Статья 133. Основания возникновения права на реабилитацию


Статья 133. Основания возникновения права на реабилитацию
       1. Право на реабилитацию включает в себя право на возмещение имущественного вреда, устранение последствий морального вреда и восстановление в трудовых, пенсионных, жилищных и иных правах. Вред, причиненный гражданину в результате уголовного преследования, возмещается государством в полном объеме независимо от вины органа дознания, дознавателя, следователя, прокурора и суда.
       2. Право на реабилитацию, в том числе право на возмещение вреда, связанного суголовным преследованием, имеют:
       1) подсудимый, в отношении которого вынесен оправдательный приговор;
       2) подсудимый, уголовное преследование в отношении которого прекращено в связи с отказом государственного обвинителя от обвинения;
       3) подозреваемый или обвиняемый, уголовное преследование в отношении которого прекращено по основаниям, предусмотренным пунктами 1, 2, 5 и 6 части первой статьи 24 и пунктами 1 и 4—6 части первой статьи 27 настоящего Кодекса;
       4) осужденный — в случаях полной или частичной отмены вступившего в законную силу обвинительного приговора суда и прекращения уголовного дела по основаниям, предусмотренным пунктами 1 и 2 части первой статьи 27 настоящего Кодекса;
       5) лицо, к которому были применены принудительные меры медицинского характера, — в случае отмены незаконного или необоснованного постановления суда о применении данной меры.
       3. Право на возмещение вреда в порядке, установленном настоящей главой, имеет также любое лицо, незаконно подвергнутое мерам процессуального принуждения входе производства по уголовному делу.
       4. Правила настоящей статьи не распространяются на случаи, когда примененные в отношении лица меры процессуального принуждения или постановленный обвинительный приговор отменены или изменены ввиду издания акта об амнистии, истечения сроков давности, недостижения возраста, с которого наступает уголовная ответственность, или в отношении несовершеннолетнего, который хотя и достиг возраста, с которого наступает уголовная ответственность, но вследствие отставания в психическом развитии, не связанного с психическим расстройством, не мог в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) и руководить ими в момент совершения деяния, предусмотренного уголовным законом, или принятия закона, устраняющего преступность или наказуемость деяния.
       5. В иных случаях вопросы, связанные с возмещением вреда, разрешаются в порядке гражданского судопроизводства.

Комм. Брусницын Л.В.

