Определение Судебной коллегии Верховного Суда РФ от 19 ноября 1998г. по делу №5-O98-262


       Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации рассмотрела в судебном заседании 19 ноября 1998г. дело по кассационным жалобам осужденных Бутаковой, Адикву Чарльза Ону, Агу Патрика, Екпу Гладис Нсоун и адвокатов Монахова И.Е., Михайловой Г.А. на приговор Московского городского суда от 10 июля 1998г., по которому
       Бутакова Екатерина Борисовна, родившаяся 12 декабря 1972г. в г.Архангельске, русская, несудимая,
       осуждена к лишению свободы: по ст.228 ч.3 п.п. а, б, в УК РФ на 5 лет без конфискации имущества, по ст.228 ч.4 УК РФ на 7 лет с конфискацией имущества, по ст.188 ч.4 УК РФ на 7 лет с конфискацией имущества, а по совокупности преступлений на 6 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества;
       Адикву Чарльз Ону, родившийся в 1969г. в гор.Лагос (Нигерия), нигериец, гражданин Нигерии, несудимый,
       осужден к лишению свободы: по ст.228 ч.3 п.п. а, б, в УК РФ на 7 лет с конфискацией имущества, по ст.228 ч.4 УК РФ на 10 лет с конфискацией имущества, по ст.188 ч.4 УК РФ на 8 лет с конфискацией имущества, а по совокупности преступлений на 12 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима, с конфискацией имущества.
       На основании ст.97 ч.1 п.1 УК РФ применены принудительные меры медицинского характера для лечения от опийной наркомании;
       Агу Патрик, родившийся 13 июня 1961г. в гор.Мбайса штата Имо (Нигерия), нигериец, гражданин Нигерии, несудимый,
       осужден к лишению свободы: по ст.ст. 33 ч.3, 35 ч.5, 188 ч.4 УК РФ на 10 лет с конфискацией имущества, по ст.ст. 33 ч.3, 35 ч.5, 228 ч.4 УК РФ на 12 лет с конфискацией имущества, а по совокупности преступлений на 15 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима, с конфискацией имущества;
       Екпу Гладис Нсоун, родившаяся 19 августа 1965г. в гор.Утеокпу штата Дельта (Нигерия), нигерийка, гражданка Нигерии, несудимая,
       осуждена к лишению свободы: по ст.188 ч.4 УК РФ на 7 лет с конфискацией имущества, по ст.228 ч.4 УК РФ на 8 лет с конфискацией имущества, а по совокупности преступлений на 9 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима, с конфискацией имущества.
       Заслушав доклад судьи, заключение прокурора Ерохина И.И. о смягчении наказания Бутаковой по ст.228 ч.4 и ст.188 ч.4 УК РФ и определении местом отбывания наказания Бутаковой и Екпу исправительной колонии общего режима, а в остальном об оставлении приговора без изменения, судебная коллегия установила:
       Бутакова и Адикву Чарльз Ону признаны виновными в том, что они в мае — июне 1996г. в г.Москве по предварительному сговору, неоднократно, незаконно приобретали, перевозили, хранили и сбывали наркотическое средство — героин — в крупном размере.
       Бутакова, Адикву Чарльз Ону, Екпу Гладис Нсоун и Агу Патрик признаны виновными в том, что в мае 1997г. в составе организованной преступной группы незаконно приобрели, хранили и перевозили с целью дальнейшего сбыта наркотическое средство — героин — в особо крупном размере, а Агу Патрик также в том, что организовал и руководил указанной преступной группой.
       Кроме того, они же в составе организованной группы незаконно, без декларирования переместили через таможенную границу РФ 28 мая 1997г. наркотическое средство — героин — в особо крупном размере 906.64г, т.е. совершили контрабанду, а Агу Патрик организовал и руководил указанной преступной группой.
       Эти преступления совершены при обстоятельствах, изложенных в приговоре.
