Гордейчев Владимир Григорьевич [05.03.1930-15.03.1995]

Гордейчев Владимир Григорьевич
       [5.3.1930, ст. Касторная Курской обл.— 15.3.1995, Воронеж]
       — поэт.
       Родился в семье работника потребкооперации. Окончил (заочно) педагогический институт в Воронеже, уже в период учебы работал учителем-словесником и завучем в сельских школах.
       В 1952-1957 учился в Литературном институте им. М.Горького в Москве, одновременно с многими известными впоследствии поэтами своего поколения. Студенческие воспоминания (и отчасти расстановка сил в «команде» сверстников) нашли своеобразное отражение в стихотворении «Футбол» (1961): «Крайним правым шел Полянский, / Евтушенко левым шел». После окончания института работал в редакции воронежского журнала «Подъем». В течение ряда лет возглавлял писательскую организацию Воронежа.
       Первая публикация — стихотворение «Отпускник» в воронежской газеты «Молодой коммунар» (1950. 3 дек.). Первое выступление в столичном журнале — стихотворении «Родник» в журнале «Октябрь» (1955. №3). Первая книжка — «Никитины каменья» (Воронеж, 1957). Широкое читательское внимание к молодому поэту привлекла подборка в «Литературная газета» (1957. 6 апр.; под рубрикой «Доброго пути!», с предисл. Л.Ошанина), в составе которой — программное стих. «Периферия»: «Я любому шоферу знаком: / это я, не отличен от многих, / вскинув правую руку рывком, / заступаю машинам дороги... / Я из тех, кто растит зеленя / и пласты поднимает сырые, / и фамилии нет у меня. /Я — провинция. Периферия». Уже в этом стих, были четко, на годы вперед, определены позиции поэта. Гражданская: говорить от имени человека «глубинки», труженика, вплоть до полного слияния образов поэта и его героя. Эстетическая: оставаться верным реалистическому, повествовательному стиху, основное орудие которого — не изощренная метафора, а точная, выхваченная из жизни подробность. Узнаваемость, житейская и психологическая достоверность составляли силу и привлекательность таких произведений Гордеичева, как «Часы» (1960): «Себя за годы не виня, / когда и хлеб бывал как милость, / я не стыжусь, что у меня / часы не сразу появились, / что в жаркий полдень, на краю / пруда, мерцающего зыбко, / я их подкладывал к белью, / как будто редкостную рыбку. / Или нарвавшись на скандал / с соперником — бывало всяко —/ я никогда не забывал / отдать их другу перед дракой...» «Владимир Гордейчев пишет достоверно. Он видит мир вещно, предметы в его стихах осязаемы, картины рельефны»,— писал о поэте старший современник Е.Винокуров (С.5).
       Вместе с тем Гордеичев решительно отделял себя от приверженцев т.н. «тихой» лирики, о которой писал с иронией: «Слышите ль? "Хатки, ягнятки", / "леса молитвенный скит..." / В благостно-кроткой лампадке / постное масло горит». Г.— убежденный сторонник гражданской активности: «Не могу отмалчиваться в спорах, / если за словами узнаю / циников, ирония которых / распаляет ненависть мою. / И когда над пылом патриотов / тешатся иные остряки, / я встаю навстречу их остротам, / твердо обозначив желваки. / Принимаю бой! Со мною вместе / встаньте вы, сыны одной семьи, / рыцари немедленного действия, / верные товарищи мои!» («Наше время», 1955). «Этический максимализм в крови у Гордейчева. Он ангажирован современностью, предан ей до самоотречения»,— констатировал во вступительной статье к «Избранному» (М., 1980) критик А.Михайлов. И далее: «Гордейчев обратил внимание на проявление нигилистических взглядов и настроений до того, как они приобрели наибольшую остроту у некоторых молодых поэтов, не сумевших со всей объективностью разобраться в сложностях и противоречиях исторического процесса, и обрушился на них со всем пылом человека, оскорбленного в своих лучших чувствах». Сам поэт, говоря об истоках своего мировоззрения, подчеркивал, что «проявления потрясающего достоинства в людях в немыслимо жестоких испытаниях в годы фронта и после него на всю жизнь остались во мне полным и неистощимым обеспечением любви к дорогой моей и ни с чем не сравнимой русской земле».
       Следует, однако, заметить, что Гордеичев отнюдь не отождествлял свой патриотизм с национализмом: «Мы — в матерей. Нам в розни тяжко. / И нет, не нам принадлежит / высокомерное "армяшка" / или презрительное "жид"» («Колыбельная», 1970).
       Наиболее известные стихи Гордеичев созданы во второй половине 1950-х — первой половине 1960-х. С годами гражданская позиция Гордеичев не претерпела существенных изменений, лишь более отчетливо зазвучало в его стихах лирическое, а то и элегическое начало, окрашивавшее порой даже воспоминания о военном детстве: «С огнем, со смертью жили рядом, / но в избах, сбитых, как плоты, / стояли гильзы от снарядов, /ив них кудрявились цветы» (1976).
       В разные годы Гордеичев создано несколько поэм: «Колыбельная», «Каспийское письмо» (1970), «В звоне жаворонка» (1971), «Вечная моя матерь» (1976), «В пригородной зоне» (1994), «Родные пепелища» (1995) и др., а также «Усмиренный браконьер» — «сказка, едва ли не волшебная. Для детей среднего и старшего школьного возраста» (отдельным изданием — Воронеж, 1977). В прозаической книжке «Памятные страницы: Записки литератора. Встречи, годы, книги» (Воронеж, 1987) собраны воспоминания и заметки о встречах с А.Твардовским и другими известными писателями,о творчестве А.Кольцова, В.Маяковского, рано ушедшего из жизни В.Кубанева (1922—42), поэтов — современников и земляков.

