Гинзбург Евгения Соломоновна [20.12.1903-25.05.1977]

Гинзбург Евгения Соломоновна (Семёновна)
       [7(20).12.1903, Казань — 25.5.1977, Москва]
       — прозаик.
       Родилась в семье фармацевта.
       Окончив в июне 1924 казанский Восточно-педагогический институт, работала учительницей в школах Казани, затем ассистентом кафедры методики преподавания обществоведения Восточно-педагогического института и ассистентом кафедры истории Западной Европы в татарском коммунистическом университете. К этому времени относятся первые опубликованные работы Гинзбург по методике преподавания общественных дисциплин и краеведению.
       По свидетельству Гинзбург, с 1929 она начала «преподавать в вузах курс по истории ВКП(б) и ленинизму».
       В 1930-33 преподавала историю ВКП(б) во втузе при казанском мыловаренном заводе, затем с сент. 1933 по окт. 1935 Гинзбург «работала в казанском университете в должности доцента по истории ВКП(б) и ленинизму».
       В 1935-1937 была сотрудницей газеты «Красная Татария».
       Вслед за арестом мужа, П.В.Аксёнова, состоявшего членом Татарского обкома ВКП(б), в февр. 1937 последовал арест Гинзбург. Ей было предъявлено обвинение в том, что она «является участницей контрреволюционной троцкистской группы в редакции газеты "Красная Татария"... вела троцкистскую работу совместно с троцкистами... и тем самым оказывала пособничество контрреволюционной троцкистской организации, совершившей убийство С.М.Кирова и подготавливавшей новые террористические акты против руководителей партии и советского государства, т.е. в преступлениях, предусмотренных ст. 58-8 и 58-11 УК РСФСР с применением закона от 1.12.1934». На суде Гинзбург виновной себя не признала, однако ей был вынесен приговор: «подвергнуть тюремному заключению сроком на десять лет с поражением в политических правах на пять лет и с конфискацией всего лично ей принадлежащего имущества». После 730 дней одиночного заключения Гинзбург была отправлена в лагерь на Колыму. По окончании срока заключения в ГУЛАГе Гинзбург с 1947 по 1949 находилась в Магадане на поселении, где некоторое время у нее проживал сын Василий (будущий писатель В.Аксёнов).
       В окт. 1949 последовал новый арест, следствием которого стала ссылка на бессрочное поселение.
       25 июня 1955 постановлением Военной коллегии Верховного суда СССР Гинзбург была реабилитирована «за отсутствием состава преступления» и освобождена от спецпоселения.
       До 1966 Гинзбург жила во Львове, где работала внештатным корреспондентом в местной газете. По собственному признанию, писала «ради хлеба насущного расхожие статьи и очерки для периодической прессы, главным образом педагогические».
       В это же время Гинзбург работает над циклом мемуарных произведений, своеобразных «беллетризированных воспоминаний», который в 1963 открыла книга «Так начиналось. Записки учительницы». Рецензируя книгу, Б.Невская отмечала, что автору «живо и образно» удалось воскресить «страницу из истории формирования первого поколения татарской советской интеллигенции». Достоинством книги, по мнению рецензента, явилось и то, что «автору... удалось правдиво передать неповторимое своеобразие общественной атмосферы двадцатых годов с ее, быть может, несколько наивным и прямолинейным, но горячим и светлым романтизмом, передать неподдельный пафос и энтузиазм эпохи». Однако Б.Невская отмечала у Гинзбург и «некоторый налет сентиментальности — словно она глядит на страну своей юности сквозь розовую дымку». Кроме того, в книге Гинзбург остался не раскрыт подлинный драматизм эпохи, неоднозначность исторических процессов, происходивших в стране. Это отмечала и рецензент: «Не всегда так гладко, как в книжке, разрешались острые, порою болезненные конфликты, встававшие перед поколением победителей».
       Вслед за первой книгой последовали написанные в том же ключе и опубликованные в журнале «Юность» «Единая трудовая...» и «Студенты двадцатых годов». Завершила мемуарный цикл повесть «Юноша» — о брате Александре, служившем губернским комиссаром социального обеспечения. Оценивая произведения Гинзбург, Р.Орлова писала: «В ее прозе глубоко трагедийное художественное повествование брезгливо обтекает грязные пороги, зато оно иногда вспенивается такой старосветской патетикой и сентиментальностью, которые напоминают не только о стиле великих авторов прошлого — русских и зарубежных, но родственны и вторичной беллетристике начала века».
       Параллельно с созданием мемуарного цикла Гинзбург писала книгу, ставшую важнейшей в ее судьбе. По свидетельству автора, рукопись существовала в двух вариантах. Один, «гораздо более резкий», носил название «Под сенью Люциферова крыла». Но этот вариант был уничтожен Гинзбург: «Сожгла. Испугалась и сожгла». В середине 1960-х сохраненный автором вариант под названием «Крутой маршрут. Хроника времен культа личности» был передан в редакции журнала «Новый мир» и «Юность».
       В 1966 Гинзбург переезжает в Москву. К концу 1966 надежды на публикацию рукописи у автора исчезают. Из редакции журнала «Юность» рукопись переслали на хранение в институт Маркса-Энгельса-Ленина с формулировкой: «может явиться материалом по истории партии». Против публикации рукописи в «Новом мире» выступил А.Т.Твардовский. По свидетельству Гинзбург, он так оценил книгу: «Она заметила, что не все в порядке, только тогда, когда стали сажать коммунистов. А когда истребляли крестьянство, она считала это вполне естественным». В этой ситуации книга Гинзбург начинает распространяться в самиздате. В янв. 1967 первая часть «Крутого маршрута» выходит в свет в Милане, затем публикуется во Франкфурте-на-Майне; чтение книги начинает транслировать русская служба Би-би-си. После этих событий, «в целях самозащиты» (Гинзбург), автор дает интервью итальянской газете «Унита», в котором делает заявление: «Книга издана за границей без моего ведома и согласия».
       «Крутой маршрут» продолжил линию автобиографической, мемуарной прозы Гинзбург. Основой книги стал страшный личный опыт писательницы, проведшей 18 лет в тюрьмах, лагерях и ссылке. Автору неоднократно задавался вопрос: как вы смогли удержать в памяти такую массу имен, фактов, названий местностей, стихов? Гинзбург отвечала: «...потому что именно это — запомнить, чтобы потом написать — было основной целью моей жизни в течение всех 18 лет». Свою авторскую задачу Гинзбург определила так: раскрыть перед читателем внутреннюю душевную эволюцию героини, «путь превращения наивной коммунистической идеалистки в человека, основательно вкусившего от древа добра и зла, человека, к которому через все новые утраты и мучения приходили и новые озарения (пусть минутные!) в поисках правды. И этот внутренний "крутой маршрут" мне важнее донести до читателя, чем простую летопись страданий».
       В конце 1960-х — начале 1970-х Гинзбург, по свидетельству Л.Копелева, занималась переводами с немецкого: переводила письма композитора Шумана и тексты Б.Брехта к балету «Семь смертных грехов».
       В 1976 Гинзбург вместе с сыном В.Аксеновым получила разрешение на поездку в Париж «для лечения». В Париже Гинзбург чествовали и в ПЕН-клубе, и в редакции газеты «Юманите». Кроме Парижа, Гинзбург посетила Ниццу. Во Франции она встречалась с М.Шагалом, В.Некрасовым, В.Максимовым, А.Синявским, Е.Эткиндом. Возвращаясь в Москву, побывала в Кельне у Г.Белля. Впечатления от этой поездки легли в основу очерка «Смотрят морды чудовищ с высоты Notre Dame. Воспоминания о Колыме на бульваре Распай», опубликованного в отечественной печати впервые в 1994.
       «Крутой маршрут» впервые был опубликован в СССР в эпоху «перестройки» в 1988-89 в журнале «Даугава». Приветствуя появление книги Гинзбург, А.Рыбаков писал: «Это страшная книга и это прекрасная книга. Она разверзла перед нами бездну человеческих страданий и показала величайший образец несгибаемости человеческого духа». И продолжал: «Эту книгу написал свидетель честный и беспощадный. С каждой страницей он погружает нас в царство беззакония и произвола, в мир унижений, пыток, холода, голода, смерти, в ад великого ужаса, погубившего миллионы людей и внушившего неистребимый страх оставшимся в живых».
       В.Быков, предваряя публикацию книги Гинзбург, назвал ее «незаурядным произведением литературы». Он писал: «Вещи, о которых здесь идет речь, с трудом постигаются обычным человеческим сознанием, хотя при чтении этих строк нигде не возникает и тени сомнения в их искренности и достоверности — правда вопиет из каждого слова во всей своей наготе и неотвратимости».
       По книге Гинзбург в Московском театре «Современник» был поставлен спектакль «Крутой маршрут» (реж. Г.Волчек).