       В судебном заседании осужденная Бутакова вину по ст.228 ч.3 п.п. а, б, в УК РФ признала, в остальной части она, а остальные осужденные в полном объеме вину не признали.
       В кассационных жалобах:
       — основной и дополнении к ней осужденная Бутакова утверждает, что контрабандой наркотиков она не занималась, и доказательств этого в деле нет. Указывает на то, что следователем были неправильно записаны ее показания. С учетом состояния ее здоровья, наличия на иждивении малолетней дочери, первой судимости просит смягчить назначенное наказание;
       — адвокат Монахов в защиту Бутаковой утверждает, что по эпизоду с незаконными операциями с наркотиками, связанными с передачей их Синелобову и Бабушкину объективных доказательств по делу не добыто, о содержимом пакетиков Бутакова не знала, вид и количество наркотиков фактически не определены. Что касается контрабанды наркотиков, то показания Бутаковой о том, что ей не было известно о наличии в чемодане тайника, где находились наркотические средства, ничем не опровергнуты. Действия же Бутаковой, взявшей себе после вскрытия чемодана небольшое количество наркотиков, должны квалифицироваться по ст.228 ч.1 УК РФ. Кроме того, при назначении Бутаковой наказания не были учтены ее активное способствование раскрытию преступления, отсутствие судимости, наличие грудного ребенка. Просит приговор в части осуждения Бутаковой по ст. ст.228 ч.3 и 188 ч.4 УК РФ отменить и дело прекратить, переквалифицировать ее действия с ч.4 на ч.1 ст.228 УК РФ, назначив наказание с учетом исключительных обстоятельств;
       — основной и дополнениях к ней осужденный Адикву Чарльз Ону, воспроизводя показания, данные в суде, указывает на незаконность приговора. Указывает на то, что показания на следствии давал в болезненном состоянии, в большинстве случаев без адвоката, под психологическим давлением следователя, переводчик по делу ненадлежаще исполнял свои обязанности, а его заявления по этому поводу были оставлены без внимания. Доказательств его причастности к преступлениям нет. Показания Екпу Гладис Нсоун являются противоречивыми. Содержание телефонных разговоров не уличает его в этом преступлении. Доказательств его участия в преступной группировке не добыто. О совершении контрабанды наркотиков ему ничего известно не было. Его отпечатков пальцев на чемодане и упаковках с наркотиками не обнаружено. Утверждает, что дело против него сфабриковано. В суде Бабушкин дал неправдивые показания. Просит разобраться в деле, учесть то, что он неизлечимо болен;
       — осужденный Агу Патрик указывает на то, что дело в отношении него сфабриковано, при этом было использовано незнание им русского языка. В судебном заседании свидетели Бенджамин Аманква и Чарльз Идионсри, дававшие на следствии показания против него, не допрошены, его опознания ими не проводилось. Считает, что надписи в его записной книжке могли быть сделаны в период следствия, чтобы обвинить его в совершении преступления. Утверждает, что говорит и понимает совершенно другой диалект, а не тот, который фигурирует в магнитофонных записях. Указывает на применение к нему в процессе расследования дела психологического насилия. Такое же насилие применялось и к Екпу Гладис, которая на следствии оговорила его. На его многочисленные жалобы не дано надлежащего ответа и мер по ним не принято. Просит разобраться с делом и подтвердить его невиновность;
       — адвокат Михайлова в защиту Агу Патрика считает, что Бутакова и Адикву Чарльз Ону оговорили ее подзащитного с тем, чтобы самим избежать ответственности за содеянное. Идентификация голоса по записи телефонных разговоров не производилась, поэтому нет оснований утверждать, что эти разговоры велись Агу Патриком. Заключение почерковедческой экспертизы по записям в книжке является малоубедительным. Отмечает обвинительный уклон судебного разбирательства. За отсутствием бесспорных доказательств вины ее подзащитного, просит приговор отменить и дело прекратить;
       — основной и дополнении к ней осужденная Екпу Гладис Нсоун утверждает, что о существовании наркотиков и каких-либо незаконных операций с ними ей ничего не известно. Бутакову она не знает и никогда не видела. Указывает на отсутствие надлежащего переводчика в период следствия. Утверждает, что по телефону Бутаковой никогда не звонила и не называла ее имя. Допрошенные свидетели отрицали какую-либо ее причастность к перевозке, сбыту или торговле наркотиками. Просит разобраться в деле и учесть нахождение на ее иждивении престарелой матери, больной дочери, первую судимость.
