Определение Военной коллегии Верховного Суда РФ от 30 октября 2001г. №3-67/01 "Согласно требованиям ст.67-1 УПК РСФСР оказание адвокатом юридической помощи лицу, интересы которого противоречат интересам другого лица по этому делу, является обстоятельством, исключающим участие адвоката в деле"


       Военная коллегия Верховного Суда Российской Федерации в составе:
       председательствующего: генерал-лейтенанта юстиции Пархомчука Ю.В.
       и судей: генерал-майора юстиции Коронца А.Н., генерал-майора юстиции Хомчика В.В.
       рассмотрела в судебном заседании 30 октября 2001г. уголовное дело по кассационным жалобам осужденных Бухарова А.В., Елизарьева М.В. и защитника-адвоката Кулаковой Л.А. на приговор Приволжского окружного военного суда от 16 мая 2001г., согласно которому рядовой военной комендатуры Уфимского гарнизона
       Бухаров Артем Вячеславович, родившийся 7 января 1980г. в г.Уфе, ранее не судимый, на военной службе с июня 2000 года, осужден к лишению свободы по п.п."ж", "з" ч.2 ст.105 УК РФ на 14 лет, по п."в" ч.3 ст.162 УК РФ — на 11 лет с конфискацией имущества;
       гражданин
       Старухин Игорь Павлович, родившийся 28 сентября 1980 года в г.Уфе, судимый 23 марта 2001г. Октябрьским районным судом г.Уфы по ст.111 ч.2 п."д", ст.213 ч.2 п."в", ст.213 ч.3 УК РФ на 7 лет 6 месяцев лишения свободы в исправительной колонии общего режима, осужден к лишению свободы по ст.105 ч.2 п.п. "ж", "з" УК РФ — на 14 лет, по ст.162 ч.3 п."в" УК РФ — на 12 лет с конфискацией имущества.
       По совокупности преступлений, в соответствии с ч.3 ст.69 УК РФ, наказание Бухарову и Старухину назначено путем частичного сложения назначенных наказаний: Бухарову — в виде 16 лет лишения свободы, с конфискацией имущества, в исправительной колонии строгого режима, а Старухину — в виде 18 лет лишения свободы.
       Старухину, кроме того, на основании ч.5 ст.69 УК РФ окончательное наказание определено по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний, назначенных по данному приговору и по приговору Октябрьского районного суда г.Уфы от 23 марта 2001г. в виде лишения свободы сроком на 23 года с конфискацией имущества в исправительной колонии строго режима;
       и гражданин
       Елизарьев Михаил Викторович, родившийся 1 ноября 1975г, в селе Калинники Бирского района Республики Башкортостан, ранее не судимый, осужден к лишению свободы по п."в" ч.3 ст.162 УК РФ, с применением ст.64 УК РФ, на 5 лет с конфискацией имущества в исправительной колонии строгого режима.
       По этому же делу осуждены к лишению свободы граждане: Утяшева Ю.И. — по ст.162, ч.3, п."в" УК РФ, с применением ст.64 УК РФ, на 6 лет, с конфискацией имущества, в исправительной колонии общего режима; Тюкляев С.А. — по ст.33 п.5, ст.161 ч.2 п.п. "а", "в", "г" УК РФ, с применением ст.73 УК РФ, на 5 лет, условно с испытательным сроком 3 года, без штрафа. Приговор в отношении указанных лиц, а также Старухина обжалован и опротестован не был.
       В удовлетворение гражданских исков, военным судом постановлено взыскать в солидарном порядке с осужденных Старухина, Бухарова, Елизарьева, Утяшевой и Тюкляева в пользу потерпевшей Скочко М.В. 3278 руб. в возмещение имущественного ущерба и 6000 руб. в возмещение затрат, связанных с оплатой услуг адвоката, а также со Старухина и Бухарова в солидарном порядке в ее пользу взыскано — 100'000 руб. в счет компенсации причиненного ей морального вреда.
       Заслушав доклад генерал-лейтенанта юстиции Пархомчука Ю.В., объяснения осужденных Бухарова А.В. и Елизарьева М.В. в обоснование изложенных ими в кассационных жалобах доводов, выступление защитника осужденного Бухарова адвоката Кулаковой Л.А., настаивающей на отмене приговора и направлении дела на дополнительное расследование в связи с нарушением права на защиту осужденного Бухарова, заключение военного прокурора управления Главной военной прокуратуры Порывкина А.В., полагавшего необходимым приговор в отношении осужденных Бухарова и Старухина отменить в связи с существенным нарушением уголовно-процессуального закона, выразившимся в нарушении их прав на защиту, а в отношении Елизарьева — приговор оставить без изменения, а его кассационные жалобы — без удовлетворения, Военная коллегия установила:
       Бухаров и Елизарьев признаны судом виновными в разбое, с применением насилия опасного для жизни и здоровья потерпевшего, совершенном группой лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в жилище, с применением предметов, использованных в качестве оружия, с причинением потерпевшему тяжкого вреда здоровью, а Бухаров и в умышленном убийстве потерпевшего, совершенном группой лиц и сопряженном с разбоем. Эти преступления совершены ими при следующих указанных в приговоре обстоятельствах.
       5 ноября 2000 года, после употребления спиртного, Бухаров, Елизарьев и другие осужденные, по предложению Утяшевой, с целью хищения чужого имущества, договорились напасть на Скочко И.В., применить к нему насилие, нанеся удары кулаками и ногами по различным частям тела, нейтрализовав его тем самым, проникнуть в квартиру и совершить хищение.
