КОММЕНТАРИИ К ГРАЖДАНСКОМУ КОДЕКСУ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ,
ЧАСТИ ПЕРВОЙ

Статья 256. Общая собственность супругов
       1. Имущество, нажитое супругами во время брака, является их совместной собственностью, если договором между ними не установлениной режим этого имущества.
       2. Имущество, принадлежавшее каждому из супругов до вступления в брак, а также полученное одним из супругов во время брака в дар или в порядке наследования, является его собственностью.
       Вещи индивидуального пользования (одежда, обувь и т.п.), за исключением драгоценностей и других предметов роскоши, хотя и приобретенные во время брака за счет общих средств супругов, признаются собственностью того супруга, который ими пользовался.
       Имущество каждого из супругов может быть признано их совместной собственностью, если будет установлено, что в течение брака за счет общего имущества супругов или личного имущества другого супруга были произведены вложения, значительно увеличивающие стоимость этого имущества (капитальный ремонт, реконструкция, переоборудование и т.п.). Настоящее правило не применяется, если договором между супругами предусмотрено иное.
       3. По обязательствам одного из супругов взыскание может быть обращено лишь на имущество, находящееся в его собственности, а также на его долю в общем имуществе супругов, которая причиталась бы ему при разделе этого имущества.
       4. Правила определения долей супругов в общем имуществе при его разделе и порядок такого раздела устанавливаются законодательством о браке и семье.

комм. Хазова О.А.

       1. Нормы, регулирующие имущественные отношения между супругами, на протяжении всего периода существования советского государства традиционно содержались в брачно-семейном законодательстве. Включение в ГК статьи, посвященной собственности супругов и предусматривавшейся прежде законодательством о браке и семье, свидетельствует не только об известном перераспределении предмета регулирования гражданского и семейного права но и о сближении соответствующих отношений {См.: Брагинский М.И. О месте гражданского права в системе «Право публичное — право частное» // Проблемы современного гражданского права: Сб. статей / Отв. ред. В.П.Литовкин, В.А.Рахмилович. — М.: Городец, 2000. — с.79.}. Однако это не означает начала «поглощения семейного права гражданским правом и не является посягательством на его самостоятельность. Расширение сферы гражданско-правового регулирования — совершенно естественное и нормальное явление в условиях перехода к рыночной экономике. Отношения между супругами по поводу имущества в силу идеологических факторов на протяжении многих десятилетий были искусственно отделены от сферы действия гражданского права, что порождало споры и дискуссии между учеными и практиками. ГК восстанавливает утраченный status quo, поскольку отношения между супругами по поводу имущества, как и вообще все отношения, связанные с принадлежностью имущества, регулируются нормами права собственности и должны быть закреплены, по крайней мере, в своих основных позициях в ГК. Семейное законодательство при урегулировании имущественных отношений между супругами отражает их особенности и специфику как отношений семейных, уточняет и развивает положения, предусмотренные в ГК.
       Комментируемая статья повторяет основные положения КоБС в части, регулирующей отношения между супругами по поводу имущества (ст. 20, 22, 23). Поскольку уже после введения в действие ГК принят СК, признавший КоБС утратившим силу с 1 марта 1996г., при анализе комментируемой статьи необходимо иметь в виду также положения СК, касающиеся имущественных отношений между супругами, которые содержат ряд дополнений и уточнений к тем положениям, которые закреплены в ГК. ГК сохраняет в качестве «законного» режима супружеского имущества режим общей совместной собственности супругов. Понятие «законный режим» было введено СК (гл.7), в соответствии с которым «законный режим» имущества супругов действует, если брачным договором не установлено иное» (ч.2 п.1 ст.33). Таким образом, это означает, что с момента заключения брака, если договором между супругами не установлено иное, их имущественные отношения начинают подчиняться режиму совместной собственности. Закон не вносит никаких принципиальных изменений в собственно режим совместной собственности по сравнению с тем, как он был урегулирован прежним брачно-семейным законодательством. Как и раньше, совместную собственность составляет имущество, приобретенное супругами в браке. В собственности каждого из них остается их добрачное имущество, полученное каждым из них во время брака в дар или в порядке наследования, а также вещи индивидуального пользования (п.2 комментируемой статьи), СК расширяет круг имущества, являющегося собственностью каждого из супругов, включая в него также имущество, полученное каждым из них во время брака в результате безвозмездных сделок (п.1 ст.36).
