Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за II квартал 2003 года по уголовным делам


(Обзор утвержден Постановлением Президиума Верховного Суда РФ от 16 июля 2003г. // Правовая информационно-справочная система "Гарант". 2005)

Вопросы квалификации

         1. Действия лица, совершившего убийство в результате конфликта по поводу карточного долга, переквалифицированы с п."з" ч.2 ст.105 УК РФ на ч.1 ст.105 УК РФ.
         Из материалов дела видно, что Акмалов проиграл в карты потерпевшему 15 тыс. рублей. С целью избавления от возврата карточного долга он решил убить потерпевшего и попросил Ивакина помочь ему в этом. Во время разговора о возврате долга Акмалов и Ивакин предложили потерпевшему вернуть карточный долг частями. Однако потерпевший отказался, предлагая оплатить долг полностью. Тогда Акмалов дважды выстрелил из ружья в потерпевшего.
         Таким образом, в данном конкретном случае убийство было совершено в результате противоправных действий обеих сторон, как осужденного, так и потерпевшего.
         Согласно диспозиции п."з" ч.2 ст.105 УК РФ и п.11 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 января 1999 года №1 "О судебной практике по делам об убийстве" по п."з" ч.2 ст.105 УК РФ (убийство из корыстных побуждений) следует квалифицировать убийство, совершенное в целях получения материальной выгоды для виновного или других лиц (денег, имущества или прав на его получение, прав на жилплощадь и т.п.) или избавления от материальных затрат (возврат имущества, долга, оплаты услуг, выполнения имущественных обязательств, уплаты алиментов и др.).

Определение №49-002-5 по делу Акмалова и Ивакина

         2. Ответственность за оставление потерпевшего в опасности наступает только в случаях, прямо предусмотренных в ст.125 УК РФ.
         Вечером 12 февраля 2000 года Жгилев и Щебеньков из хулиганских побуждений избили потерпевшего Н. с причинением тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека. После избиения они оставили потерпевшего без помощи лежащим на земле.
         Суд первой инстанции квалифицировал действия осужденных по п.п."а", "в" ч.З ст.111 УК РФ и ст.125 УК РФ.
         Суд кассационной инстанции отменил приговор в отношении Жгилева и Щебенькова в части, касающейся их осуждения по ст.125 УК РФ, и уголовное дело в этой части прекратил, мотивировав свое решение следующим.
         Лицо, умышленно причинившее потерпевшему тяжкий вред здоровью, не может нести ответственность за оставление потерпевшего в опасности.
         По данному делу установлено, что в беспомощное состояние потерпевшего Жгилев и Щебеньков привели своими умышленными преступными действиями, за что обоснованно осуждены по ст.111 УК РФ.

Определение № 68-ДпО2-6 по делу Жгилева и Щебенькова

         3. Умышленное уничтожение или повреждение отдельных предметов с применением огня в условиях, исключающих его распространение на другие объекты и возникновение угрозы причинения вреда жизни и здоровью людей, а также чужому имуществу, надлежит квалифицировать по ч.1 ст.167 УК РФ.
         Совершив убийство, Золотухин, Абдрахманов и другие осужденные с целью временного использования завладели автомобилем потерпевшего.
         Автомашина под управлением Абдрахманова, не справившегося с управлением, съехала в кювет. После неудачных попыток вызволить автомобиль из кювета осужденные похитили колеса.
         Затем Абдрахманов и Золотухин подожгли автомобиль, причинив ущерб на сумму 45'750 рублей, и скрылись с места происшествия.
         Президиум Верховного Суда РФ переквалифицировал действия Золотухина с ч.2 ст.167 УК РФ на ч.1 ст.167 УК РФ как умышленное уничтожение чужого имущества, причинившее значительный ущерб потерпевшему, поскольку Золотухин и Абдрахманов угнали автомашину потерпевшего в отдаленное место и сожгли ее в дорожном кювете, что исключало возможность причинения вреда чужому имуществу или распространение огня на иные объекты.