       Осуществляя задуманное, с целью применения насилия опасного для жизни, Бухаров, забрав у Елизарьева монтировку, позвонил в квартиру Скочко. Как только Скочко открыл дверь, Бухаров нанес ему удар монтировкой в область головы, который перед ударом закрыл голову рукой. После этого, Бухаров, обхватив тело Скочко руками, втащил его в квартиру. Следом в квартиру проникли Елизарьев и Старухин. Совместными действиями осужденные нанесли по несколько ударов кулаками и ногами по телу потерпевшего. Скочко, защищаясь, оказал сопротивление нападавшим, и нанес Елизарьеву ножом порезы в область груди и лба, а Бухарову поранил палец руки.
       Проявляя недовольство оказанным сопротивлением и желая причинить тяжкий вред здоровью потерпевшего, относясь к последствиям безразлично, Бухаров монтировкой, а Старухин напильником, нанесли по голове и другим частям тела потерпевшего множество ударов, чем причинили ему: 1-9 ушибленных линейных и угловидных ран волосистой части головы и лица с переломами левой правой теменной и затылочной костей, переломы левой скуловой и нижней челюсти, множественные кровоизлияния в мягких тканях головы, открытую черепно-мозговую травму с кровоизлияниями под оболочки головного мозга и желудочки головного мозга, 30 линейных ссадин на левой половине лица с повреждением мягких тканей и костей лицевого черепа, что в совокупности по признаку опасности для жизни относится к тяжкому вреду здоровья.
       От полученных телесных повреждений, которые Бухаров и Старухин причинили потерпевшему ударами монтировки, длиной 375 мм и весом 520 грамм, и напильника, длиной 395 мм и весом 920 грамм, Скочко И.В. через непродолжительное время скончался.
       Сразу после учиненного насилия, Бухаров отнес монтировку в машину, а затем вместе с Елизарьевым и другими осужденными вынесли из квартиры принадлежавшие потерпевшему вещи: компьютер, музыкальный центр, аппарат факсимильной связи, телефонный аппарат и другое имущество всего на сумму 46'782 рубля.
       Похищенное осужденные перевезли к месту жительства Утяшевой, где их, согласно договоренности, ожидал Тюкляев, который похищенное перевез и сокрыл в своей квартире. В последующем Бухаров и Старухин продали похищенные вещи, а вырученными от продажи деньгами распорядились по своему усмотрению.
       В ходе предварительного следствия часть похищенного на сумму 37'186 рублей была обнаружена, изъята и возвращена потерпевшей Скочко М.В.
       Осужденный Бухаров и его защитник-адвокат Кулакова в кассационных жалобах выражают несогласие с приговором и утверждают, что в ходе предварительного следствия было нарушено право Бухарова на защиту. В начале следствия интересы Бухарова защищал адвокат Головенкин, с которым ни он, ни родственники соглашения не заключали. В дальнейшем этого адвоката допустили защищать интересы Старухина, нарушив тем самым его, Бухарова, право на защиту.
       Бухаров также не согласен с осуждением его по ст.105 УК РФ, утверждая, что Скочко он не убивал. Это подтвердил в ходе судебного заседания и осужденный Старухин, заявив, что его, Старухина, показания на предварительном следствии, уличающие Бухарова в убийстве, не соответствуют действительности.
       В жалобе Бухаров также пишет, что во время преступления он в отпуске не находился, а занимался ремонтом квартиры офицера комендатуры. Рапорт об отпуске он писал в следственном изоляторе по требованию следователя.
       Защитник Кулакова Л.А. в кассационной жалобе, кроме того, указывает, что Бухаров на следствии и в суде давал последовательные, правдивые показания о своей непричастности к убийству, а другие осужденные неоднократно их меняли. Согласно его показаниям, он нанес потерпевшему только один удар монтировкой по руке и дважды ударил ногой по телу, других ударов монтировкой потерпевшему не наносил.
       Постановляя приговор, суд, вопреки требованиям ст.314 УПК РСФСР, не привел и не дал оценки доказательствам, подтверждающим невиновность Бухарова.
       Кроме того, проведенная в ходе судебного заседания судебно-медицинская экспертиза не устранила противоречий двух предыдущих экспертиз. С текстом заключения экспертов в суде ей удалось ознакомиться лишь после судебного заседания, что лишило ее возможности высказать несогласие с заключением экспертизы и заявить ходатайство о назначении судом комплексной судебно-медицинской экспертизы. По утверждению защитника, ни одна медицинская экспертиза не дала ответа на вопрос: могли ли телесные повреждения, повлекшие смерть Скочко, образоваться от ударов монтировкой и если да, то возможно ли разграничить удары монтировкой от ударов напильником.
       Защитник также считает, что нарушение права Бухарова на защиту является существенным и, по ее мнению, должно влечь за собой отмену приговора и возвращение дела для проведения дополнительного расследования.
       Осужденный Елизарьев также выражает несогласие с приговором. В жалобах он указывает, что выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, а назначенное ему наказание не соответствует данным о его личности и тяжести совершенных им деяний.
