Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 4 февраля 2004г. №832пОЗ "Об изменении приговора и исключении из него указания об осуждении по ч.1 ст.325 и по п."б" ч.3 ст.162 Уголовного кодекса РФ, а также указания о назначении конфискации имущества"


       Президиум Верховного Суда Российской Федерации в составе:
       председательствующего Лебедева В.М.,
       членов Президиума Каримова М.А., Кузнецова В.В., Меркушова А.Е., Попова Г.Н., Радченко В.И., Свиридова Ю.А., Серкова П.П., Смакова P.M.
       рассмотрел уголовное дело по надзорной жалобе осужденного Камалетдинова Р.Г. о пересмотре приговора Верховного Суда Республики Татарстан от 26 января 2000 года и кассационного определения Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 9 августа 2000 года в отношении осужденного Камалетдинова Р.Г. по приговору Верховного Суда Республики Татарстан от 26 января 2000 года: Камалетдинов Роберт Гарифуллович, родившийся 13 декабря 1967 года в г.Казани, не имеющий судимости, осужден:
       — по ст.105 ч.2 п.п. "ж", "з" УК РФ к 15 годам лишения свободы;
       — по ст.162 ч.3 п.п. "б", "в" УК РФ к 9 годам лишения свободы с конфискацией имущества;
       — по ст.166 ч.2 п."а" УК РФ к 5 годам лишения свободы;
       — по ст.325 ч.1 УК РФ к 6 месяцам лишения свободы;
       — по ст.325 ч.2 УК РФ к 6 месяцем исправительных работ с удержанием 20% заработка в доход государства.
       На основании ст.69 ч.3 УК РФ по совокупности преступлений назначено 20 лет лишения свободы с конфискацией имущества в исправительной колонии строгого режима.
       Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации определением от 9 августа 2000 года приговор оставила без изменения.
       По данному делу осужден Нестеров А.В., в отношении которого вопрос о возбуждении надзорного производства не ставится.
       В надзорной жалобе Камалетдинов указывает, что осужден необоснованно. В основу обвинения положены первоначальные показания осужденного Нестерова. Впоследствии он отказался от этих показаний. На следствии к Камалетдинову применялись незаконные методы психического и физического воздействия, в результате чего он вынужден был оговорить себя. Полагает, что следственный эксперимент, как и заключения экспертиз, не подтвердили его вину в содеянном. Других доказательств по делу не имеется.
       Утверждает, что он заявлял ходатайство о вызове его для дачи объяснений. Однако его просьба осталась без удовлетворения, чем было нарушено его право на защиту.
       Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Морозова Е.И., изложившего обстоятельства уголовного дела, содержание приговора и кассационного определения, мотивы надзорной жалобы и вынесения постановления о возбуждении надзорного производства, мнение заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Кехлерова С.Г., полагавшего жалобу оставить без удовлетворения, Президиум Верховного Суда Российской Федерации

