Власов Юрий Петрович [05.12.1935]

Власов Юрий Петрович
       [5.12.1935, г.Макеевка Донецкой обл., Украина]
       — прозаик, публицист; спортсмен, политический деятель.
       Отец — П.П.Власов — выпускник института востоковедения, в годы Второй мировой войны был представителем Коммунистического Интернационала при ЦК Компартии Китая, осуществлял связь Москвы с Мао Цзэдуном.
       Мать — Власова (Лымарь) Мария Даниловна, происходит из старинного рода кубанских казаков. Власов учился в Саратовском суворовском военном училище (1946-53), затем на радиотехническом факультете Военно-воздушной инженерной академии им. Н.Е.Жуковского (1953-59), по окончании которого Власов недолгое время служил по специальности в войсках ПВО.
       С 1957 входил в состав сборной СССР по тяжелой атлетике; в 1959 впервые стал чемпионом мира, а в 1960 на XVII Олимпийских играх в Риме установил невероятный на тот момент рекорд 537,5 кг, отобрав титул «Самый сильный человек мира» у американского тяжелоатлета П.Андерсена. За эту победу Власов был награжден орденом Ленина.
       С апр. 1967 Власов работает в ЦСКА инструктором высшей квалификации по тяжелой атлетике.
       В целом в 1959-1967 Власов установил 28 мировых рекордов, удостоившись званий 5-кратного чемпиона СССР, 6-кратного чемпиона Европы и четырежды — чемпиона мира.
       В 1967 Власов покидает профессиональный спорт, в 1968 увольняется из армии.
       В 1960-64 — депутат Моссовета, в 1987-88 — председатель Федерации спортивной гимнастики СССР, в 1990-91 — Фонда социальной защиты москвичей.
       Народный депутат СССР в 1989-91.
       В авг. 1991 во время попытки государственного переворота ГКЧП принял участие в защите Белого дома; но позже стал противником курса Б.Ельцина.
       В дек. 1993 Власов становится депутатом Государственной Думы.
       В 1996 в качестве независимого лица баллотировался на пост Президента Российской Федерации; набрав на выборах менее одного процента голосов, выбыл из списка кандидатов в первом туре. Власов — основатель Народно-патриотической партии России.
       С 1961 знаком с А.Шварценеггером, который называл Власов «своим кумиром», что, вполне вероятно, могло повлиять на становление нынешней политической карьеры американского спортсмена. В конце XX в. Власов отходит от активной политической деятельности.
       Своеобразие жизненного пути Власов определило и содержательную направленность его творчества. В целом в его прозе можно выделить две основополагающие тематические доминанты (обе обладают высокой степенью автобиографичности): во-первых, тема спорта (шире — исследование психофизических возможностей человека), и, во-вторых, историко-политическая (историософская) тематика. С этим связано и своеобразное художественное, прежде всего жанровое, мышление писателя. Литературным творчеством Власов начал заниматься в конце 1950-х.
       С 1959 его спортивные очерки, статьи, репортажи, а чуть позже и рассказы печатаются на страницах «Известий», «Огонька», «Юности» и других периодических изданиях.
       В 1964 появляется первая книга Власов — сборник рассказов «Себя преодолеть». Большинство произведений сборника посвящено спорту; в фокусе внимания автора физически и психологически напряженные, во многом переломные моменты жизни героев, как правило, связанные с участием в соревнованиях. Так, в первом рассказе сборника «Выстоять!» Власов в тончайших деталях раскрывает внутренний мир атлета, выходящего на арену, чтобы победно поднять штангу. В предельно сгустившемся сюжетном времени автор воссоздает восприятие героя, слагающееся из разнообразных его ощущений: осязания, слуха, зрения. Так возникает эффект приобщения читателя к изображенному событию. Как отмечает Л.Кассиль, в этом сборнике В. «пишет фразой предельно напряженной, иной раз словно задыхающейся от нечеловеческих усилий, которые она должна передать.<...> Не скрывая, какой ценой подчас дается штангисту победа, Юрий Власов вместе с тем вводит читателя в мир подлинной красоты и поэзии силы...» (Кассиль Л.— С.8). Этому миру в рассказах Власов противопоставляется другой — мир, где спорт является лишь предметом торговли. Художественное и публицистическое освоение спортивной тематики Власов продолжил в повести «Соленые радости» (1976) и книге мемуаров «Справедливость силы» (1984; 1995).
       Обнаруживая другую из двух выделенных ранее тематических доминант своего творчества, Власов на протяжении многих лет писал книгу «Особый район Китая», в основу которой легли материалы личного архива отца Власова, а также архива ГРУ. Под псевдонимом «Владимиров» Власов опубликовал свое исследование в 1973. Фундаментальные знания автора по Китаю и российско-китайским отношениям послужили причиной того, что от имени самого Брежнева Власов было предложено работать в Международном отделе ЦК личным референтом генерального секретаря. Власов отказался от такого предложения. Не желая мириться с тем, что «редакторы калечили буквально каждую страницу» («Женевский» счет. С.6), с 1975 Власов пишет большей частью «в стол». Полноценная публикация его прозы стала возможна лишь с начала 1990-х.
       Центральным и наиболее монументальным в опубликованном творчестве Власов следует признать 3-томное сочинение «Огненный Крест», основанное на историософском и нравственно-этическом осмыслении катастрофических событий, постигших Россию в XX в. и связанных с Октябрьским переворотом 1917 (который В. оценивает как «огромную сатанинскую акцию против творения Божьего» (Гибель адмирала. С.203)), и его последствиями. По словам самого Власова, написать роман о революции он задумал еще в 1959 и с этого момента, подвергая себя опасности со стороны КГБ, начал собирать материал для будущей книги.
