Голубев Валентин Павлович [25.11.1948]

Голубев Валентин Павлович
       [25.11.1948, пос. Сосновая Поляна Ленинградской обл.]
       — поэт.
       Родился в семье плотника; родители — выходцы из крестьян Костромской губ. «Неизгладимые впечатления на всю жизнь оставило детство: материнские песни и сказки, сельские праздники, здоровый уклад жизни»,— вспоминает Голубев (Автобиография. Отдел новейшей литературы ИРЛИ РАН). Стихи начал писать в школьные годы, первая публикация — в 1964 в газете «Ленинские искры». После окончания школы учился в техникуме, ЛГУ, работал автомехаником, начальником цеха на заводе.
       В середине 1960-х Голубев знакомится с поэтом Игорем Григорьевым и входит в круг его общения (А.Прокофьев, И.Глазунов, Ф.Абрамов, П.Выходцев, А.Горелов), где формируются эстетические и художественные взгляды поэта.
       В начале 1970-х Голубев — член литературной мастерской СП при журнале «Аврора», руководил которой А.Шевелев. Голубев публикует стихи в периодике Ленинграда и Москвы (журнал «Аврора», «Молодая гвардия», «Студенческий меридиан», альманах «Истоки», «Молодой Ленинград», «День поэзии»). Участник VI Всесоюзного совещания молодых литераторов в Москве (1975). Вместе с А.Шевелевым представляет Ленинград на Всесоюзном фестивале молодой поэзии в Ашхабаде (1976). В том же году выходит первая книга стихов «Праздник». Голубев совмещает литературный труд с работой на производстве, пройдя путь от слесаря, автомеханика до начальника крупного заводского цеха.
       В 1980-е Голубев близко сходится с Н.Тряпкиным, Ст.Куняевым.
       В конце 1980-х активно участвует в создании Ленинградской областной писательской организации, объединившей патриотически настроенных литераторов города; создает и возглавляет поэтическую мастерскую «Содружество». Член СП с 1990.
       В 2001 за книгу стихов «Русская рулетка» удостоен Всероссийской литературной премии им. Александра Прокофьева «Ладога».
       Уже в первой книге «Праздник» (1976) заметны стремление Голубева к философскому осмыслению действительности и цельность поэтического характера. «Прошлое Родины для Голубева — не просто опоэтизированная история, а нерушимая основа, живительный источник творчества. Его стихи уходят корнями в русскую былину, сказку, песню»,— писал в предисл. А.Шевелев (С.5-6).
       Критика отмечала, что «поэт декларирует великую, дерзновенную веру несгибаемых, сильных духом людей... при этом добивается сплава интимного, личного начала с пафосом подлинной гражданственности» (Ростовцев Ю. Так начинают жить стихом // Молодой Ленинград. Л., 1976. С.419). Лирический герой ощущает кровное родство с павшими на войне: «Мне выпал жребий, жизни дар: / Когда для гроз настанут сроки, / Чтоб на себя принять удар, / Быть самым деревом высоким!»
       Зарисовки деревенского быта и пейзажи Голубева отличает живописная пестрота, «размашистость, цветистость образа, любование сказочными персонажами» (Сотников Н.— С. 360). Голубев насыщает язык разговорными интонациями и словами, заимствованными из живой народной речи, его стихи лежат в русле песенно-фольклорной традиции, идущей в русской поэзии от А.Кольцова.
       Вместе с тем критика указала и на недостатки первой книги поэта: излишнюю громо-гласность, нарочитую красивость; в условно-сказочных Аленушках, Несмеянах усматривали «заведомую искусственность», когда «условность поглощает живые мысли и чувства» (Сотников Н.— С. 361).
       Сборник «От весны до весны» (1985) и «На черный день» (1990) — о сложности и богатстве человеческой души, о стремлении к счастью. Творческой манере автора свойственны экспрессия, высокий накал чувств. В этих книгах Голубев выступает как зрелый поэт, тонко чувствующий красоту и разносторонность слова, вдумчиво работающий над ним. Выверенность строк, самоограничение и строгий отбор выразительных средств — принцип поэзии Голубева, исповедуемый им в признании: «Написать стихотворение — / Это поставить рядом хотя бы два слова / Так, / Как стоят под венцом жених и невеста, / Так, / Как стоят рядом отец и сын / На краю вырытой ими ямы / Перед расстрелом» (На черный день. С.90).
       «Основные поэтические открытия Голубева <...> находятся в области выявления в простых бытовых деталях глубокого, неочевидного смысла» (Ахматов А.— С.35). Традиции русской поэзии (прежде всего образы и мотивы С.Есенина и Н.Клюева), русской жизни, опыт собственной души — сплавлены в его стихах, которым присущи современная техника стихосложения, свободная строфика, ритмическое разнообразие.
       В книгах «Русская рулетка» (1998) и «Жизнь коротка» (2002) Голубев предстает как поэт глубоко драматический, его поэзия насыщается напряженным лирико-философским размышлением. В зрелом творчестве Голубев открываются абсолютные ценности, приходят размышления о Промысле («Все, что окажется миру ненужным / Бог приберет») и о главном делании человека: «Только бы в этой земной круговерти / Душу спасти» (Жизнь коротка. С.3). Входят религиозные мотивы — греха и покаяния, прощания с жизнью и неизбежного предстояния перед Богом («Ода палачеству», «В церквушке на Охтинском кладбище...»). При этом в стихах нет следов «декоративного православия», христианство предстает как собственная, внутренне принятая вера. На фоне подступающей смерти, звучащих реквиемов живет зернышко любви, и, говоря о неизбежности земного конца, поэт исполнен надежды на встречу с близкими: «Здравствуй, последний мой милый приют, / Путник веселый к вам в двери стучится. / Здесь меня любят и здесь меня ждут...» (Жизнь коротка. С.41).
       Сборник «Жизнь коротка» венчает стихотворение «Русская душа». Поэт размышляет о месте России в мире и своеобразном ее характере: «Немец капнет, где русский плеснет, / Чтобы душу живьем вынимало. / Здесь на праздник Чернобыль рванет, / Так, что всем не покажется мало». Таинственная судьба России — «жутко-прекрасная», с крайностями гордыни и нищеты, крови и смирения, ее «нельзя объяснить», остается лишь признать, что она «Богом дана». На пороге XXI в. Голубев, обогащенный опытом минувшего столетия, развивает темы историко-философской лирики Тютчева, Блока.
       Религиозно-поэтическая тема Голубев — мученичество Родины и мученичество Сына Божия в России (тютчевский мотив страдающего и благословляющего Царя Небесного, исходившего Русь). От стихотворения к стихотворению она звучит все горше («На досках русский Бог распят...», «Нас, как распяли, облукавили...», «Благодать»). Стихи книги «Русская рулетка» — о русской исторической стуже, о лихом и страшном времени 1990-х. Автор ищет свое место в горькой исторической перспективе «Мы как в "яблочко" попали / В век, где бед, как звезд и чисел, / Самый светлый здесь в опале, / Самый честный — беззащитен» («Рождество»). Финал книги — три плача по митрополиту Санкт-Петербургскому Иоанну, объединенные в цикл «Тризна», где поэт выражает самосознание воина, готового к жертвенному подвигу: «Мы стоим последнею заставой / Смертные, готовые на смерть».
       В книгу избранной лирики Голубева «Памятка» (2004) вошла одноименная поэма, посвященная памяти протоиерея Николая Гурьянова, в которой светлый образ праведного старца побуждает поэта к новым раздумьям о судьбах родины.