       В обоснование этого Елизарьев указывает на то, что в ходе судебного заседания председательствующий задавал свидетелю Нигматуллину наводящие вопросы; осужденный Старухин неоднократно менял свои показания о его, Елизарьева, действиях, однако суд не дал этому оценку; сотрудники милиции угрожали ему избиением, в связи с чем он, Елизарьев, вынужден был давать ложные показания о своих действиях.
       Елизарьев также утверждает в жалобе, что сговора на совершение разбойного нападения между ними не было. Утяшева лишь попросила съездить к ее дяде — Скочко, и забрать свои вещи; похищенное имущество из квартиры Скочко он не выносил, а помог Старухину донести компьютер до машины.
       В связи с указанными обстоятельствами Елизарьев просит приговор отменить, дело направить на новое судебное рассмотрение, назначив ему наказание, не связанное с лишением свободы.
       Рассмотрев материалы дела и обсудив доводы кассационных жалоб осужденных Бухарова, Елизарьева и защитника Кулаковой, Военная коллегия находит приговор в отношении Елизарьева законным и обоснованным.
       Его участие в разбойном нападении на потерпевшего Скочко нашло свое полное подтверждение не только его личными показаниями в ходе предварительного следствия и судебного заседания о том, что он непосредственно участвовал в нападении на Скочко, в ходе которого с другими участниками нападения незаконно проник в квартиру потерпевшего, а когда Скочко принял меры к самообороне, стал отнимать у него нож. При этом потерпевший нанес ему ножом порезы в области груди и лба, которые экспертом-медиком отнесены к легкому вреду здоровья.
       Осужденные Старухин и Бухаров подтвердили, что Елизарьев вместе с ними участвовал в нападении на потерпевшего, проникновении в его квартиру и нанесении ему ударов кулаками и ногами.
       Свидетель Нигматуллин — водитель автомашины, показал в суде, что в ходе разговора в машине Елизарьев, который перед этим принес вместе со Старухиным части компьютера, рассказывал, что он бил хозяина квартиры кулаками и ногами.
       Заявление осужденного Елизарьева в жалобах о том, что суд 1-й инстанции не дал оценки показаниям Старухина, которые, как считает осужденный, являются противоречивыми, не основано на материалах дела. Из протокола судебного заседания видно, что суд, помимо допроса Старухина, исследовал все его показания в ходе предварительного следствия и обоснованно пришел к выводу, что его показания об участии Елизарьева в разбойном нападении, в частности, о нанесении им ударов кулаками по затылку потерпевшего, являются последовательными и правильно положил их в обоснование приговора.
       В связи с противоречивостью показаний Елизарьева на следствии и в суде, судом также были полно исследованы его показания в ходе предварительного следствия и установлено, что при допросе в качестве подозреваемого и на других допросах он показывал, что после договоренности о хищении вещей из квартиры дяди Утяшевой, Бухаров, Старухин и он напали на потерпевшего, применив к нему насилие, а затем проникли в квартиру, собрали и похитили его вещи.
       В приговоре, вопреки утверждению в жалобе, показаниям Старухина, Елизарьева и других лиц дана надлежащая оценка, которая не вызывает сомнения в своей обоснованности.
       Проверялись судом и утверждения Елизарьева о том, что у него с другими лицами не было сговора на разбой и что он не участвовал в хищении имущества потерпевшего. Эти заявления осужденного не нашли своего подтверждения и опровергнуты приведенными выше доказательствами.
       Не основано на материалах дела и утверждение осужденного Елизарьева в жалобах о том, что в ходе предварительного следствия сотрудники милиции оказывали на него психологическое давление. Из протоколов следственных действий, проведенных с участием Елизарьева видно, что показания он давал добровольно, никаких заявлений о незаконных методах ведения следствия от него не поступало. Наоборот, из записей в протоколах видно, что показания он давал без принуждения, претензий к сотрудникам милиции и следователям не имел. На большинстве допросов участвовал его защитник-адвокат, который также не подавал каких-либо заявлений по этому поводу.
       Допрошенные в ходе следствия работники милиции Намазов Р.Т., Газдиев М.С., Свинтушевский С.А. и Первушин А.В. показали, что не оказывали никакого психологического или физического воздействия на Елизарьева.
       С учетом приведенных и других, исследованных судом доказательств, которые объективно изложены в приговоре, Военная коллегия приходит к выводу, что суд 1-й инстанции полно установил обстоятельства участия Елизарьева в разбойном нападении на потерпевшего, всесторонне проверил и обоснованно отверг заявления Елизарьева о его непричастности к этому преступлению.
       Поскольку Елизарьев, совместно с другими осужденными, совершил разбойное нападение на потерпевшего Скочко, в ходе которого ими с использованием предметов в качестве оружия был причинен тяжкий вред здоровью потерпевшего и эти действия были сопряжены с проникновением в его квартиру и хищением имущества потерпевшего, суд правильно квалифицировал содеянное Елизарьевым по ст.162, ч.3, п."в" УК РФ.
