КОММЕНТАРИИ К ГРАЖДАНСКОМУ КОДЕКСУ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ,
ЧАСТИ ПЕРВОЙ

Статья 258. Раздел имущества крестьянского (фермерского) хозяйства
       1. При прекращении крестьянского (фермерского) хозяйства в связи с выходом из него всех его членов или по иным основаниям общееимущество подлежит разделу по правилам, предусмотренным статьями 252 и 254 настоящего Кодекса.
       Земельный участок в таких случаях делится по правилам, установленным настоящим Кодексом и земельным законодательством.
       2. Земельный участок и средства производства, принадлежащие крестьянскому (фермерскому) хозяйству, при выходе одного из его членов из хозяйства разделу не подлежат. Вышедший из хозяйства имеет право на получение денежной компенсации, соразмерной его доле в общей собственности на это имущество.
       3. В случаях, предусмотренных настоящей статьей, доли членов крестьянского (фермерского) хозяйства в праве совместной собственности на имущество хозяйства признаются равными, если соглашением между ними не установлено иное.

комм. Устюкова В.В.

       1. В ГК РСФСР вопросы разделов и выделов в колхозном дворе были урегулированы гораздо более подробно, чем в нынешнем применительно к крестьянскому (фермерскому) хозяйству.
       Раздел общего имущества крестьянского хозяйства может иметь место в случаях, когда деятельность хозяйства прекращается в связи с выходом из него всех его членов, т.е. тогда, когда члены крестьянского хозяйства добровольно или по решению суда ликвидируют свое хозяйство, перестают заниматься товарным производством сельскохозяйственной продукции. В таком же порядке происходит раздел общего имущества фермерского хозяйства между наследниками после смерти последнего члена фермерского хозяйства, если ни один из наследников не намерен вести фермерское хозяйство.
       Однако поскольку в состав имущества фермерского хозяйства входит и земельный участок, на практике могут возникнуть проблемы в связи с его разделом.
       Следует подчеркнуть, что возможность раздела земельного участка между членами фермерского хозяйства при прекращении его деятельности впервые предусмотрена лишь ГК. По Закону РСФСР от 22.11.1990 №348-1 «О крестьянском (фермерском) хозяйстве» {Ведомости РСФСР. 1990. №26. Ст.324.} и ЗК РСФСР (ст.58) раздел участка не допускался ни при каких обстоятельствах.
       Комментируемая статья отсылает к земельному законодательству, которым надлежит руководствоваться при разделе земельного участка, наряду с настоящим ГК. Однако оно не содержит каких-либо специальных правил по этому поводу. В то же время на регулирование указанных отношений оказывают влияние положения земельного законодательства, касающиеся нормирования земельных участков. В частности, согласно ст.4 Закона об обороте земель законами субъектов РФ могут быть установлены минимальные размеры земельных участков из земель сельскохозяйственного назначения, в том числе земельных участков для ведения фермерского хозяйства, а также для иных целей. Соответственно, если при прекращении фермерского хозяйства раздел земельного участка между его бывшими членами приведет к возникновению участков меньше установленного минимального размера, то такой участок, на первый взгляд, должен быть отчужден его собственником в течение года со дня возникновения права собственности в порядке, предусмотренном ст.5 названного Закона.
       Вместе с тем представляется, что указанная норма Закона в данном случае все-таки неприменима. Необходимо иметь в виду, что земельные участки, возникшие после раздела, уже не могут считаться участками для ведения фермерского хозяйства, так как раздел произошел именно по причине прекращения такого хозяйства. Характер использования этих участков будет уже иным: ведение личного подсобного или дачного хозяйства, садоводство и т.п. На такие земельные участки Закон об обороте земель не распространяется, а правило, аналогичное ст.5 названного Закона, в других земельных законах отсутствует. Кроме того, образовавшиеся в результате раздела земель участки могут быть меньше минимального размера для ведения фермерского хозяйства, но значительно больше максимального размера, установленного для земельных участков личного подсобного хозяйства. Поэтому может возникнуть вопрос о законности владения такими «сверхнормативными» земельными участками. Вопрос этот достаточно спорный и дискуссионный. Но в принципе обязанность лиц, прекративших ведение фермерского хозяйства, произвести отчуждение земельного участка, превышающего установленные нормы для земель соответствующего целевого назначения и (или) разрешенного использования (например, для личного подсобного хозяйства), может вытекать из ст.238 ГК.
       Раздел земельного участка возможен и при прекращении фермерского хозяйства в связи со смертью одного или нескольких его членов, в том числе и в связи со смертью последнего члена хозяйства. Однако для наследников часть третья ГК допускает и иной вариант регулирования указанных отношений. Так, согласно ст.1182 ГК раздел земельного участка между наследниками осуществляется с учетом минимального размера земельного участка, установленного для участков соответствующего целевого назначения. Если же такой раздел невозможен, то земельный участок считается неделимым. Он переходит к наследнику, имеющему преимущественное право на получение в счет своей наследственной доли этого земельного участка. В качестве такового по ст.1168 ГК может быть признан наследник, обладавший совместно с наследодателем правом собственности на этот земельный участок (т.е. член фермерского хозяйства), а при отсутствии таковых — наследник, постоянно пользовавшийся данным земельным участком. Доля остальных наследников в праве собственности на земельный участок компенсируется им либо в денежном выражении, либо за счет другого имущества из состава наследства.