Постановление № 67п2003 по делу Золотухина

         4. Приговор отменен и дело прекращено ввиду отсутствия состава преступления, предусмотренного ч.1 ст.188 УК РФ.
         Гоголь, будучи членом экипажа судна, прибыв 25 декабря 1999 года в порт Корсаков из порта Вакканай (Япония), проходя таможенный контроль, указал в таможенной декларации на наличие у него 900 долларов США. При личном же досмотре у него было обнаружено 3'540 долларов США и 23'000 японских иен, что соответствовало 100'724 руб.
         Суд первой инстанции квалифицировал действия Гоголя по ч.1 ст.188 УК РФ.
         Вещественные доказательства по делу — 3'540 долларов США и 23000 японских иен — обращены в доход государства как предмет преступления.
         В кассационном порядке дело не рассматривалось.
         Президиум областного суда отклонил протест заместителя Генерального прокурора РФ, в котором был поставлен вопрос об отмене приговора и прекращении дела за отсутствием в действиях Гоголя состава преступления.
         Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ удовлетворила аналогичный протест заместителя Генерального прокурора РФ, указав следующее.
         В соответствии с диспозицией ч.1 ст.188 УК РФ контрабанда как состав преступления представляет перемещение через таможенную границу Российской Федерации в крупном размере товара или иных предметов, совершенное помимо или с сокрытием от таможенного контроля либо с обманным использованием документов, либо сопряженное с недекларированием или недостоверным декларированием.
         Из указанной нормы следует, что перемещение через таможенную границу валютных средств требует соблюдения правил таможенного контроля и таможенного оформления.
         Однако в приговоре суда первой инстанции и в постановлении президиума областного суда не указано, какие конкретно правила таможенного контроля и таможенного оформления были нарушены Гоголем.
         Между тем в ч.З ст.2 Закона РФ от 9 октября 1992 года "О валютном регулировании и валютном контроле" с внесенными в него изменениями и дополнениями указано, что ввоз в Российскую Федерацию валюты осуществляется резидентами и нерезидентами в порядке, установленном Центральным банком РФ совместно с Министерством финансов РФ и Государственным таможенным комитетом РФ.
         В пункте 2.4 Инструкции по таможенному оформлению и таможенному контролю товаров, перемещаемых через таможенную границу Российской Федерации физическими лицами и не предназначенных для производственной или иной коммерческой деятельности (Приложение №1 к приказу ГТК РФ от 25 января 1999 года), указано, что обязательному декларированию в письменной форме подлежит ввозимая в Российскую Федерацию иностранная валюта, если ее сумма превышает в эквиваленте 10000 долларов США. Указанная редакция инструкции действует с 16 января 2002 года.
         На момент инкриминируемых Гоголю преступных деяний в п.п."б" п.2.4 названной Инстанции каких-либо ограничений на ввозимую в Российскую Федерацию иностранную валюту указаний не было. Следовательно, ввоз иностранной валюты по ее сумме не был ограничен.
         С учетом изложенного в действиях Гоголя отсутствует состав преступления, предусмотренный ч.1 ст.188 УК РФ.
         Иностранная валюта в размере 3540 долларов США и 23000 японских иен, обращенная по приговору суда в доход государства как предмет преступления, подлежит возвращению Гоголю.

Определение № 64-дпрО2-8 по делу Гоголя

Назначение наказания

         5. В соответствии с правилами, установленными в ч.2 ст.58 УК РФ, отбывание в тюрьме части срока наказания может быть назначено мужчинам, осужденным к лишению свободы за совершение особо тяжких преступлений на срок свыше пяти лет, а также при особо опасном рецидиве преступлений. При этом суд обязан мотивировать принятое решение.
         Зенченко осужден к лишению свободы по ч.2 ст.209 УК РФ на 10 лет с конфискацией имущества, п.п."а", "д", "з", "и", "н" ст. 102 УК РСФСР на 15 лет, ч.2 ст.15 и п.п."а", "д", "з", "и", "н" ст.102 УК РСФСР на 11 лет.
         На основании ст.40 УК СРФСР путем поглощения менее строгого наказания более строгим окончательно наказание Зенченко определено в виде лишения свободы сроком на 15 лет с конфискацией имущества, с отбыванием первых пяти лет в тюрьме, а последующих — в исправительной колонии общего режима.
         Суд, назначая Зенченко максимально возможное наказание в виде лишения свободы, указал на то, что учитывает характер и степень общественной опасности совершенных преступлений, личность виновного, обстоятельства, смягчающие наказание, а также влияние назначенного наказания на исправление осужденного и на условия жизни его семьи.
         При этом решение о том, что Зенченко должен отбывать определенную часть назначенного наказания именно в тюрьме, в приговоре ничем мотивировано не было.
         Учитывая то обстоятельство, что допущенное судом нарушение закона повлекло за собой ухудшение правового положения осужденного, Президиум Верховного Суда РФ исключил из состоявшихся судебных решений указание об отбывании Зенченко первых пяти лет лишения свободы в тюрьме.

Постановление №55пОЗ по делу Зенченко <...>

Смотри также:

1
**
2
**

На этот документ ссылаются >>>




Поддержите культуру
ЯндексЯндекс. ДеньгиХочу такую же кнопку

Google
 
Web azdesign.ru az-libr.ru

<<< Пред. Оглавление
 
След. >>>

П е р с о н а л и и    б и б л и о т е к и
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Ъ Ы Ь Э Ю Я

Дата последнего изменения:
Wednesday, 06-Nov-2013 08:32:14 UTC