Соч.:
       Земная тяга: стихи. М., 1959;
       У линии прибоя, стихи. Воронеж, 1960;
       Главное свойство: стихи. М., 1961;
       Беспокойство: сб. стихов. М., 1961;
       Зрелость: стихи. Воронеж, 1962;
       Своими словами: стихи и поэма. М., 1964;
       Окопы этих лет: стихи. Воронеж, 1964;
       Избранная лирика. М., 1965;
       Седые голуби. стихи. М., 1966;
       Мера возраста: стихи разных лет. Воронеж, 1967;
       Узлы: стихи. М., 1969;
       Берег океана: стихи. Воронеж, 1970;
       Пора черемух: стихи. М., 1971;
       Вечные люди: стихи. М., 1971;
       Пути-дороги: стихи. М., 1973:
       Тепло родного дома: стихи. Воронеж, 1974;
       Свет в окне: стихотворения. М., 1975:
       Соизмеренья: стихи. М., 1976;
       Время окрыленных: стихи. М., 1977;
       Грань: стихи. М., 1979;
       Звенья лет: стихи. Воронеж, 1981;
       Дар полей: стихи. М., 1983;
       В кругу родимом: Новая книга лирики. М., 1984;
       На ясной заре: Новые стихи. Воронеж, 1984;
       Весна-общественница: Стихотворния, поэма. М., 1987;
       В светающих березах: Книга стихов. Воронеж, 1990.

Переводы:
       Ю.Янонис. Песня борцов / пер. с лит. В.Гордейчева, Е.Новичихина. Воронеж, 1986.
       Постижение: Стихи А.Пысина, В.Зуенка, Р.Бородулина, С.Гаврусева, Н.Гилевича, Г.Буравкина, А.Вертинского, М.Рудковского, Я.Сипакова, П.Макаенка, Е.Лосьи др.: пер. с белорусского. Минск, 1990.

Лит.:
       Марченко А. Ответственность // Вопросы литературы 1960. №6. С.35-51;
       Мильков В. Поэзия Владимира Гордейчева // Подъем. 1962. №6. С.123-128;
       Абрамов А. Владимир Гордейчев // Голоса земли Алексея Кольцова. Воронеж, 1964. С.100-114;
       Мильков В. Владимир Гордейчев // В мире книг. 1969. №7. С.30-31;
       Риммар С. Что выбрать ему предстоит?.. // Голоса времени. Воронеж, 1974. С.161-174;
       Винокуров Е. О стихах Владимира Гордейчева // Гордейчев В. Свет в окне. М., 1975. С.3-6;
       Акаткин В. Слово мысли и действия: Заметки о поэзии В. Гордейчева // Подъем. 1980 №1 с.141-147;
       Семёнов В. Гражданственность лирики //Владимир Григорьевич Гордейчев. К 50-летию со дня рождения. Указатель литературы. Воронежская областная научная библиотека им. И.С.Никитина, библиотека ВГУ. [1980]. С.5-7;
       Кузовлева Т. Чувство кровного родства // Октябрь. 1981№11. С.221-223.

И.О.Фоняков

А Б В Г Д Е Ё Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Ъ Ы Ь Э Ю Я
Оглавление | Все источники



Поддержите культуру
ЯндексЯндекс. ДеньгиХочу такую же кнопку

Google
 
Web azdesign.ru az-libr.ru


Дата последнего изменения:
Sunday, 15-Jun-2014 06:07:26 UTC