Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 22 января 2004г. №53-оОЗ-84сп "Приговор суда с участием присяжных заседателей изменен в части исчисления срока наказания, поскольку суд ошибочно указал дату совершения преступления"


       Верховного Суда Российской Федерации в составе:
       председательствующего Коннова B.C.,
       и судей Чакар Р.С., Саввича Ю.В.
       рассмотрела в судебном заседании от 22 января 2004 года кассационные жалобы осужденного П. и адвоката Потатуркиной М.Р. на приговор Красноярского краевого суда с участием присяжных заседателей от 17 июня 2003 года, которым П., родившийся 5 июля 1981 года в г.Красноярске-45, со среднеспециальным образованием, не работавший, ранее судимый, осужден по ч.1 ст.105 УК РФ к десяти годам лишения свободы; по ч.3 ст.30 и п."а" ч.2 ст.105 УК РФ к семи годам лишения свободы, а по совокупности преступлений на основании ч.3 ст.69 УК РФ — к двенадцати годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.
       Постановлено взыскать в возмещение морального вреда с П. в пользу:
       — Александровой — 200000 рублей,
       — Никифорова — 100000 рублей.
       Вердиктом коллегии присяжных заседателей признано установленным, что около 0 часов 30 минут 23 октября 2002 года в районе павильона "Ленком" в г.Красноярске П. в ходе обоюдной ссоры на почве личных неприязненных отношений путем нанесения удара лезвием ножа в область шеи причинил Александрову повреждения в виде колото-резаного ранения передней поверхности шеи о повреждением кожи, подкожно-жировой клетчатки, грудинно-ключично-сердцевидной мышцы, общей сонной артерии и внутренней яремной вены, шестого межпозвоночного диска, вследствие чего от развившейся острой кровопотери наступила смерть Александрова.
       При этой ссоре П. путем нанесения удара лезвием ножа причинил Никифорову колото-резаное ранение передней поверхности шеи, ранение трахеи, являющееся тяжким вредом здоровью по признаку опасности для жизни, однако смерть Никифорова не наступила в связи со своевременно оказанной ему медицинской помощью.
       На основании вердикта присяжных заседателей П. осужден за убийство Александрова на почве личных неприязненных отношений и за покушение на убийство второго лица — Никифорова на почве личных неприязненных отношений.
       Заслушав доклад судьи Коннова B.C., объяснения осужденного П., адвоката Потатуркиной М.Р., защитника Паламарчук В.А., мнение прокурора Шаруевой М.В., полагавшей приговор в отношении П. изменить, Судебная коллегия