       1. В соответствии со ст.53 Конституции РФ каждый имеет право на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц. В сфере уголовного судопроизводства реализация данной конституционной нормы обеспечивается применением института реабилитации. Определение реабилитации содержится в п.34, а реабилитированного — в п.35 ст.5 УПК РФ.
       2. По общему правилу, установленному в ст.1064 ГК РФ, вред возмещается при наличии вины причинителя вреда. Исключение составляют случаи, прямо предусмотренные законом. Одно из таких исключений установлено в ч.I комментируемой статьи, в соответствии с которой вред, причиненный гражданину в результате уголовного преследования, возмещается государством независимо от вины органа дознания и других субъектов, указанных в данной части комментируемой статьи. Это означает, что в случаях, предусмотренных ч.2 и 3 комментируемой статьи, право на реабилитацию возникает вне зависимости от того, совершены ли субъектом, осуществляющим производство по делу, преступление, должностной проступок, следственная либо судебная ошибка, не квалифицируемая в качестве проступка.
       3. В ч.2 комментируемой статьи среди лиц, наделенных правом на реабилитацию и возмещение вреда, указаны: подсудимый, в отношении которого вынесен оправдательный приговор; подсудимый, уголовное преследование в отношении которого прекращено в связи с отказом государственного обвинителя от обвинения; подозреваемый или обвиняемый, уголовное преследование в отношении которого прекращено по основаниям, предусмотренным п.1, 2, 5 и 6 ч.1 ст.24 и п.1 и 4—6 ч.1 ст.27 УПК РФ; осужденный — в случаях отмены вступившего в законную силу обвинительного приговора и прекращения уголовного дела по основанию, предусмотренному п.1- и 2 ч.1 ст.27 УПК РФ. Таким образом, право на реабилитацию и возмещение вреда предоставлено в том числе гражданину, который оговорил себя в совершении преступления, если самооговор установлен органом предварительного расследования либо судом. Самооговор — заведомо ложные показания подозреваемого, обвиняемого, подсудимого, данные с целью убедить органы предварительного расследования и суд в том, что именно им совершено преступление, которое он в действительности не совершал.
       Указ Президиума Верховного Совета СССР от 18 мая 1981 г. “О возмещении ущерба, причиненного гражданину незаконными действиями государственных и общественных организаций, а также должностных лиц при исполнении ими служебных обязанностей”, утвержденное этим Указом Положение “О порядке возмещения ущерба, причиненного гражданину незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия и суда” и Инструкция по применению данного Положения от 2 марта 1982 г. ограничивали право на возмещение ущерба гражданину, если он путем самооговора препятствовал установлению истины. Комментируемый УПК РФ такого ограничения не предусматривает. При установлении данного положения законодатель, очевидно, исходил из того, что привлечение в качестве обвиняемого и осуждение невиновного, оговорившего себя в совершении преступления, являются следствием нарушения должностным лицом, осуществляющим производство по уголовному делу, одного из важнейших правил уголовного судопроизводства: признание обвиняемым своей вины в совершении преступления может быть положено в основу обвинения лишь при подтверждении его виновности совокупностью имеющихся по уголовному делу доказательств (ч.2 ст.77 УПК РФ).
       Статья 1083 ГК РФ, устанавливающая, что не подлежит возмещению вред, возникший вследствие умысла потерпевшего, к случаям самооговора не применима.
       4. В соответствии с ч.3 комментируемой статьи право на возмещение вреда в порядке, установленном гл.18 УПК РФ, имеет любое лицо, незаконно подвергнутое мерам процессуального принуждения (перечень этих мер приведен в разд. IV УПК РФ). Незаконными решения о применении мер процессуального принуждения являются вне зависимости от того, совершено ли осуществляющим производство по делу лицом преступление, должностной проступок, следственная либо судебная ошибка.
       5. Часть 5 комментируемой статьи предусматривает, что в иных, т. е. не предусмотренных комментируемой статьей, случаях вопросы, связанные с возмещением вреда, разрешаются в порядке гражданского судопроизводства. В частности, не возмещается в порядке гл.18 УПК РФ вред, причиненный лицам, которые уволены с работы не в связи с вступившим в законную силу приговором суда, отстранены от должности не по постановлению судьи о временном отстранении обвиняемого от должности. В данных случаях отсутствует причинная связь между действиями органа дознания, дознавателя, следователя, прокурора, суда и действиями администрации по месту работы гражданина. При этом следует разъяснить лицу его право обратиться в суд с иском о восстановлении в должности на общих основаниях. Суд же должен выяснить, имелись ли у администрации основания для увольнения, отстранения от должности, предусмотренные трудовым законодательством.
       Исключается возмещение вреда гражданину, освобожденному от уголовной ответственности в связи с состоянием невменяемости в момент совершения общественно опасного деяния, поскольку в этой ситуации вовлечение гражданина в сферу уголовного судопроизводства является обоснованным. Должностное лицо, осуществляющее производство по делу, даже предполагая возможность прекращения уголовного дела вследствие невменяемости гражданина, вынуждено поставить его в процессуальное положение обвиняемого или подозреваемого, чтобы иметь возможность назначить обязательную судебно-психиатрическую экспертизу (п. 3 ст.196 УПК РФ). В данном случае не допускаются незаконные действия, поэтому отсутствуют основания для возмещения вреда в порядке, предусмотренном гл.18 УПК РФ.




Поддержите культуру
ЯндексЯндекс. ДеньгиХочу такую же кнопку

Google
 
Web azdesign.ru az-libr.ru

<<< Пред. Оглавление
Начало раздела
След. >>>

П е р с о н а л и и    б и б л и о т е к и
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Ъ Ы Ь Э Ю Я

Дата последнего изменения:
Wednesday, 23-Oct-2013 09:28:30 UTC