       Мера наказания Елизарьеву за содеянное назначена судом справедливо, с учетом общественной опасности совершенного им преступления, наступивших последствий, а также с учетом данных о его личности.
       При этом суд 1-й инстанции признал прохождение Елизарьевым военной службы по контракту в Абхазии и Чеченской Республике, а также его менее активную роль в совершении разбойного нападения исключительными обстоятельствами и, несмотря на совершение им особо тяжкого преступления, нашел возможным применить в отношении Елизарьева ст.64 УК РФ, назначив за совершенный им разбой, наказание ниже низшего предела, предусмотренного санкцией ч.3 ст.162 УК РФ.
       Никаких данных считать назначенное Елизарьеву наказание несправедливым вследствие своей суровости оснований не имеется.
       В то же время данный приговор в отношении осужденных Бухарова и Старухина подлежит отмене по следующим основаниям.
       Согласно требованиям ст.67-1 УПК РСФСР, оказание адвокатом юридической помощи лицу, интересы которого противоречат интересам другого лица по этому делу, является обстоятельством, исключающим оказание юридической помощи второму лицу этим же адвокатом.
       Из материалов дела же видно, что согласно ордеру №124081 от 15 ноября 2000г., защиту интересов Бухарова в ходе предварительного следствия было поручено адвокату Головенкину В.П., который 16 ноября 2000г. принимал участие при допросе Бухарова в качестве обвиняемого. Из протокола допроса видно, что Бухаров признал то, что нанес потерпевшему Скочко один удар монтировкой, который пришелся по руке потерпевшего. Втолкнув затем Скочко в глубь коридора, он нанес еще два удара ногой по телу. Других ударов он ему не наносил.
       На следующий день, т.е. 16.11.2000г., интересы Бухарова, согласно заключенному соглашению, стала защищать адвокат Кулакова Л.А. (ордер №701).
       На протяжении предварительного следствия и в судебном заседании Бухаров настаивал на своих показаниях о том, что нанес потерпевшему Скочко только один удар монтировкой, когда тот открыл дверь своей квартиры, а затем дважды ударил его ногой.
       Интересы второго осужденного гражданина Старухина, как видно из материалов уголовного дела, в течение 4 месяцев на предварительном следствии защищала адвокат Ермоченко. В связи с ее болезнью 13 марта 2001г. по ордеру №159748 к осуществлению защиты Старухина приступил адвокат Головенкин В.П., который участвовал, как в проведенных с ним следственных действиях, знакомился с материалами дела при окончании предварительного следствия, так и защищал его интересы в судебном заседании.
       Однако, как видно из материалов дела, между интересами осужденных Бухарова и Старухина имелись существенные противоречия.
       Первоначально на предварительном следствии Старухин утверждал, что насилие к потерпевшему применял только он, а вещи его он выносил вместе с Бухаровым. Затем он стал показывать, что, кроме него, насилие к потерпевшему применил и Бухаров, который нанес Скочко 3 удара монтировкой по голове. В ходе допроса, в котором принимал участие его защитник адвокат Головенкин, Старухин дал более подробные показания о действиях Бухарова при разбойном нападении и заявил, что Бухаров нанес множество ударов монтировкой по голове потерпевшего.
       В судебном заседании оба подсудимых продолжали настаивать на этих своих показаниях.
       Приведенные данные свидетельствуют, что в ходе предварительного следствия и судебного заседания были существенно нарушены права Бухарова на защиту, и они, согласно требованиям ст.67-1 УПК РСФСР, являлись обстоятельствами, исключавшими участие адвоката Головенкина в оказании юридической помощи Старухину по его защите.
       Данное нарушение уголовно-процессуального закона не было устранено ни входе предварительного следствия, ни при рассмотрении дела в суде 1-й инстанции, в связи с чем приговор в отношении Бухарова и Старухина подлежит отмене, а уголовное дело — направлению на новое расследование военному прокурору.
       В связи с отменой приговора об осуждении Бухарова и Старухина по предъявленному им обвинению подлежит отмене также решение суда по гражданскому иску потерпевшей Скочко М.В. к этим осужденным о компенсации ей причиненного морального вреда. Из приговора также подлежит исключению указание о взыскании с Бухарова и Старухина в солидарном порядке с другими осужденными в пользу потерпевшей причиненного ей имущественного вреда и затрат, связанных с оплатой услуг адвоката.
       В ходе дополнительного расследования, помимо восполнения гарантированного законом права обвиняемых Бухарова и Старухина на защиту, необходимо также провести следственные действия для более полного установления и обоснования квалифицированными специалистами механизма образования обнаруженных на теле Скочко телесных повреждений и установления, какими предметами они могли быть причинены, на что обращает внимание в жалобе защитник Кулакова Л.А.
       На основании изложенного, руководствуясь ст.332, ст.339 п.2 и ст.345 УПК РСФСР, Военная коллегия Верховного Суда Российской Федерации