       Совместной собственностью является любое нажитое супругами движимое и недвижимое имущество, которое по закону может быть объектом права собственности граждан, независимо от того, на чье имя оно было приобретено или внесены денежные средства (постановление Пленума ВС РСФСР от 25.09.1991 № 4 {ВВС РСФСР. 1991. №12.}). Эта позиция Пленума ВС РСФСР была подтверждена им позднее в его постановлении, касающемся вопросов расторжения брака, в котором было отмечено, что общей собственностью супругов, подлежащей разделу, «является любое, нажитое ими в период брака движимое и недвижимое имущество, которое в силу ст. 128, 129, п. 1 и 2 ст.213 ГК может быть объектом права собственности граждан...» (постановление Пленума ВС РФ от 05.11.1998 №15 {ВВС РФ. 1999. №1.}). Так, Судебной коллегией по гражданским делам ВС РФ был признан принадлежащим к общему имуществу супругов (и соответственно подлежащим разделу при разводе) земельный участок, выделенный бесплатно в период брака одному из супругов с учетом семьи для ведения садово-огороднического хозяйства (на который впоследствии этому супругу было выдано свидетельство о праве собственности) {ВВС РФ. 2002. №9.}.
       Понятие имущества, относящегося к совместной собственности, носит собирательный характер. Оно включает все доходы, полученные супругами от трудовой и предпринимательской деятельности, пенсии, пособия и другие выплаты, ценные бумаги и доходы по ним, имущество, приобретенное на эти средства. В СК дается более полный, но не исчерпывающий перечень имущества, являющегося совместной собственностью супругов. В частности, с учетом изменений, произошедших в стране при переходе к рыночной экономике, в него включены также права на доли в капитале, вклады, паи, внесенные в коммерческие организации или кредитные учреждения. При этом независимо от того, на имя кого из супругов были оформлены вещи, приобретенные за счет общих доходов супругов, либо на имя кого или кем из супругов были внесены денежные средства, данные вещи и средства признаются общим имуществом супругов (п.2 ст.34 СК).
       Комментируемая статья содержит принципиально новое положение, радикально изменившее регламентацию имущественных отношений между супругами. Супругам было предоставлено право отступить от предусмотренного в законе режима совместной собственности (регулировавшегося прежде императивными нормами) и установить иной режим этого имущества по своему усмотрению. По существу это означало введение института брачного договора, хотя этот термин в ГК не используется; он появился позднее, с принятием СК.
       ГК не содержит детальной регламентации порядка и условий заключения брачного договора. Этому посвящена гл.8 СК. Что касается положений ГК, то брачный договор должен отвечать всем тем требованиям, которые предъявляются к действительности сделок (ст. 22, 168172, 175179 ГК). Вместе с тем брачный договор обладает известным своеобразием, обусловливающим некоторые особенности в его регламентации что, к сожалению, не нашло надлежащего отражения в ГК. Исходя из смысла и назначения данного вида договора, логично предположить, что он может быть заключен как до, так и после заключения брака, и именно так брачный договор трактуется в СК (п.1 ст.41). Брачный договор в первую очередь рассчитан именно на вступающих в брак. Брачный договор, заключенный до брака, вступает в силу с момента регистрации брака. Однако при буквальном толковании комментируемой статьи приходится констатировать, что в ней речь идет лишь о супругах, а не о лицах, еще только намеревающихся стать мужем и женой. Можно с уверенностью утверждать, что законодатель не ставил своей целью лишить вступающих в брак права заключать брачные договоры. Поэтому данная статья требует расширительного толкования и распространения ее действия в равной мере и на лиц, не являющихся еще супругами с точки зрения права. Вместе с тем недостаточная четкость данной формулировки породила известные разногласия в юридической литературе {См.: Сосипатрова Н.Е. Брачный договор: правовая природа, содержание, прекращение // Государство и право. — 1999. — №3. — с.76.}.
