Сиротин Борис Зиновьевич [05.02.1934]

Сиротин Борис Зиновьевич
       [5.2.1934, с. Ново-Черкасск, Оренбургская обл.]
       — поэт.
       Родился в семье работника политотдела МТС. Вскоре после его рождения отца переводят в Оренбург, и детство Сиротина проходит в городе. Тем не менее, по словам самого Сиротина, образ деревни, сохраненный в его сознании благодаря частым рассказам родителей, помог ему на поэтическом поприще в отроческие годы в формировании зримого и осязаемого, «домашнего» понятия «вечность». Юность Сиротин пришлась на послевоенное время, проведенное в г.Саранске. Увлечение в старших классах школы творчеством Есенина открыло для него мир поэзии. Сиротин поступил на механический факультет сельскохозяйственного института г.Саранска. Именно в институтские годы он создает свои первые стихотворные строки. В то время на него огромное влияние оказало творчество Вл.Луговского.
       Впервые в печати Сиротин появился на страницах саранской газете «Молодой ленинец» 23 марта 1955, где было помещено его стихотворение «Утро». Первая книга его стихов «Сколько света в мире!» вышла в 1961. В этом же году в газете «Волжская коммуна» Л.Финк (статья «На подступах к большой поэзии») дает характеристику этого сборника, отмечая, что в творчестве начинающих поэтов, в том числе и Сиротин, главенствует «основной мотив поэтизации движения»: «Образы движения, ракеты, поезда, дороги — и в центре стихов Бориса Сиротина "Сколько света в мире". Его строчки обычно короче, сделаннее, экономичнее. Поэтому они точнее и выразительнее несут мысль». Указав на то, что «сборник неровен, и в нем есть внутренние контрасты и несоответствия», что иногда очевиден «книжный источник» вдохновения Сиротина, Финк отмечает: «Сиротин силен, когда он идет от жизни, от пережитого и перечувствованного. Тогда рождаются "Два поезда", "Хлеб", "Дожди", стихи, в которых есть конкретика и своя мысль, в которых отчетливо слышится авторский взволнованный голос» (Финк Л. 1961. С.З).
       В 1960-80-е выходят сборники стихов Сиротина «Дыхание» (1965), «Разговор с великой равниной» (1972), «Ночные кони» (1980), «Русские зимы» (1982), «Вечерний поклон» (1982). Ан.Ардатов в своей рецензии на последние две книги указал на верность Сиротина «чистоте родного языка»: «Язык лучших сиротинских вещей, оставаясь в притяжении традиционной поэтики, на редкость раскован <...>, просторен и емок. Недаром слова "пространство", "простор", "даль", "воздух" — излюбленные в его словаре, а образы, связанные с ними, широко варьируются в новых книгах» (Ардатов А. 1984. С.162-163).
       Опубликованная в 1984 книга «Люблю невзначай и навек» — наиболее полный из выпущенных до той поры сборника Сиротина — вобрала в себя лучшие стихи и поэмы, написанные Сиротиным в 1980-е. Составитель сборника В.Кожинов во вступительной статье отметил несомненные достоинства книги: «Воплощенный в ней мир человеческих переживаний весьма сложен и многообразен. Но этот мир поэта — редкостно открытый мир. В нем нет завершенности, замкнутости формы и смысла <...>. Это поэзия исканий, замечательных по своей душевной честности и ответственности, притом глубоко и остро современных исканий <...>. И <...> одна из неотъемлемых черт сегодняшнего сознания — та очевидная сложность, неоднозначность восприятия жизни, которой проникнута книга поэта» (Кожинов В. 1984. С.5-6). Исследователь отмечает стихотворение «Родимые пашни любил...», «Через белый-белый день...», «А страшно ли это — не быть», «Старый город деревянный...», «Вот город, он стенами грозно...», «Деревянные дома», которые «воспринимаются как неоспоримые свидетельства продолжающейся жизни человеческого духа и души, как весомые подтверждения <...> собственных переживаний» (Там же. С.7). Особое внимание Кожинов уделяет разделу «Баллады»: «Черты времени, намеченные в лирике Бориса Сиротина <...>, в балладах предстают более развернуто и рельефно. Но самое важное в том, что в балладах созданы поэтические образы других людей,— особенно значительные в таких вещах, как "Двое", "Происшествие в новом городе", "Маня", "Пришествие" <...>. Способность создать полноценный образ другого человека в поэзии не столь уж широко распространена. Чаще всего "лирический герой" как бы подавляет этот образ. Между тем в балладах Бориса Сиротина другое "я" равноправно с лирическим, равноценно ему. И создается впечатление, что именно на этом пути поэт может многого достичь в будущем» (Там же. С.7-8).
