Определение Судебной коллегии Верховного Суда РФ от 8 сентября 1998г. "Коммерческий подкуп, как и получение взятки, считается оконченным составом преступления с момента получения или передачи предмета подкупа" (Извлечение)


       Органами следствия Шушканов и Шагалиев, выполняющие управленческие функции в Пермских городских электрических сетях (ПГЭС), обвинялись в незаконном получении денег (коммерческом подкупе) за совершение действий (изменение технических условий электроснабжения организаций) в интересах Пермского филиала АКБ "Транскапиталбанка" в связи с занимаемым ими служебным положением, по предварительному сговору, организованной группой и сопряженном с вымогательством.
       Постановлением судьи Ленинского районного суда г.Перми от 15 августа 1997г. уголовное дело в отношении Шагалиева и Шушканова, обвиняемых в преступлении, предусмотренном пп. "а", "в" ч.4 ст.204 УК РФ, направлено для производства дополнительного расследования.
       Судебная коллегия по уголовным делам Пермского областного суда постановление судьи районного суда уточнила: дело направлено на дополнительное расследование со стадии его возбуждения.
       Президиум Пермского областного суда судебные решения оставил без изменения.
       Генеральный прокурор РФ поставил в протесте вопрос об отмене всех судебных постановлений и направлении дела на новое судебное рассмотрение.
       По его мнению, суд заблуждался, признав необходимым установление вреда, причиненного коммерческим подкупом. Вывод суда о неполноте предварительного следствия со ссылкой на недоказанность предварительного сговора обвиняемых на коммерческий подкуп, сопряженный с вымогательством, и на то, что часть доказательств была добыта до возбуждения дела, ошибочен. Кроме того, суд не учел, что Шушканов не обладал правом принимать решение об изменении технических условий электроснабжения организаций. Решение этого вопроса входило в круг служебных полномочий заместителя главного инженера ПГЭС Шегалиева, что он и сделал после получения денег Шушкановым.
       Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ 8 сентября 1998г. протест удовлетворила, указав следующее.
       Согласно п.2 примечания к ст.201 УК РФ этот пункт распространяется не только на ст.201 УК РФ, но и на другие статьи главы 23 УК РФ, в которых, как и в ст.201, причинение вреда является необходимым элементом состава преступления.
       Между тем коммерческий подкуп, как и взятка, считается оконченным с момента получения или передачи предмета подкупа и относится к формальным составам преступлений, не предусматривающих наступления определенных последствий. В соответствии с требованием п.З примечания к ст.201 УК РФ уголовное преследование за данное преступление должно осуществляться на общих основаниях. При таких обстоятельствах указание суда первой и надзорной инстанций об обязательном установлении вреда не согласуется с материалами дела, а равно противоречит закону.
       При выявлении неполноты предварительного следствия суд обязан в силу ст.20, ст.70 и ст.232 УПК РСФСР принимать необходимые меры к ее восполнению, в том числе путем проверки обстоятельств, имеющих существенное значение для дела, но неполно выясненных органами предварительного следствия, а также исследовать новые факты, о которых стало известно в ходе судебного разбирательства.
       Суд не принял это во внимание.
       Что касается доказательств, которые были, по мнению суда, добыты в нарушение уголовно-процессуального закона, то в соответствии с требованием ч.3 ст.69 УПК РСФСР такие доказательства признаются не имеющими юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения, а также использоваться для доказывания обстоятельств, перечисленных в ст.68 УПК РСФСР.
       Вместе с тем, как видно из материалов дела, аудиозапись от 16 января 1997г. была совершена не оперативно-следственным путем, а службой безопасности филиала банка. Однако это обстоятельство судом не учтено при рассмотрении дела.
       Вывод президиума областного суда о том, что инициатива передачи денег обвиняемым исходила от работников банка, нуждается в тщательной проверке. Как показал на предварительном следствии управляющий банком Шурыгин, о требовании сотрудниками ПГЭС вознаграждения за изменение технических условий ему стало известно от Пушкарева.
       Аналогичные показания даны свидетелем Меньшиковым в суде.
       По словам свидетеля Пушкарева, именно Шушканов потребовал 60 млн. рублей наличными. Это обстоятельство не отрицал и обвиняемый Шушканов.
       Таким образом, все судебные решения подлежат отмене, а дело — направлению на новое судебное рассмотрение со стадии назначения судебного заседания.
       При рассмотрении дела суду следует выполнить требование ч.3 ст.35 УПК РСФСР о том, что с согласия обвиняемого судья единолично рассматривает также дела о преступлениях, за которые не может быть назначено более строгое наказание, чем лишение свободы сроком на пять лет, а равно тщательно проверить и исследовать все собранные по делу доказательства и в зависимости от результатов решить вопрос о доказанности обвинения и квалификации действий лиц, привлеченных к уголовной ответственности.

Смотри также:

1
**
2
**

На этот документ ссылаются >>>




Поддержите культуру
ЯндексЯндекс. ДеньгиХочу такую же кнопку

Google
 
Web azdesign.ru az-libr.ru

<<< Пред. Оглавление
 
След. >>>

П е р с о н а л и и    б и б л и о т е к и
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Ъ Ы Ь Э Ю Я

Дата последнего изменения:
Wednesday, 06-Nov-2013 08:32:02 UTC