       В 1983 Власов находится на грани гибели после сложнейшей операции на позвоночнике и, осознавая, что так и не написал главную книгу, с этого времени приступает к оформлению целостного текста «Огненного Креста». 2-томное издание романа выходит в 1991-92, в него не включается около трети написанного автором материала, и в 1993 публикуется 3-томный вариант произведения, где Власов устранил некоторые фактические неточности, включил совершенно новые материалы, а также восстановил свой стиль, «подправленный» при подготовке рукописи первого издания.
       Значительную часть текста «Огненного Креста» составляют цитируемые документы (отрывки книг, письма, стенограммы речей и т.п.) и личные свидетельства современников исследуемых событий, что обусловило преобладание публицистического начала. Подобно «Красному колесу» А.Солженицына, «Огненный Крест» является творческим экспериментом по созданию художественного произведения с доминирующей познавательной функцией. Как пишет Власов, «самое важное — провести доказательства. Поэтому в книге столь необычно переплетаются чисто художественные построения со строго документальными, нравственно-философскими и личными» («Женевский» счет. С.8). В связи с этим закономерной является постановка проблемы жанрового определения и художественного потенциала работы. Хотя некоторые критики называли «Огненный Крест» романом-эпопеей, авторское обозначение трехтомника как «исторической исповеди» представляется более адекватным: во-первых, голосами множества документов русская история словно бы исповедуется в произведении перед читателем; во-вторых, слово «исповедь» предельно точно обозначает статус автора — неутомимого искателя истины — в тексте.
       1-я книга трилогии — «"Женевский" счет» — рассматривает истоки и начало революционного насилия в России. Все кровавые события, порожденные ленинизмом, Власов отсчитывает от 1902, когда на одном из диспутов российской эмиграции в Женеве по поводу марксизма Г.В.Плеханов произносит роковые слова: «Мы не станем... стрелять теперь в царя и его прислужников, но после победы мы воздвигнем для них гильотину на Казанской площади...» («Женевский» счет. С.15-16). Обещание сбывается через 16 лет в Екатеринбурге: расстрел царской семьи — знак начала всего последующего кровопролития. Это — кульминация книги. Поэтому далее Власов называет большевистский карательный аппарат «"женевской" гадиной».
       Центральным героем 2-й части «Огненного Креста» — «Гибель адмирала» — является А.В.Колчак, а основным сюжетным стержнем — последние дни жизни бывшего Верховного правителя Российского государства, находящегося до своей казни в февр. 1920 в заключении в Иркутском губчека. Изображение героя как с внешней, так и с внутренней точек зрения подчинено целям раскрытия многосторонней личности Колчака и доказательству того, что адмирал-контрреволюционер являлся «недосягаемой и непреодолимой вершиной чести и порядочности».
       Отсутствием какой-либо стрежневой сюжетной линии характеризуется 3-я книга — «Бывшие». Оперируя огромным массивом документальных фактов, привлекая автобиографический контекст, автор выкристаллизовывает сущностные черты ленинизма и логическим путем приходит к выводу о том, что ленинизм и фашизм тождественны. Относительности понятия о преступлении у большевиков он противопоставляет абсолют христианской нравственности, и поэтому в своей глубинной концептуальной сущности «Огненный Крест» близок «Преступлению и наказанию» Ф.М.Достоевского.
       Значительным художественным достоинством трилогии, обеспечившим ее эстетическую целостность, является символико-лейтмотивная организация повествования. Так, последовательной смене таких вех в истории России, как царская власть, Гражданская война, разгром белых и абсолютная победа ленинизма соответствует следующий ряд сменяющих друг друга образов, словно бы зависающих над страной в соответствующий период: двуглавый орел, православный Огненный Крест, который затем рассыпается, и, наконец, пятиконечная красная звезда. Искусно выстроена автором в исторической исповеди и система рефренов: «Белый, синий, красный!», «Дух народа, закованный в объятия скелета», «...тотемный знак России — трупы» и др. Все это помогает автору увидеть за частными историческими фактами некое символическое единство, отражающее этапы вечной борьбы между добром и злом.
       Идейно-тематической параллелью по отношению к «Огненному Кресту» является повесть «Геометрия чувств» (написана в 1983, опубликована в 1991), обладающая гораздо большей художественной целостностью. Сложный, противоречивый процесс становления у автобиографического героя — воспитанника суворовского училища — самостоятельного мышления, прорыв в сознание героя «крамольных» представлений о советской действительности смело сопоставлен автором с периодически возникающими запретными эротическими стремлениями своего юного alter ego, в чем видится определенное новаторство писателя.
       Открытие «шлюзов гласности» явилось причиной того, что в 1990-е «вся распирающая и перекипевшая душевная боль Юрия Власова взорвалась мощной фонтанирующей публицистикой» (Ильин Д.— С.10), которая составила сб. «Кто правит бал» (М., 1993), «Русь без вождя» (Воронеж, 1995), «Мы есть и будем» (Воронеж, 1996) и «Временщики» (М., 1999).
       На сегодняшний день литературное творчество Власова остается практически не исследованным профессиональным литературоведением.