       В.Кочетков в статье «Чувство пути», анализируя сборник, указал на совершенствование мастерства Сиротина, который преодолел «метафизическую броскость ранних стихов»: «Слово Бориса Сиротина повзрослело, даже погрузнело, в нем отстоялись думы долгие и нелегкие. В его нынешнем стихе меньше молодой метафоричности, зато в нем есть печаль пережитого <...>. Он любит писать о "провинции", о ее непростой жизни, о сложных слагаемых ее духовного мира <...>. Это уже настоящая самобытность, предполагающая, прежде всего, самобытность взгляда на мир <...>. Борис Сиротин умеет выделить из потока будней и запечатлеть в слове "минуты насторожившейся совести", как говорил когда-то Иннокентий Анненский» (Кочетков В.— С.60-61).
       В 1989 выходит книга Сиротина «Происшествие в новом городе», в которой критики отметили поэтическую многоплановость и свободу творческих исканий поэта. А.Ардатов так оценил зрелую поэзию Сиротина: «В своих последних книгах куйбышевский автор сумел наиубедительнейшим образом воплотиться; мир его лирики <...> отличается внутренней подвижностью и постоянной готовностью к самообновлению» (Ардатов А. 1990. С.10). О сборнике «Происшествие в новом городе» Ардатов пишет: «Перед нами — стихотворения-характеры, стихотворения-судьбы с особенной сюжетной логикой, часто парадоксальной» (Там же). Логику парадоксов и контрастов усматривает в сборнике Сиротина и И.Воронцова, которая при этом подчеркивает соотнесенность в поэзии Сиротина коллизий бытия с «абсолютами Вечного»: «Стихи, составляющие сборник, как бы расходятся на две полярные точки: на одной сиюминутное, с его подавляющей конкретностью и красочностью, на другой — сам поэт "перед дорогой бесконечно дальней" стоит "с крупинкой бытия в руке", живя "меж неверьем и верой" потому, что ему "никто... оттуда, где свет, не поет", что "конечного — нет". И лирический герой противостоит "праздно-тоскливой" вечности как субстанции, растворяющей в себе, не щадящей сущности человеческого "я"» (Воронцова И.- С.19).
       В своей новой книге Сиротина, чувствуя практическую невозможность выражения в слове сокровенных глубин смысла, большое внимание уделяет проблеме поэтического стиля: «Легко расходовать свой пыл / Нам на сравнения лихие, / А надобно, чтоб образ жил / Внутри языковой стихии...» («Наказ»). Поэта «Тяготит сухая дробность кода / И формулы, глядящие с листа» (так он рассуждает о верлибре) («Взамен стиха, где теплый пульс под кожей...»).
       В 1980-е Сиротин начинает писать автобиографическую прозу. По признанию самого автора, из трех написанных в этом жанре повестей сугубо автобиографический характер имеет повесть «Страдания молодого и ветреного», опубликованная в молодежном журнале «Странник» (2000. №1).
       В 1990-е подборки стихов Сиротина публикуют журналы «Наш современник», «Москва», «Новый мир», самарская периодика, православная газета «Благовест».
       С 1999 Сиротин участвует вместе с дочерью Людмилой Жоголевой (певицей, солисткой Самарской государственной филармонии) и композитором Вячеславом Шевердиным в духовных концертах творческой группы «Благовест» (действующей по благословению архиепископа Самарского и Сызранского Сергия), в которых звучат стихи православной и патриотической тематики, духовные песни и романсы на слова Сиротина.
       Поэзия Сиротина, воплощая творческие искания автора, при этом сохраняет основной стержень сложившейся проблематики. Н.Переяслов в своем отклике на книгу «Сегодня и вчера» (1993) (куда вошли избранные произведения Сиротин за три десятилетия) рассуждает: «Поэзия Бориса Сиротина говорит о вечном, о главном для человека». О счастье, которое «простое, как мысли о Боге». О доме, в котором «детям подрастать и потихоньку доставать до древних книг на верхней полке». О том, как жить, чтобы на Покров Богородицы «не оставить срама грязные следы» (Переяслов Н.— С.10). По словам Переяслова, Сиротин охвачен отчаянием от жизни в период жестоких социальных экспериментов и мучительных для России перемен. Но Сиротин «не просто констатирует трагедийность данного периода эпохи, он и прозревает в ней основу надежд на лучшее» (Там же).
       Новые надежды, новые замыслы поэта воплотились в книге с символическим названием «Пробуждение в январе» (2000).
       Сиротин перевел с языков народов России и СССР более 20 книг. Член СП России, Лауреат Всероссийской премии имени А.Фета (2000). Живет в Самаре.