       В случае, когда никто из наследников не имеет преимущественного права на получение земельного участка (неделимого) или не воспользовался этим правом, владение, пользование и распоряжение земельным участком осуществляется наследниками на условиях общей долевой собственности (абз.2 п.2 ст.1182 ГК). Но нельзя не отметить, что данная норма, хотя и не вызывающая возражений, по сути вступает в противоречие с императивной формулировкой комментируемой статьи о том, что «земельный участок... делится...».
       Комментируемая статья допускает раздел общего имущества фермерского хозяйства при прекращении его деятельности не только в связи с выходом из него всех его членов, но и по иным основаниям. К сожалению, эту редакцию нельзя признать удачной.
       Одним из оснований прекращения деятельности фермерского хозяйства является банкротство, при котором на имущество (в том числе земельный участок) может быть обращено взыскание кредиторов, и, следовательно, раздела участка между членами хозяйства не будет. Наконец, в случаях, когда на базе имущества фермерского хозяйства (включая землю) в соответствии со ст.259 ГК создается хозяйственное товарищество или производственный кооператив, земельный участок опять-таки не будет делиться между членами, а перейдет в собственность вновь созданного юридического лица, как и остальное имущество.
       2. Если деятельность фермерского хозяйства не прекращается, но один из чпенов выходит из состава хозяйства, ни земельный участок, ни средства производства разделу не подлежат, стоимость доли выходящего члена хозяйства в общей собственности возмещается ему в денежном выражении. Согласно Закону о фермерском хозяйстве срок выплаты компенсации не может превышать 1 года с момента подачи членом фермерского хозяйства заявления о выходе из фермерского хозяйства. Такой же срок установлен ст.1179 ГК для выплаты компенсации стоимости доли в имуществе фермерского хозяйства наследнику, не являющемуся членом хозяйства.
       Сопоставление п. 1 и 2 комментируемой статьи позволяет указать на то, что нормы о допустимости или недопустимости раздела земельного участка фермерского хозяйства не вполне обоснованы. Пункт 1 императивно говорит о разделе участка при прекращении фермерского хозяйства, хотя в определенных случаях более целесообразным было бы распорядиться этим участком как единым целым. Пункт 2 также императивно запрещает его раздел при выходе из хозяйства одного из членов. Из этого следует и запрет продажи фермерским хозяйством части принадлежащего ему участка.
       Эти запреты, на первый взгляд, обусловлены необходимостью сохранения фермерского хозяйства как производственной структуры. Однако в условиях, когда реально одновременно существуют хозяйства площадью и 10 га, и 500 га, трудно объяснить, почему фермер, у которого 500 га, не может часть этого участка продать постороннему лицу либо, например, передать сыну, выделяющемуся с целью создания самостоятельного фермерского хозяйства. Но даже если никакого ущерба для производственной деятельности фермерского хозяйства от такого раздела участка не будет, и данный раздел не приведет к образованию земельных участков меньше установленных минимальных норм (что отмечалось выше), его все равно не зарегистрируют органы, осуществляющие государственную регистрацию прав на недвижимое имущество и сделок с ним, поскольку нарушаются правила п.2 ст.258 ГК. Вместе с тем ни у кого не возникает сомнений в том, что фермер может продать часть неиспользуемой в хозяйстве техники, инвентаря и т.п., хотя и техника, и инвентарь относятся к средствам производства, раздел которых в натуре при выходе из хозяйства одного из членов также не допускается. Но в отношении земли наблюдается другой подход, хотя он подчас противоречит просто здравому смыслу.
       Исходя из изложенного, положения, касающиеся раздела земельного участка, содержащиеся в п. 1 и 2 комментируемой статьи, было бы целесообразно уточнить.
       3. Несмотря на императивную норму комментируемой статьи о запрете раздела земельного участка, если деятельность фермерского хозяйства не прекращается, на практике бывают случаи, когда отдельные члены фермерского хозяйства при выходе из хозяйства получают свои земельные доли в натуре, а не в денежном выражении, как того требует ГК. Даже арбитражные суды не всегда правильно рассматривают дела подобного рода.