       Проверив дело, обсудив доводы жалоб, судебная коллегия находит, что вывод суда о виновности Бутаковой, Адикву Чарльза Ону, Агу Патрика и Екпу Гладис Нсоун соответствует фактическим обстоятельствам дела и основан на доказательствах, анализ которых дан в приговоре.
       В судебном заседании осужденная Бутакова вину в незаконном приобретении, перевозке, хранении и сбыте наркотических средств по сговору с Адикву Чарльзом Ону, имевших место весной-летом 1996 года фактически признала, пояснив, что, проживая по Мало-Знаменскому переулку, она через Адикву познакомилась с Ильей (Бабушкиным) и Юрием (Синелобовым), которые были наркоманами, и она передавала им пакетики с наркотиками в течение 2-х месяцев. Когда они спрашивали наркотики, то она сообщала об этом Адикву и, получив от него наркотик, отдавала Илье и Юрию. От Юрия получала деньги от 100 до 200-300 долларов США за 1 грамм, в зависимости от количества наркотика. Илья расплачивался с Адикву сам. Передача наркотиков происходила два-три раза в неделю.
       Адикву, отрицая вину, вместе с тем признал, что весной-летом 1996 года в период проживания по Мало-Знаменскому пер. к нему неоднократно за героином обращались Бабушкин Илья и Синелобов Юрий. Он звонил знакомым нигерийцам Виктору и Сидо, и те привозили необходимое количество наркотиков на квартиру к нему и продавали Илье и Юрию. Последний покупал героин 1-2 раза в неделю, а Илья — реже. Иногда наркотики оставляли Бутаковой, а от нее получали деньги.
       Суд обоснованно не согласился с утверждением Адикву о том, что он лишь передавал просьбу Бабушкина и Синелобова о приобретении наркотиков своим знакомым, которые привозили и передавали их заказчикам, поскольку свидетели Синелобов и Бабушкин показали, что в мае-июле 1996 года они неоднократно как у Бутаковой, так и у Адикву приобретали героин. За указанный период Синелобов приобрел, как минимум, 16, а Бабушкин — 24 г героина.
       В ходе следствия Синелобов и Бабушкин опознали и Бутакову, и Адикву как продавцов наркотиков.
       Согласно сообщениям наркологических диспансеров Синелобов и Бабушкин лечились от наркомании.
       Доводы в защиту Бутаковой о том, что следствием не определен вид и количество наркотиков, являются несостоятельными, поскольку опровергаются показаниями свидетелей Синелобова и Бабушкина об объеме неоднократно полученного ими от осужденных героина.
       Вина Бутаковой, Адикву Чарльза Ону, Екпу Гладис Нсоун в незаконном приобретении, хранении, перевозке с целью дальнейшего сбыта героина в особо крупном размере и контрабанде наркотиков в составе организованной группы, а Агу Патрика также в том, что организовал и руководил указанной преступной группой, несмотря на отрицание осужденными своей вины, подтверждается совокупностью исследованных в судебном заседании доказательств, получивших надлежащую оценку со стороны суда.