Соч.:
       Праздник. П., 1976;
       От весны до весны. Л., 1985;
       На черный день. Л., 1990;
       Русская рулетка. СПб., 1998;
       Жизнь коротка. СПб., 2002;
       Цветы скучают без хозяев // Наш современник. 2002. №6. С.99-102;
       Памятка: избранное. СПб., 2004.

Лит.:
       Сотников Н. Пять поэтических премьер // Молодой Ленинград. Л., 1978. С.360-362;
       Пикач А. Открой поэта... // Молодые о молодых. М., 1979. С.216— 220;
       Рыбакова В., Романов А. Шаги над пропастью. Челябинск, 1999. С.53-56;
       Ахматов А. Черный хлеб поэзии Валентина Голубева: О книге «Русская рулетка» // Ахматов А. Срез. СПб., 2001. С.33-35;
       Яркова М. О, слово русское, родное. СПб., 2002. Вып.2. С.28-35.

А.М.Любомудров

А Б В Г Д Е Ё Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Ъ Ы Ь Э Ю Я
Оглавление | Все источники



Поддержите культуру
ЯндексЯндекс. ДеньгиХочу такую же кнопку

Google
 
Web azdesign.ru az-libr.ru


Дата последнего изменения:
Sunday, 15-Jun-2014 06:07:32 UTC