Особое мнение судьи Конституционного Суда Российской Федерации Т.Г.Морщаковой


       1. Крупный размер кражи (хищения) согласно пункту "б" части 3 статьи 158 УК Российской Федерации в данной норме предусмотрен как квалифицирующий признак и потому становится основным признаком состава преступления. Однако понятие крупного размера хищения может изменяться на протяжении действия нормы в зависимости от конкретных условий места и времени. При этом ни законодатель, ни правоприменитель не должны освобождаться от обязанности устанавливать объективное содержание такого меняющегося признака состава хищения, как его крупный размер. Как правило, повышающееся благосостояние общества будет приводить к увеличению стоимостного выражения крупного размера кражи, понижение же уровня благосостояния должно снижать порог представлений о нем. Уголовный закон учитывает это с помощью оценочных понятий и на основе бланкетных норм.
       С юридическо-технической точки зрения законодатель в примечании 2 к статье 158 УК Российской Федерации заменил фактически оценочное понятие "крупный размер кражи" формальным признаком, определив такой размер через 500-кратный минимальный размер оплаты труда, установленный законодательством Российской Федерации на момент совершения деяния (т.е. с помощью бланкетной нормы).
       Однако при этом ни в законодательстве о минимальном размере оплаты труда, ни тем более в отсылающем к нему УК Российской Федерации не сформулированы какие-либо определенные требования и гарантии, которые обеспечивали бы, что минимальный размер оплаты труда, сопоставляя который со стоимостью похищенного можно определить кражу как совершенную в крупном размере, должен изменяться в зависимости от объективных процессов, в частности не может отставать от роста общественного богатства или, напротив, от обесценивания денег, чем во всяком случае (по существу или лишь внешне) будет обусловливаться рост заработной платы. Тогда можно было бы принимать изменение минимального размера оплаты труда как показатель, способный отражать (в том числе в совокупности с каким-либо установленным в законе коэффициентом его кратности) объективное содержание крупного размера хищения. При этом в зависимости от характера развития такие изменения минимального размера оплаты труда могли бы опосредовать — в целях определения крупного размера хищения — как сохранение одного и того же реального материального содержания этого признака, так и изменение воли законодателя, вводящего более строгие (отягчающие) либо менее строгие (смягчающие) условия уголовной ответственности.
       В отсутствие обоснованных принципов для установления минимального размера оплаты труда тенденция его роста может приводить при определении крупного размера хищения как к необоснованному ужесточению, так и к неоправданному смягчению ответственности. Это не может быть откорректировано только за счет изменяющейся кратности, так как рост этого показателя в значительной мере, если судить по моментам наиболее серьезных его сдвигов, также отражал падение платежеспособности российской денежной единицы, а вовсе не тенденцию к смягчению или ужесточению уголовного закона.
       Таким образом, использование в уголовном законе для определения такого квалифицирующего признака хищения, как его крупный размер, формальной условной единицы, а именно 500-кратного минимального размера оплаты труда, изменения которого не обнаруживают необходимой объективной обоснованности, позволяющей дать реальную характеристику тяжести совершенного преступления, противоречит общеправовым требованиям определенности норм об уголовной ответственности и не согласуется с конституционными принципами равенства, справедливости и соразмерности, исключающими произвольное содержание уголовного закона (преамбула, статьи 19, 21 и 55 Конституции Российской Федерации).
       2. При наличии формального критерия, закрепленного в примечании 2 к статье 158 УК Российской Федерации, какая-либо содержательная проверка судом такого признака, как крупный размер хищения, исключена даже в случаях, когда его определение через 500-кратный минимальный размер оплаты труда оказывается явно несоразмерным объективной тяжести деяния. Это тем более нелогично, если учесть, что размер кражи соотносится со стоимостью похищенного, при определении которой согласно постановлению Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 25 апреля 1995 года судам следует исходить — в зависимости от обстоятельств приобретения его собственником, т.е. в отсутствие ее определенных критериев — из государственных розничных, рыночных или комиссионных цен на момент совершения преступления либо, если они не могут быть установлены, определять стоимость на основании заключения эксперта.
       Следовательно, суд, будучи практически не связан в определении стоимости похищенного ничем кроме конкретных обстоятельств дела, должен далее использовать для характеристики более содержательного уголовно-правового признака — крупного размера похищенного — лишь условный показатель без какой-либо оценки реальной тяжести деяния.
       Использованный законодателем условный коэффициент для определения крупного размера хищения не может исключать оценку этого квалифицирующего признака деяния на основе конкретных обстоятельств дела, включая анализ причин, обусловливающих увеличение установленного минимального размера оплаты труда, а также связи между его увеличением и объективно иной характеристикой деяния как менее тяжкого по признаку размера похищенного. На этой основе должен решаться и вопрос о придании обратной силы закону, повысившему через бланкетную норму УК Российской Федерации планку в отношении денежного выражения крупного размера хищения. Во всяком случае, нет каких-либо правовых оснований, чтобы не распространять на нормы о минимальном размере оплаты труда требования статьи 54 Конституции Российской Федерации об обратной силе закона, смягчающего уголовную ответственность, если изменение минимального размера оплаты труда свидетельствует об объективном увеличении того размера похищенного, который может оцениваться как крупный.
       Примечание же 2 к статье 158 УК Российской Федерации во всех случаях требует признания размера хищения крупным, когда стоимость похищенного в пятьсот раз превышает минимальный размер оплаты труда, установленный законодательством Российской Федерации на момент совершения преступления, т.е. вообще исключает оценку и учет реальных оснований и значения изменений минимального размера оплаты труда после совершения деяния. Это не соответствует части 2 статьи 54 Конституции Российской Федерации, которая не содержит каких-либо ограничений обратной силы уголовного закона, когда он по существу улучшает — любым способом — положение лица, совершившего преступление.

Смотри также:

1
**
2
**

На этот документ ссылаются >>>




Поддержите культуру
ЯндексЯндекс. ДеньгиХочу такую же кнопку

Google
 
Web azdesign.ru az-libr.ru

<<< Пред. Оглавление
 
След. >>>

П е р с о н а л и и    б и б л и о т е к и
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Ъ Ы Ь Э Ю Я

Дата последнего изменения:
Wednesday, 06-Nov-2013 08:31:54 UTC