       Так, из показаний осужденной Бутаковой следует, что 25 мая 1997г. она по предложению Адикву встретилась с его знакомым Агу Патриком, который предложил ей вылететь в Ташкент и поселиться в гостинице "Чорсу" в номере 806. В этот же номер должен прийти его брат и передать ей чемодан с вещами. Этот чемодан она должна доставить в Москву, за что тот обещал заплатить 1000 дол. Утром следующего дня она по билету купленному на деньги Агу Патрика, вылетала в Ташкент. Там поселилась в гостинице "Чорсу", но поскольку номер 806 был занят, устроилась в комнату 1702. Оттуда же позвонила Адикву и сообщила номер комнаты. Около 13 ч. к ней пришел нигериец, пригласил в номер 806, где достал чемодан, положил в него две кожаные куртки и отнес его в номер 1702. По указанию Агу Патрика обратно она выехала поездом 27 мая, а 29 мая прибыла в Москву. При заполнении декларации на таможне указала, что посторонних вложений, в т.ч. наркотиков, не провозит. В Москве с вокзала поехала на свою квартиру. Возле дома ее встретил Адикву, и вместе поднялись в квартиру. В квартире открыли чемодан, Адикву ножом вскрыл двойное дно чемодана и достал пакет с наркотиком, завернутым в пластиковый пакет коричневого цвета. Адикву вскрыл пакет и отсыпал немного наркотика в тарелку. Затем они положили пакет обратно в чемодан. Небольшое количество наркотика она отсыпала себе. После этого оба были задержаны.
       Суд обоснованно не согласился с утверждением Бутаковой о том, что ей не было известно содержимое чемодана, и о том, что в нем находятся наркотики, она узнала только после его вскрытия в Москве.
       Из ее показаний на предварительном следствии следует, что она предполагала, что ее поездка в Ташкент связана с необходимостью транспортировки наркотиков в Москву, поскольку за доставку этого чемодана Агу Патрик обещал ей заплатить 1000 дол. США. Провожая ее в Ташкент, Агу Щтрик сказал, что если все будет нормально, то можно будет съездить еще в одно место. При встрече с братом Патрика в гостиничном номере, тот достал свой чемодан с двойным дном, где был спрятан наркотик, завернутый в пластиковый пакет. Сверху он положил две куртки. С чемоданом они поднялись в ее номер, где он положил и ее вещи. 27 мая на поезде "Ташкент-Москва" она выехала в Москву. О наличии спрятанного наркотика таможенным службам Узбекистана и России не сообщала.
       Эти показания Бутаковой являются более достоверными, поскольку согласуются и с другими добытыми по делу доказательствами.
       В судебном заседании Адикву аналогичные Бутаковой показания дополнил, что накануне прибытия Бутаковой из Ташкента Агу Патрик попросил разрешить переночевать в его квартире Екпу Гладис. Та очень волновалась по поводу того, что Бутакова задерживается. 29 мая, встретив Бутакову, поднялись в ее квартиру. Открыв чемодан и увидев две куртки, понял, что там должны быть наркотики, поскольку Агу Патрик и Гладис занимались торговлей наркотиками вместе. Вскрыв ножом подкладку чемодана, обнаружил пластиковый пакет, в котором оказался героин. Он отсыпал немного героина, а остальное хотели запечатать и отнести Агу Петрику, но были задержаны.
       Осужденная Екпу Гладис подтвердила, что с 28 мая она по просьбе Агу Патрика находилась на квартире Адикву, чтобы сообщать Агу обо всем, что происходит в квартире. Она выясняла у знакомой Адикву, которая ездила в Ташкент, как ходят поезда до Москвы, так как Катя (Бутакова) задерживалась.
       Из показаний на следствии свидетеля Чарльза Идиопери следует, что Агу Патрик и Екпу Гладис являются оптовыми поставщиками наркотиков. В конце мая 1997г. он от Адикву узнал, что его подруга по имени Катя (Бутакова) уехала с Агу в аэропорт "Домодедово", откуда она вылетает в г.Ташкент за наркотиками.
       Свидетель Серова, дежурная по этажу гостиничного комплекса "Чорсу", на следствии подтвердила, что Бутакова поселилась в гостинице утром 26 мая 1997г. и в течение дня несколько раз встречалась с проживавшим в этой же гостинице молодым человеком негроидного происхождения. Уезжая из гостиницы, Бутакова в руках держала большой дорожный чемодан из пластика темного цвета.