установил:
       Камалетдинов признан виновным в том, что он и Нестеров договорились совершить разбойное нападение на Пиджакова. 4 июня 1999 года Нестеров попросил Пиджакова довезти его и Камалетдинова до г.Набережные Челны. В пути следования Пиджаков по просьбе Нестерова заехал в лес у с.Тихоновка Менделеевского района, где Нестеров и Камалетдинов напали на потерпевшего. Камалетдинов стал душить его шнурком, а Нестеров нанес множество ударов заточкой в грудь и спину. От полученных телесных повреждений потерпевший скончался на месте.
       Камалетдинов и Нестеров завладели деньгами и имуществом потерпевшего на сумму 211'620 рублей, а затем на автомобиле потерпевшего перевезли труп в Елабугский район Республики Татарстан и закопали в лесу. Автомобиль оставили в г.Елабуга. Кроме этого Камалетдинов и Нестеров похитили и уничтожили паспорт Пиджакова, его водительское удостоверение и технический паспорт на автомашину.
       В надзорной жалобе Камалетдинов утверждает, что осужден необоснованно. В основу обвинения положены первоначальные показания осужденного Нестерова. Впоследствии он отказался от этих показаний. На следствии к Камалетдинову применялись незаконные методы, в результате чего он вынужден был оговорить себя. Полагает, что следственный эксперимент, как и заключения экспертиз, не подтвердили его вину в содеянном. Других доказательств по делу не имеется.
       Утверждает, что он заявлял ходатайство о вызове его в кассационную инстанцию для дачи объяснений. Однако его просьба осталась без удовлетворения, чем было нарушено его право на защиту.
       Президиум Верховного Суда Российской Федерации не находит оснований для удовлетворения надзорной жалобы.
       Вина Камалетдинова в совершенных преступлениях подтверждается его собственными показаниями на предварительном следствии, показаниями потерпевшей, свидетеля, заключениями экспертов и другими материалами дела.
       Так, в частности, из показаний Нестерова и Камалетдинова, данных на предварительном следствии и признанных судом достоверными, видно, что в конце мая 1999 года у Нестерова возник умысел на завладение деньгами и убийство Пиджакова С.А. Об этом он сообщил Камалетдинову, с которым ранее отбывал наказание в местах лишения свободы. Они договорились с Пиджаковым о том, что он подвезет их до г.Набережные Челны. 4 июня 1999 года они поехали с Пиджаковым в направлении г.Набережные Челны. По просьбе Нестерова Пиджаков свернул с трассы в сторону г.Менделеевска, где в лесу они напали на Пиджакова и убили его. Камалетдинов набросил на Пиджакова шнурок и душил, а Нестеров заточкой нанес Пиджакову множество ударов. Труп на машине перевезли на другое место в лес и закопали. На место захоронения Нестеров положил сосновую ветку. Машину, принадлежавшую Пиджакову, оставили в г.Елабуга, вещи и документы порвали и выбросили, деньги поделили.
       Из показаний потерпевшей Пиджаковой усматривается, что 6 мая 1999 года ее муж Пиджаков С.А. приехал в г.Казань за деньгами, которые ему задолжал Нестеров Александр. Из поездки он не вернулся. Позже была обнаружена его машина, а затем и его труп. Из машины пропали вещи, деньги, а также документы.
       Из показаний свидетеля Зариповой видно, что 2 июня 1999 года Пиджаков получил от Нестеровых 200 тысяч рублей, кроме того, он имел деньги за реализацию зерна. Накануне отъезда Пиджаков о чем-то разговаривал с Нестеровым Анатолием.
       Суд первой инстанции надлежащим образом проверил показания осужденных на предварительном следствии, потерпевшей, свидетеля и правильно признал их достоверными.
       Согласно заключению эксперта смерть потерпевшего последовала от колотых ранений грудной клетки.
       Доводы жалобы о применении недозволенных методов расследования были предметом исследования в ходе судебного разбирательства, которые обоснованно признаны неубедительными с приведением в приговоре соответствующих мотивов.
       Несостоятельны и доводы жалобы о имевшихся нарушениях уголовно-процессуального закона в ходе предварительного следствия, поскольку, как правильно указал суд в приговоре, следственные действия с Нестеровым и Камалетдиновым проводились с участием адвокатов. Из видеозаписи следственных экспериментов видно, что показания ими даны добровольно, без принуждения.
       При таких обстоятельствах суд первой инстанции правильно установил фактические обстоятельства дела и обоснованно пришел к выводу о виновности Камалетдинова в совершении данных преступлений и его действия по ст.105 ч.2 п.п. "ж", "з", ст.162 ч.3 п."в", ст.166 ч.2 п."а" и ст.325 ч.2 УК РФ квалифицировал правильно.
       Как усматривается из материалов дела, Камалетдинов написал заявление о вызове его в кассационную инстанцию, однако затем от этого отказался, о чем уведомил суд второй инстанции, поэтому его право на защиту не нарушено.
       Вместе с тем действия осужденного ошибочно квалифицированы по ч.1 ст.325 УК РФ.
       Суд установил по делу и отразил в приговоре, что осужденный похитил паспорт на имя Пиджакова, водительское удостоверение и технический паспорт на автомашину.
       Эти действия были квалифицированы по ч.1 ст.325 УК РФ как похищение официальных документов, совершенное из иной личной заинтересованности, и по ч.2 ст.325 УК РФ как похищение у граждан важных личных документов.
       Между тем указанные судом документы, которые похитил Камалетдинов, являются важными личными документами граждан и не относятся к официальным документам. В связи с этим его осуждение по ч.1 ст.325 УК РФ является необоснованным и подлежит исключению из приговора, поскольку содеянное полностью охватывается ч.2 ст.325 УК РФ.
       Кроме того, в соответствии с законом от 8 декабря 2003 года из приговора следует исключить осуждение Камалетдинова по п."б" ч.3 ст.162 УК РФ, т.к. ущерб в 211'620 руб. не является крупным (250'000 руб.) и указание о назначении ему по этой статье дополнительного вида наказания — конфискации имущества.
       С учетом внесенных изменений Президиум находит возможным смягчить Камалетдинову меру наказания.
       Руководствуясь ст.408 УПК РФ, Президиум Верховного Суда Российской Федерации

постановил:
       1. Надзорную жалобу Камалетдинова Р.Г. оставить без удовлетворения.
       2. Приговор Верховного Суда Республики Татарстан от 26 января 2000 года и определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 9 августа 2000 года в отношении Камалетдинова Роберта Гарифулловича изменить, исключить его осуждение по ч.1 ст.325 и по п."б" ч.3 ст.162 УК РФ, а также указание о назначении конфискации имущества.
       По совокупности совершенных преступлений, предусмотренных п.п. "ж", "з" ч.2 ст.105, п."в" ч.3 ст.162, п."а" ч.2 ст.166, ч.2 ст.325 УК РФ, на основании ст.69 ч.3 УК РФ назначить Камалетдинову наказание в виде лишения свободы сроком на 19 лет 10 месяцев.
       В остальном судебное решение оставить без изменения.

Смотри также:

1
**
2
**

На этот документ ссылаются >>>




Поддержите культуру
ЯндексЯндекс. ДеньгиХочу такую же кнопку

Google
 
Web azdesign.ru az-libr.ru

<<< Пред. Оглавление
 
След. >>>

П е р с о н а л и и    б и б л и о т е к и
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Ъ Ы Ь Э Ю Я

Дата последнего изменения:
Wednesday, 06-Nov-2013 08:32:10 UTC