Соч.:
       Сколько света в мире! Куйбышев, 1961;
       Подарок. Саранск, 1961;
       Снежный эскадрон. Куйбышев, 1963;
       Добрая зима. Куйбышев, 1965;
       Дыхание. [М.,] 1965;
       Составленье мира. Куйбышев, 1968;
       Огонь и хлеб. Куйбышев, 1969;
       Разговор с великой равниной. Куйбышев, 1972;
       Среди людей. М., 1974;
       Главный праздник: стихи для детей... Куйбышев, 1976;
       Большие дни. Куйбышев, 1978;
       Зимняя повесть: Стихи, поэма. Куйбышев, 1980;
       Ночные кони: Стихи и поэма. М., 1980;
       Русские зимы. М., 1982;
       Вечерний поклон. М., 1982;
       Люблю невзначай и навек. Куйбышев, 1984;
       Каменная чаша: волжские баллады. Куйбышев, 1986;
       Родное имя. М., 1987;
       Живи, человек. М., 1987;
       Происшествие в новом городе. М., 1989;
       Простерлось поле Куликово: Исторические поэмы. Куйбышев, 1989;
       Голос далекий. Самара, 1992;
       Сегодня и вчера. Самара, 1993;
       Я о любви единственной своей. Самара, 1998;
       Пробуждение в январе. Самара, 2000;
       Страдания молодого и ветреного: повесть// Странник. 2000. №2. С.66-125.

Лит.:
       Финк Л. На подступах к большой поэзии // Волжская коммуна. 1961. 18 мая. С.3;
       Жоголев Е. Эскадрон звонкой лирики // Волжский комсомолец. 1963. 15 сент. С.3;
       Финк Л. Время писать стихи // Волга. 1963. №29. С.129-135;
       Банкетов А. Впечатленияи мысль // Знамя. 1965. №12. С.245. С.3;
       Эйдлин Г.Человек, хлеб, огонь // Волжский комсомолец. 1970. 16 янв. С.2-3;
       Наровчатов С. Живая река. М., 1974;
       Ардатов А. [Рец. на кн. «Среди людей»] // Литературное обозрение. 1975. №3. С.59;
       Гладышева О. «В своем краю и насвоей земле» // Волга. 1976. С.168-173;
       Кожинов В. Несколько слов о книге Бориса Сиротина // Сиротин Б.3. Люблю невзначай и навек: Стихотворения и поэмы. Куйбышев, 1984. С.5-8;
       Ардатов А. [Рец. на кн. «Русские зимы» и «Вечерний поклон»] // Волга. 1984. №6. С.161-163;
       Кочетков В. Чувство пути // Поэзия. М. 1986. №44. С.59-62;
       Кожинов В. Помнит все, что с Родиною было // Литературная газета. 1988. 2 марта. С.4;
       Кожинов В. [Предисл.] // Сиротин Б.3. Происшествие в новом городе:стих. М., 1989. С.3-9;
       Воронцова И. «С глаголом небана земле» // Литературная Россия. 1990. 8 июня. С.19;
       Ардатов А. Взыскующая душа // Волжский комсомолец. 1990. 22 апр. С.10;
       Сиротин Б., Славецкий В. Провинция ценит преданность: разговор критика и поэта в присутствии стихов // Литературная Россия. 1993. 15 янв. С.15;
       Переяслов Н. Взыскующий свет // Литературная Россия. 1995. 3 марта. С.10.

М.В.Педько

А Б В Г Д Е Ё Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Ъ Ы Ь Э Ю Я
Оглавление | Все источники



Поддержите культуру
ЯндексЯндекс. ДеньгиХочу такую же кнопку

Google
 
Web azdesign.ru az-libr.ru


Дата последнего изменения:
Wednesday, 23-Oct-2013 08:39:30 UTC