       Свидетель Миназетдинова, дежурная по этажу гостиницы "Чорсу", на следствии показала, что в номере 806 гостиницы в период с 24 по 27 мая 1997г. проживал гражданин Нигерии Миагеро Наби Агу, который 26 мая 1997г. встречался в своем номере с Бутаковой и передал ей дорожный чемодан из пластика темного цвета.
       На следствии Серова и Миназетдинова опознали Бутакову как лицо, проживавшее в номере 1702 и неоднократно заходившее в комнату 806, где проживал Миагеро из Индии. Ими же был опознан чемодан, с которым Бутакова покинула гостиницу.
       Показания Бутаковой о ее поездке в Ташкент, доставке чемодана в Москву, а также ее и Адикву объяснения об обнаружении в чемодане пакета с героином не противоречат приобщенным к делу в качестве вещественных доказательств: авиабилетом компании "Домодедово" на имя Бутаковой для полета рейсом 651 по маршруту Москва-Ташкент 26 мая 1997г., железнодорожным билетом на ее же имя для поездки поездом 005 по маршруту Ташкент-Москва 27 мая 1997г., таможенной декларацией, заполненной Бутаковой, в которой о наличии у нее наркотиков дан отрицательный ответ, дорожным чемоданом, в двойных стенках которого было сокрыто 906.64г героина, видеокассетой, просмотренной в судебном заседании, с записью обнаружения героина во время обыска по месту жительства Бутаковой и другими приведенными в приговоре доказательствами.
       Согласно акту экспертизы, порошкообразное вещество белого цвета, обнаруженное при обыске по месту жительства Бутаковой, является наркотическим средством — героином, весом 906.64 гр., а на пластмассовых тарелке и ложке из ее квартиры имеются следы героина.
       По заключению эксперта-дактилоскописта, на пластмассовой тарелке розового цвета обнаружены отпечатки пальцев рук Бутаковой.
       Доводы в защиту Бутаковой о том, что ей не было известно о наличии в перевозимом чемодане тайнике с наркотиками, являются неубедительными, поскольку опровергаются ее же показаниями на предварительном следствии, свидетельствующими об обратном. Эти показания согласуются с другими добытыми по делу доказательствами.
       В судебном заседании тщательно проверялись доводы в защиту Адикву Чарльза Ону о том, что он не был участником преступной организованной группы и не знал, что Бутакова доставит из Ташкента наркотик.
       Его доводы о невиновности полностью опровергаются показаниями Бутаковой, что именно Адикву познакомил ее с Агу Патриком и просил съездить в Ташкент. Из Ташкента она звонила Адикву, чтобы сообщить, где остановилась, а тот, в свою очередь, передал сообщение Агу Патрику. При возвращении в Москву Адикву встретил ее по месту проживания, вскрыл тайник в доставленном ею чемодане, откуда извлек пакет с героином.
       О том, что Адикву действует совместно с Агу Патриком, Екпу Гладис и Бутаковой свидетельствует и то, что боясь, что Бутакова может скрыться с привезенным наркотиком, Агу, Екпу и Адикву контролировали все адреса, где может появиться Бутакова, переговаривались по телефону, выказывали беспокойство по поводу ее задержки в пути.
       Обоснованно признаны несостоятельными и доводы Екпу Гладис Нсоун о том, что она не имеет никакого отношения к приобретению, хранению, перевозке, контрабанде наркотиков в особо крупном размере, поскольку они опровергаются показаниями Адикву, что Екпу по указанию Агу с 28 мая 1997г. находилась в его, Адикву, квартире, где ждала возвращения Бутаковой из Ташкента, чтобы доставить чемодан Агу. Эти показания Адикву подтверждаются и телефонными переговорами Екпу с Агу Патриком, из которых усматривается, что они выражали тревогу по поводу задержки Бутаковой.
       О том, что Екпу и Агу Патрик являются оптовыми поставщиками наркотиков и действуют совместно, свидетельствуют показания свидетеля Чарльза Идионсри и осужденного Адикву Чарльза Ону.