установила:
       в кассационных жалобах:
       — осужденный П. просит отменить приговор и направить дело для производства дополнительного расследования, ссылаясь на то, что инициаторами конфликта были потерпевшие, а он оборонялся от них и у него не было умысла на убийство. Считает, что доказательства оценены неверно, а ему назначено чрезмерно строгое наказание, к нему следовало применить ст.64 УК РФ. Полагает, что следовало допросить в качестве новых свидетелей Видова, Кирюхина, Нечаева и Потылицына;
       — адвокат Потатуркина М.Р. в защиту интересов осужденного П. просит переквалифицировать его действия с ч.1 ст.105 УК РФ на ч.1 ст.108 УК РФ, с ч.3 ст.30 и п."а" ч.2 ст.105 УК РФ на ч.1 ст.111 УК РФ и смягчить наказание до условного, а в удовлетворении исков отказать, ссылаясь нате же доводы, что и осужденный П. в своей жалобе. Кроме того, адвокат Потатуркина ссылается на неисследованность механизма в рукоятке ножа в целях установления возможности клинка самопроизвольно выйти из рукоятки. Считает, что гражданские иски немотивированны.
       В возражениях государственный обвинитель Сомова С.В. считает доводы жалоб несостоятельными и просит оставить приговор без изменения.
       Проверив материалы дела и обсудив доводы кассационных жалоб и возражений на них, Судебная коллегия находит приговор в отношении П. подлежащим изменению по следующим основаниям.
       Из материалов дела видно, что П. были разъяснены особенности рассмотрения дела судом с участием присяжных заседателей и юридические последствия вердикта и он сам ходатайствовал о рассмотрении дела судом с участием присяжных заседателей.
       Данных о том, что судом с участием присяжных заседателей исследовались недопустимые доказательства или что сторонам было отказано в исследовании допустимых доказательств, не имеется.
       Как следует из материалов дела, Видов, Кирюхин, Нечаев и Потылицын в списке лиц, подлежащих вызову в судебное заседание, приложенном к обвинительному заключению, не значились. В судебном заседании ходатайств о вызове и допросе указанных лиц в качестве новых свидетелей, а также об экспертном исследовании механизма выкидного лезвия ножа не заявлялось. Сбор дополнительных доказательств по делу в обязанности суда не входит.
       Из протокола судебного заседания не следует, что со стороны председательствующего судьи проявлялись предвзятость или заинтересованность по делу.
       Формирование коллегии присяжных заседателей проведено в соответствии с действующим законодательством. Как видно из протокола судебного заседания, председательствующим судьей выяснялось у сторон наличие заявлений о роспуске образованной коллегии присяжных заседателей ввиду тенденциозности и неспособности вынести объективный вердикт, а также наличие заявлений о нарушении порядка формирования коллегии присяжных заседателей. Таких заявлений от участников судебного разбирательства, в том числе от подсудимого П., не поступило.
       Нарушений принципа состязательности сторон в судебном заседании не допущено.
       Судебное следствие проведено с учетом требований ст.335 УПК РФ, определяющей его Особенности в суде с участием присяжных заседателей. При его окончании ходатайств о дополнениях от сторон не поступило.
       Вопросный лист и вердикт коллегии присяжных заседателей соответствуют требованиям ст.ст. 338, 339 и 343 УПК РФ.
       Правила оценки доказательств присяжным заседателям были разъяснены. Перед коллегией присяжных заседателей ставился вопрос о доказанности того, что удары ножом П. нанес в ответ на то, что, когда он в ходе обоюдной ссоры пытался уйти от павильона, где находились и другие знакомые потерпевшим лица, Александров и Никифоров, а также Куркин догоняли его и Третьякова и пытались ударить, замахиваясь руками.
       Коллегия присяжных заседателей признала данные обстоятельства недоказанными, а ссору — обоюдной.
       При таких данных П. не мог быть признан судом находящимся в состоянии необходимой обороны или ее превышении.
       Постановленный приговор отвечает требованиям ст.350 и ст.351 УПК РФ.
       К обстоятельствам дела, как они были установлены вердиктом коллегии присяжных заседателей, уголовный закон применен правильно и действия осужденного квалифицированы председательствующим судьей по ч.1 ст.105, ч.3 ст.30 и п."а" ч.2 ст.105 УК РФ.
       Нанесение П. ударов клинком ножа в область расположения жизненно-важных органов — шею, от чего и наступила смерть Александрова и чем был причинен тяжкий вред здоровью Никифорова, опасный для его жизни, как правильно пришел к выводу председательствующий судья, свидетельствует о наличии у него прямого умысла на их убийство.
       Отказ П. от повторения посягательства на жизнь Никифорова не влияет на содеянное им уже при первом посягательстве, которое правильно расценено как покушение на убийство.
       Наказание П. назначено в соответствии с требованиями закона, соразмерно содеянному им, с учетом данных о его личности, влияния назначенного наказания на его исправление и всех конкретных обстоятельств дела. При этом учтены требования ст.65 УК РФ.
       С учетом отрицания П. умысла на убийство, утверждений о том, что на него нападали; отсутствия в обвинительном заключении указания о способствовании П. органам расследования в раскрытии преступлений судья обоснованно не признал в его действиях активного способствования раскрытию преступлений.
       О совершении П. преступлений впервые судье было известно, однако в связи с совершением им особо тяжких преступлений данное обстоятельство согласно закону не является смягчающим наказание (ст.61 УК РФ).
       Оснований к назначению П. наказания с применением ст.64 УК РФ не имелось.
       Наказание П. назначено справедливое, соразмерное содеянному им самим, и оснований к его смягчению не имеется.
       Гражданские иски разрешены судом в соответствии с действующим законодательством. Свое решение при разрешении исков судья обосновала. При этом судьей правильно учитывались перенесенные нравственные страдания, связанные с убийством Александрова и с причинением тяжкого вреда здоровью Никифорова, а также реальная платежеспособность П.
       Нарушений уголовно-процессуального законодательства, влекущих отмену приговора, из материалов дела не усматривается.
       Вместе с тем приговор подлежит изменению в части времени исчисления П. срока наказания, поскольку суд ошибочно указал дату 23 октября 2003 года.
       На основании изложенного и руководствуясь ст.377, ст.378 и ст.388 УПК РФ, Судебная коллегия определила:
       приговор Красноярского краевого суда с участием присяжных заседателей от 17 июня 2003 года в отношении П. изменить, срок наказания П. исчислять с 23 октября 2002 года.
       В остальной части тот же приговор в отношении П. оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденного П. и адвоката Потатуркиной М.Р. оставить без удовлетворения.

Смотри также:

1
**
2
**

На этот документ ссылаются >>>




Поддержите культуру
ЯндексЯндекс. ДеньгиХочу такую же кнопку

Google
 
Web azdesign.ru az-libr.ru

<<< Пред. Оглавление
 
След. >>>

П е р с о н а л и и    б и б л и о т е к и
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Ъ Ы Ь Э Ю Я

Дата последнего изменения:
Wednesday, 06-Nov-2013 08:31:44 UTC