определила:
       Приговор Приволжского окружного военного суда от 16 мая 2001г. в отношении Елизарьева Михаила Викторовича оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденного — без удовлетворения.
       Этот же приговор в отношении Бухарова Артема Вячеславовича и Старухина Игоря Павловича в связи с существенным нарушением уголовно-процессуального закона на их защиту — отменить, а дело в отношении Бухарова и Старухина направить на новое расследование военному прокурору.
       Приговор в отношении Бухарова А.В. и Старухина И.П. в части решения по гражданскому иску потерпевшей Скочко М.В. о компенсации ей причиненного морального вреда — отменить. Исключить
       из данного приговора также указание о взыскании с Бухарова и Старухина в солидарном порядке с другими осужденными в пользу потерпевшей Скочко причиненного ей имущественного вреда и затрат, связанных с оплатой услуг адвоката.
       В остальной части приговор оставить без изменения.

Смотри также:

1
**
2
**

На этот документ ссылаются >>>




Поддержите культуру
ЯндексЯндекс. ДеньгиХочу такую же кнопку

Google
 
Web azdesign.ru az-libr.ru

<<< Пред. Оглавление
 
След. >>>

П е р с о н а л и и    б и б л и о т е к и
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Ъ Ы Ь Э Ю Я

Дата последнего изменения:
Wednesday, 06-Nov-2013 08:31:58 UTC