       Судебная коллегия считает несостоятельными доводы Агу Патрика о том, что он вообще не знаком с Бутаковой и не имеет отношения к ее поездке в Ташкент за наркотиками.
       Как следует из показаний Бутаковой, именно Агу посылал ее в Ташкент, оплачивал дорогу, гостиницу и обещал заплатить при доставке чемодана 1000 дол. США. Он же давал деньги ей для передачи "брату" в Ташкенте.
       Осужденный Адикву подтвердил, что Бутакова ездила в Ташкент по просьбе Агу. Чемодан с наркотиками она должна была передать Агу. Екпу по указанию Агу ждала Бутакову на его, Адикву, квартире с 28 мая. Он же, Агу, обещал заплатить Бутаковой 1000 дол. за доставку чемодана.
       Из прослушанных в суде аудиокассет усматривается, что Агу Патрик вел переговоры с Индией о поставке наркотиков через Ташкент и Москву через Бутакову. Согласно записям телефонных разговоров Екпу с Агу Патриком обсуждали причины задержки Бутаковой в пути.
       В суде проверялась выдвинутая Агу Патриком версия о том, что разговоры с индийским партнером Окэосиси о наркотиках ведет не он, а другое лицо, и что он не понимает наречие "игбу", на котором идет разговор.
       Осужденный Адикву подтвердил, что голос на аудиокассете принадлежит Агу Патрику. Человек, ведущий переговоры с Индией, называет себя "Агу", подробно рассказывает, когда и как уехала в Ташкент Бутакова, где она остановилась, как будет возвращаться в Москву.
       Согласно письму МИДа РФ лица, говорящие на языке "игбу", независимо от наречия понимают друг друга.
       Квитанцией счета ЗАО "Артел Бизнес-Центр Москва", подтверждается использование Агу Патриком телефона при осуществлении международных телефонных разговоров с Индией в мае 1997г.
       Согласно распечатке международных телефонных переговоров, производившихся с телефона, установленного в квартире, где временно проживали Агу Патрик и Екпу Гладис Н., в период с 23 по 29 мая 1997г. с этого телефона многократно велись переговоры с Индией по номеру, принадлежащему Алексу Окэосиси — поставщику наркотиков из Индии.
       По заключению эксперта, аудиокассеты с магнитной записью телефонных переговоров между Агу, его индийским партнером, Екпу и Адикву не имеют признаков монтажа или изменений.
       В записной книжке, принадлежащей Агу, изъятой в период следствия, содержатся код Индии, номер телефона человека, направившего наркокурьера в Ташкент, код Ташкента, номер в гостинице "Чорсу" — 806, номер телефона, по которому Бутакова звонила в Москву. Эти записи, как явствует из заключения эксперта, выполнены Агу Патриком.
       Об устойчивости организованной Агу Патриком группы свидетельствует то, что при его разговоре с Окэосиси, поставщиком наркотиков из Индии, Агу Патрик прямо говорит, что в случае удачи организуют поставку более крупной партии, а также показаниями Бутаковой, что Агу ей говорил и о другой поездке в случае удачи в Ташкенте.
       Судебная коллегия считает несостоятельными доводы в защиту осужденных Адикву Чарльза Ону, Агу Патрика и Екпу Гладис Нсоун о том, что они в период следствия вынуждены были оговаривать себя в результате применения к ним незаконных методов, переводчик осуществлял неправильный перевод, поскольку об этом они заявили только в судебном заседании.
       Кроме того, согласно материалам дела показания на следствии давались ими в условиях, исключающих возможность оказания на них психического и физического насилия.
       Неубедительным является и утверждение осужденных о том, что приговор постановлен на порочных доказательствах, поскольку ни одно доказательство, юридическая сила которого вызывала сомнение, не было положено в обоснование тех или иных выводов суда.
       Что касается показаний Бутаковой и Адикву, то они не имели никакого преимущества перед остальными доказательствами, и были оценены судом в совокупности со всеми фактическими данными, добытыми по делу.