Соч.:
       Себя преодолеть. М., 1964;
       Комната клоуна. М., 1965,
       Белое мгновение. М., 1972;
       Соленые радости. М., 1976;
       Справедливость силы. М., 1984;
       Северная баллада. Петрозаводск, 1989;
       Стужа. СПб., 1991;
       Геометрия чувств. Л.; Киев, 1991;
       Огненный Крест: «Женевский» счет. М., 1993;
       Огненный Крест: Гибель адмирала. М., 1993;
       Огненный Крест: Бывшие. М., 1993;
       Справедливость силы. Издание исправленное и доп. М., 1995.
       Временщики М., 1999.

Лит.:
       Кассиль Л. Первый поход// Власов Ю.П. Себя преодолеть. М., 1964. С.5-10;
       Ильин Д. Феномен Юрия Власова // Власов Ю.П. Кто правит бал. М., 1993. С.5-17;
       Богдасаров С.П. «В честь спорта, за славу Родины своей» // Власов Ю.П. Справедливость силы. М., 1995. С.582-597,
       Разговоров Н.Н. О Юрии Власове и его книгах // Власов Ю.П. Временщики М., 1999. С.7-10.

В.В.Иванцов

А Б В Г Д Е Ё Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Ъ Ы Ь Э Ю Я
Оглавление | Все источники



Поддержите культуру
ЯндексЯндекс. ДеньгиХочу такую же кнопку

Google
 
Web azdesign.ru az-libr.ru


Дата последнего изменения:
Sunday, 15-Jun-2014 06:07:28 UTC