       Конструкция брачного договора находится также в некотором противоречии со ст.425 ГК. Пункт 1 этой статьи предусматривает, что договор вступает в силу с момента его заключения. Однако в том случае, если брачный договор заключается до брака, определенный разрыв во времени с момента его заключения и до момента вступления его в силу во всех случаях неизбежен (невозможно требовать оформления брачного договора в органах ЗАГС одновременно с регистрацией брака). Указанное несоответствие относится, скорее, к недостаточно четкой редакции соответствующих статей ГК и не должно служить основанием для признания брачного договора, заключенного до регистрации брака, противоречащим требованиям ГК.
       Однако в данной связи возникает вопрос: как долго сохраняет свою силу брачный договор, заключенный до регистрации брака, если регистрация брака по тем или иным причинам была отложена на продолжительный период времени (который мог исчисляться годами)? Прямого ответа на этот вопрос ни в ГК, ни в СК не содержится. Представляется, что в данном случае нужно руководствоваться общими положениями гражданского законодательства о действии договора, и брачный договор, в котором не содержится никакого условия, ставящего его действие в зависимость от времени заключения брака, при условии обоюдного согласия сторон, будет сохранять свою силу в течение неограниченного периода времени, по крайней мере, до тех пор, пока обе стороны находятся в живых. Однако отсутствие в законе четких указаний по этому поводу также породило различные мнения, и их анализ возвращает нас опять к вопросу о субъектном составе брачного договора. В литературе, в частности, предлагается во избежание возникающей в такой ситуации «правовой неопределенности» считать договор, заключенный лицами, не подавшими заявление о регистрации брака в органы ЗАГС, ничтожной сделкой с пороком субъектного состава {См.: Сосипатрова Н.Е. Брачный договор: правовая природа, содержание, прекращение // Государство и право. — 1999. — №3. — с.76.}. Едва ли наличие этой, якобы, «правовой определенности» (что само по себе представляется весьма сомнительным) является достаточным основанием для столь серьезного ограничения прав граждан в этом отношении.
       Брачный договор — это соглашение, заключаемое во время брака или в преддверии брака и действующее только после официальной регистрации брака. Поэтому он не распространяется на фактические брачные отношения. Возникающие в таких случаях споры по поводу общего имущества регулируются нормами ГК об общей долевой собственности. Фактические супруги не могут своим соглашением установить для себя режим общей совместной собственности, поскольку совместная собственность возникает только в силу закона {См.: Антокольская М.В. Семейное право: Учебник. — 2-е изд., перераб. и доп. —М.:Юристъ, 1999. — с.158.}. По этому поводу ВС РФ дал разъяснение, в соответствии с которым спор о разделе имущества лиц, состоящих в семейных отношениях без регистрации брака, должен разрешаться не по правилам ст.256 ГК и ст.20—22 КоБС (применительно к настоящему времени ст.33—39 СК), а в соответствии со ст.252 ГК. «При этом, — как отмечалось в постановлении Пленума ВС РФ, — должна учитываться степень участия этих лиц средствами и личным трудом в приобретении имущества» (постановление Пленума ВС РФ от 25.04.1995 №6 {ВВС РФ. 1995. №7.}).
       Что касается формы брачного договора, то по этому поводу ГК не содержит никаких специальных требований. Она определяется кругом имущества, являющегося предметом этого договора и подчиняется требованиям соответствующих статей ГК (ст.158165). СК предусматривает для брачного договора обязательную нотариальную форму (п.2 ст.41). Жесткие требования к форме брачного договора и его нотариальное оформление вносят большую определенность в имущественные отношения супругов и избавляют их от различного рода возможных сложностей, связанных с оспариванием действительности договора или вообще факта его существования.
       При этом, однако, необходимо иметь в виду, что требование обязательной нотариальной формы не действует в отношении договоров, заключенных вступающими в брак или супругами до введения в действие СК, т.е. до 1 марта 1996г., в данном случае действуют общие нормы ГК, касающиеся формы сделки. После введения в действие Закона о регистрации прав на недвижимость брачные договоры, которые содержат условия, касающиеся недвижимого имущества, подлежат обязательной государственной регистрации.