       Против рассмотрения дела в отсутствие не явившихся свидетелей никто из осужденных, как это видно из протокола судебного заседания, не возражал.
       Показания Чарльза Идионсри, на которые имеется ссылка в приговоре, суд исследовал в соответствии со ст.286 УПК РСФСР, ввиду того, что он является гражданином другого государства и проживает за пределами Российской Федерации. Всесторонне, полно и объективно исследовав материалы дела, дав собранным доказательствам в их совокупности надлежащую оценку, проверив все версии в защиту осужденного и опровергнув их, выяснив причину имеющихся противоречий, суд обоснованно пришел к выводу о виновности Бутаковой, Адикву Чарльза Ону, Агу Патрика и Екпу Гладис Нсоун в инкриминируемых им преступлениях.
       Юридическая оценка действий осужденных является правильной.
       Наказание осужденным Адикву Чарльзу Ону, Агу Патрику и Екпу Гладис Нсоун назначено судом с учетом характера и степени общественной опасности преступлений, данных о личности виновных, их роли в совершении преступлений, состояния здоровья и всех обстоятельств дела, в том числе, и на которые содержатся ссылки в жалобах в их защиту.
       Поэтому оснований для его смягчения указанным осужденным судебная коллегия не находит.
       При назначении наказания Бутаковой суд, хотя и сослался на то, что она впервые привлекается к ответственности, вину признала, имеет грудного ребенка, не работала по состоянию здоровья, воспитывалась в детском доме, при отсутствии отягчающих наказание обстоятельств, тем не менее, по ст.ст. 228 ч.4 и 188 ч.4 УК РФ назначил его без учета названных обстоятельств, а также влияния назначенного наказания на ее исправление.
       Признавая совокупность смягчающих наказания обстоятельств у Бутаковой исключительными, учитывая ее молодость, судебная коллегия считает возможным смягчить наказание, назначенное ей по ст.ст. 228 ч.4 и 188 ч.4 УК РФ, применив ст.64 УК РФ.
       Кроме того, судом ошибочно, вопреки требованиям ст.58 УК РФ, местом отбывания наказания Бутаковой и Екпу Гладис Нсоун назначена исправительная колония строгого режима, в связи с чем приговор в этой части также подлежит изменению.
       На основании изложенного, руководствуясь ст.339 УПК РСФСР, судебная коллегия

определила:
       приговор Московского городского суда от 10 июля 1998г. в отношении Бутаковой Екатерины Борисовны и Екпу Гладис Нсоун изменить:
       — с применением ст.64 УК РФ смягчить наказание, назначенное Бутаковой Е.Б. по ст.228 ч.4 и ст.188 ч.4 УК РФ до 5 лет лишения свободы с конфискацией имущества, за каждое преступление.
       На основании ст.69 ч.3 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ст.ст. 228 ч.3 п.п. а, б, в, 228 ч.4 и 188 ч.4 УК РФ окончательно назначить Бутаковой 6 лет лишения свободы в исправительной колонии общего режима с конфискацией имущества.
       Назначенное Екпу Гладис Нсоун наказание по совокупности преступлений, предусмотренных ст. ст. 228 ч.4 и 188 ч.4 УК РФ в виде лишения свободы сроком на 9 лет с конфискацией имущества отбывать в исправительной колонии общего режима.
       В остальном приговор о них, а также в отношении Адикву Чарльза Ону и Агу Патрика оставить без изменения, а кассационные жалобы — без удовлетворения.

Смотри также:

1
**
2
**

На этот документ ссылаются >>>




Поддержите культуру
ЯндексЯндекс. ДеньгиХочу такую же кнопку

Google
 
Web azdesign.ru az-libr.ru

<<< Пред. Оглавление
 
След. >>>

П е р с о н а л и и    б и б л и о т е к и
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Ъ Ы Ь Э Ю Я

Дата последнего изменения:
Wednesday, 06-Nov-2013 08:31:38 UTC