       Так, коллективное фермерское хозяйство «Агросервис» {Термина «коллективное фермерское хозяйство» ни ГК, ни какое-либо другое законодательство не содержит. Можно предположить, что речь идет о фермерском хозяйстве, созданном гражданами, не связанными между собой родственными отношениями. В отличие от семейных фермерских хозяйств такие хозяйства получили в литературе наименование групповых или партнерских.} обратилось в арбитражный суд с иском к главе крестьянского хозяйства Н.А.Колесову о взыскании упущенной выгоды, которая возникла из-за вывода земельного участка Колесова из севооборота хозяйства. Решением Арбитражного суда Волгоградской области исковые требования частично удовлетворены, постановлением Федерального Арбитражного суда Поволжского округа решение оставлено без изменения. Постановлением Президиума ВАС РФ от 04.02.1997 №754/97 названные судебные акты отменены и в иске фермерскому хозяйству отказано на том основании, что «материалами дела не подтверждается, что Колесовым Н.А. совершены какие-либо действия, в результате которых истцу причинен ущерб» {ВВАСРФ. 1997. №3.}. При этом ни одна из судебных инстанций не усомнилась в правомерности «вывода земельного участка из севооборота». Суды ссылались при вынесении решений на Устав хозяйства, в котором «предусмотрена возможность выхода из хозяйства без ограничительного срока и уплаты каких-либо платежей», однако они не учли, что выход из хозяйства и раздел его имущества, в том числе земли (выдел доли в натуре), — это разные вещи.
       4. В п.3 комментируемой статьи, равно как и в ст.254, установлен принцип равенства долей в праве совместной собственности, правда с оговоркой, что соглашением между сособственниками может быть предусмотрено иное. Появление этой оговорки не вполне объяснимо. По сути дела, такое соглашение противоречит самому понятию совместной собственности, ведь, если есть соглашение о неравенстве долей, значит, доли участников общей собственности заранее определены и, следовательно, собственность является не совместной, а долевой.
       Представляется, что в период функционирования фермерского хозяйства такое соглашение между его членами может существовать лишь в самой общей форме. Члены хозяйства могут записать в нем лишь общий принцип, что при разделе имущества фермерского хозяйства может быть учтен вклад каждого члена (трудовой и имущественный) в «приращение» общей собственности. Если же члены фермерского хозяйства точно определят долю каждого из них в общей собственности (даже если эти доли будут равными), то эта общая собственность будет уже не совместной, а долевой. Кроме того, как соглашение участников общей совместной собственности с отступлением от принципа равенства долей можно рассматривать и добровольный раздел имущества фермерского хозяйства (или выдел имущественной доли или ее стоимости одному из членов хозяйства) в тех случаях, когда никто из членов против такого раздела (выдела) не возражает.
       В ГК, к сожалению, не воспроизведены положения, которые были в ст.129 ГК РСФСР применительно к колхозному двору о том, что доля трудоспособного члена двора может быть уменьшена ввиду непродолжительности его пребывания в составе двора либо незначительности участия своим трудом или средствами в хозяйстве двора. Такое отступление от принципа равенства долей было возможно по соглашению членов двора (при отсутствии споров между ними) либо по решению суда по иску заинтересованного лица (или лиц). Эти нормы давали более четкое регулирование указанных отношений, чем нынешний п.3 комментируемой статьи. В частности, они позволяли защитить права «старых» членов фермерского хозяйства от вновь вступивших, проработавших в хозяйстве недолго, и в то же время не нарушали права последних.
       5. При разрешении споров, связанных с разделом имущества фермерского хозяйства, может возникнуть и такой вопрос: становятся ли участниками совместной собственности на земельный участок лица, вступившие в хозяйство уже после его создания, которые не имели земельных долей при выходе из сельскохозяйственных организаций или на которых не выделялась среднерайонная норма бесплатной передачи земли в собственность из земель фонда перераспределения (например, сын главы хозяйства, достигший трудоспособного возраста или вернувшийся из армии, и т.п.)?
       По нашему мнению, если при вступлении данного лица в фермерское хозяйство договором между членами хозяйства не предусмотрено иное, то вновь вступивший член хозяйства приобретает равные с другими членами права участника общей совместной собственности. Такой вывод, на наш взгляд, следует из уже приводившегося выше положения п.2 ст.257 ГК, согласно которому участок предоставляется в собственность фермерского хозяйства, а оно, как известно, представляет собой семейно-трудовое объединение лиц, его ведущих. Какая бы то ни было дискриминация отдельных членов в отношении прав на землю и имущество может привести лишь к внутренним конфликтам в хозяйстве и не будет способствовать его устойчивому развитию.
       С принятием Закона о фермерском хозяйстве эта проблема снимается, так как подобные вопросы должны быть урегулированы членами хозяйства в соглашении. При изменении состава фермерского хозяйства (вступлении в него новых членов или выходе отдельных членов) в соглашение также должны быть внесены соответствующие изменения, в том числе и касающиеся имущественных отношений между членами хозяйства.




Поддержите культуру
ЯндексЯндекс. ДеньгиХочу такую же кнопку

Google
 
Web azdesign.ru az-libr.ru

<<< Пред. Оглавление
Начало раздела
След. >>>

П е р с о н а л и и    б и б л и о т е к и
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Ъ Ы Ь Э Ю Я

Дата последнего изменения:
Wednesday, 23-Oct-2013 09:28:50 UTC