерси-Сити (Америка, 1996).

Соч.:
       Равновесие света дневных и ночных звезд // Юность. 1988. №8;
       План первого лица и второго // Встречный ход: сб. М., 1989;
       Около Эколо // Юность. 1990. №3;
       Побег — про бег // Знамя. 1990. №5;
       Видимость нас // Видимость нас: сб. М., 1990;
       Ад как дА, аД как Да // Не помнящая зла: сб. М., 1990;
       Великое кня...// Юность. 1991. №12;
       Страсти по литературе // Юность. 1994. №9;
       ...и путешествие: роман // Знамя. 1996. №6;
       Девочка показывает: Из сборника эссе // Знамя. 1998. №3;
       Автобиография // Автобиографии современников. Писатели России. М., 1998.

Лит.:
       Битов А. [Вступ. статья] // Юность. 1988. №8;
       Ажигина И. Разрушители в поисках веры // Знамя. 1990. №9;
       Современная проза: пейзаж после битвы // Вопросы литературы. 1995. №4;
       Новиков В. Язык до Франкфурта доведет. А до Москвы? Маршруты Валерии Нарбиковой // Общая газета. 1995. 7-13 сент.;
       Галина М. Литература ночного зрения. Малая проза как разрушитель мифологической системы // Вопросы литературы. М., 1997. №5;
       Фатеева Н.Ф. «Мусор» и «антикрасота» как эстетические категории (на материале прозы Валерии Нарбиковой) // Studia litteraria Polono-Slavica. Warshawa, 1999. №4.

Т.М.Вахитова

А Б В Г Д Е Ё Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Ъ Ы Ь Э Ю Я
Оглавление | Все источники



Поддержите культуру
ЯндексЯндекс. ДеньгиХочу такую же кнопку

Google
 
Web azdesign.ru az-libr.ru


Дата последнего изменения:
Sunday, 15-Jun-2014 06:07:33 UTC