Соч.:
       Так начиналось... Записки учительницы. Казань, 1963;
       Единая трудовая... // Юность. 1965. №11;
       Студенты двадцатых годов. // Юность. 1966. №8;
       Юноша: документальная повесть // Юность. 1967. №9;
       Крутой маршрут. Хроника времен культа личности. Кн.1. Milano, 1967. Кн.2. Milano, 1979;
       Крутой маршрут. Кн.1. Frankfurt; М., 1967;
       Крутой маршрут // Даугава. 1988. №7-12, 1989. №1-6;
       Крутой маршрут: фрагмент // Юность. 1988. №9;
       Крутой маршрут. Рига, 1989;
       Крутой маршрут. М., 1990;
       Крутой маршрут. М., 1991;
       Смотрят морды чудовищ с высоты NotreDame. Воспоминания о Колыме на бульваре Распай // Литературная газета. 1994. 21 дек. С.14.

Лит.:
       Невская Б. Начало пути // Дружба народов. 1964. №12.;
       Рахманин Б. Долгое двадцатилетие // Литературная газета. 1967. №48;
       Белль Г. [Предисл. к книге «Крутой маршрут»] // Синтаксис. Paris. 1980. №8;
       Копелев Д., Орлова Р. Евгения Гинзбург в конце крутого маршрута // Даугава. 1989. №6;
       Литвин А. Два дела Евгении Гинзбург // Горизонт. 1991. №4;
       Два следственных дела Евгении Гинзбург: сборник материалов. Казань, 1994;
       Кораллов М.М. Декабрь и далее всегда. Евгения Гинзбург: воспоминания // Сегодня. 1995. 22 июля.

В.Е.Васильев

А Б В Г Д Е Ё Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Ъ Ы Ь Э Ю Я
Оглавление | Все источники



Поддержите культуру
ЯндексЯндекс. ДеньгиХочу такую же кнопку

Google
 
Web azdesign.ru az-libr.ru


Дата последнего изменения:
Sunday, 15-Jun-2014 06:07:30 UTC