Определение Конституционного Суда РФ от 9 апреля 1998г. "Об отказе в принятии к рассмотрению запроса Лесосибирского городского суда Красноярского края о проверке конституционности статьи 228 УК Российской Федерации и постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации "О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, сильнодействующими и ядовитыми веществами"


       Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя М.В.Баглая, судей Э.М.Аметистова, Н.Т.Ведерникова, Н.В.Витрука, Г.А.Гаджиева, Ю.М.Данилова, Л.М.Жарковой, В.Д.Зорькина, А.Л.Кононова, В.О.Лучина, Т.Г.Морщаковой, В.И.Олейника, Ю.Д.Рудкина, Н.В.Селезнева, В.Г.Стрекозова, О.И.Тиунова, О.С.Хохряковой, Б.С.Эбзеева, В.Г.Ярославцева,
       рассмотрев в пленарном заседании вопрос о соответствии запроса Лесосибирского городского суда Красноярского края требованиям Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации",

установил:
       1. В Конституционный Суд Российской Федерации обратился Лесосибирский городской суд Красноярского края, рассматривающий уголовное дело по обвинению гражданина А.Ю.Афанасьева в совершении преступления, предусмотренного частью второй статьи 228 УК Российской Федерации, а именно в незаконном приобретении, хранении и перевозке без цели сбыта 1.814 грамма марихуаны.
       По мнению заявителя, статья 228 УК Российской Федерации, связывая преступность и наказуемость предусмотренных ею деяний с количеством наркотических средств и не определяя при этом критерии отнесения тех или иных количеств наркотических средств к крупным и особо крупным размерам, ставит суды перед необходимостью руководствоваться при ее применении Перечнем крупных и особо крупных размеров количеств наркотических средств и психотропных веществ, обнаруживаемых в незаконном хранении или обороте (утвержден Постоянным комитетом по контролю наркотиков при Министерстве здравоохранения Российской Федерации 17 и 25 декабря 1996 года, с изменениями от 30 апреля 1997 года). Следовательно, утверждает заявитель, положения статьи 228 УК Российской Федерации, как допускающие применение уголовной ответственности на основании не только уголовного закона, но и документа, не являющегося нормативным правовым актом, опубликованным официально для всеобщего сведения, вступают в противоречие со статьей 15 (часть 3) Конституции Российской Федерации.
       2. Статья 228 УК Российской Федерации, устанавливающая уголовную ответственность за незаконное изготовление, приобретение, хранение, перевозку, пересылку либо сбыт наркотических средств или психотропных веществ, не определяет, какое количество тех или иных средств (веществ) может признаваться имеющим крупные или особо крупные размеры. Вместе с тем из содержания данной статьи не следует, что при ее применении и оценке размера количества наркотического средства как крупного или особо крупного суды связаны положениями названного выше Перечня. Подобные перечни, утверждаемые Постоянным комитетом по контролю наркотиков и в силу этого не являющиеся нормативными правовыми актами, не определяют права, обязанности и ответственность граждан, их положения носят лишь рекомендательный характер.
       Это отмечается и в оспариваемом заявителем постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 апреля 1993 года "О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, сильнодействующими и ядовитыми веществами" (в редакции от 21 декабря 1993 года), из которого следует, что суды при рассмотрении соответствующих категорий уголовных дел, учитывая рекомендации, разработанные Постоянным комитетом по контролю наркотиков, но не будучи ими связанными, должны исходить не только из количества, но и из свойств различных видов наркотических средств по степени их воздействия на организм человека, т.е. из всех обстоятельств конкретного уголовного дела.
       При этом статья 228 УК Российской Федерации не препятствует судам при рассмотрении конкретных уголовных дел руководствоваться нормами общей части УК Российской Федерации, в том числе статьями 6 и 7, закрепляющими принципы справедливости и гуманизма, и учитывать обстоятельства, значимые для обеспечения прав и законных интересов обвиняемых. В конечном счете как определение норм уголовного закона, подлежащих применению в конкретном деле, так и проверка правильности применения тех или иных норм в их системной связи относятся к ведению судов общей юрисдикции, осуществляющих правосудие в первой, кассационной или надзорной инстанциях.
       Конституционный Суд Российской Федерации не вправе определять фактические основания, необходимые для принятия того или иного правоприменительного решения, и оценивать его соответствие Конституции Российской Федерации. Не входит в его компетенцию, установленную статьей 3 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", и непосредственная проверка конституционности общих разъяснений Пленума Верховного Суда Российской Федерации по вопросам судебной практики.
       Исходя из изложенного и руководствуясь частью второй статьи 40, пунктом 1 части первой статьи 43 и частью первой статьи 79 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации

определил:
       1. Отказать в принятии к рассмотрению запроса Лесосибирского городского районного суда Красноярского края ввиду неподведомственности поставленных в нем вопросов Конституционному Суду Российской Федерации.
       2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данному запросу окончательно и обжалованию не подлежит.
       3. Настоящее Определение подлежит опубликованию в "Вестнике Конституционного Суда Российской Федерации".

Смотри также:

1
**
2
**

На этот документ ссылаются >>>




Поддержите культуру
ЯндексЯндекс. ДеньгиХочу такую же кнопку

Google
 
Web azdesign.ru az-libr.ru

<<< Пред. Оглавление
 
След. >>>

П е р с о н а л и и    б и б л и о т е к и
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Ъ Ы Ь Э Ю Я

Дата последнего изменения:
Wednesday, 06-Nov-2013 08:32:04 UTC