       В случае действия законного режима имущества супругов, если оно включает также и недвижимое имущество, указанный выше Закон предусматривает, что регистрация возникновения, перехода и прекращения права общей совместной собственности на недвижимое имущество осуществляется на основании заявления одного из правообладателей, если законодательством РФ либо соглашением между правообладателями не предусмотрено иное (п.3 ст.24).
       2. Пункт 2 комментируемой статьи определяет круг имущества, являющегося собственностью каждого из супругов, а также случаи, когда такое имущество может быть признано их совместной собственностью.
       Собственностью каждого из супругов является имущество, принадлежавшее каждому из них до брака. Собственность каждого из супругов составляют вещи, полученные во время брака в дар, в порядке наследования или по иным безвозмездным сделкам (с учетом дополнений, сделанных СК). К имуществу, полученному в результате иных безвозмездных сделок, относят в первую очередь имущество, полученное в порядке безвозмездной приватизации (например, в случае приватизации квартиры одним из супругов) {См.: Антокольская М.В. Семейное право: Учебник. —2-е изд., перераб. и доп. — М.: Юристъ, 1999. — с.147.}. Аналогичным образом решается вопрос о принадлежности акций, полученных одним из супругов в результате акционирования предприятия в порядке его бесплатной приватизации.
       Как правило, отграничение такого имущества от принадлежащего супругам на праве совместной собственности не представляет особых сложностей, если имеются документы, подтверждающие время или обстоятельства его приобретения. Проблемы возникают, если на деньги, полученные от реализации имущества, являющегося собственностью одного из супругов, были приобретены какие-либо вещи либо если эти средства были вложены в кредитные учреждения или иные организации. Считается, что такое имущество (денежные средства) также продолжают оставаться собственностью каждого из супругов {См.: Белякова A.M., Рясенцев В.А., Яковлев В.Ф. Советское семейное право. —М., 1982. — с.98.}.
       Часто бывает также трудно установить принадлежность имущества, полученного супругами в дар, поскольку не всегда понятно, имело ли место дарение в пользу обоих супругов или только одного из них. В таких случаях сомнение толкуется в пользу общности имущества. Такое разъяснение было дано в постановлении Пленума ВС РСФСР от 23.04.1985 №5 (в ред. от 25.10.1996) {БВС РСФСР. 1985. №7, ВВС РФ. 1994. №3; 1997. №1.}.
       В законе оказался не урегулированным вопрос о судьбе доходов, получаемых от использования раздельной собственности. Если имущество, приобретенное одним из супругов, например, до брака, бесспорно является его собственностью, то по вопросу о судьбе доходов, которые приносит это имущество, существуют разные точки зрения {См., например: Чефранова Е.А. Имущественные отношения в российской семье: Практ. пособие. — М.: Юристъ, 1997. — с.19—22.}.
       Исходя из общего смысла режима совместной собственности, все доходы, полученные во время брака, включая те, которые дает личная собственность, можно было бы отнести к совместной собственности супругов. Однако буквальное толкование п.2 ст.34 СК не позволяет нам прийти к такому выводу, поскольку доходы, полученные одним из супругов от использования его раздельной собственности, едва ли могут быть отнесены к имуществу, нажитому супругами во время брака.
       Вещи индивидуального пользования, хотя и приобретенные во время брака, но служащие удовлетворению личных потребностей одного из супругов, признаются собственностью того из супругов, который ими пользовался. Исключение составляют драгоценности и другие предметы роскоши, которые ГК так же, как это было сделано в прежнем законодательстве, и так же, как это предусмотрено в настоящее время в СК (п.1 ст.36), относит к совместной собственности супругов. Разграничение предметов роскоши и вещей индивидуального пользования, не попадающих в эту категорию, всегда порождало сложности на практике. Единственный существующий в законе критерий — принадлежность имущества к вещам индивидуального пользования — не является всегда достаточным для решения спора по существу. При определении судьбы той или иной вещи необходимо учитывать уровень жизни семьи; к предметам роскоши следует относить вещи, которые, хотя и служат для индивидуального пользования, но предназначены для удовлетворения повышенных потребностей в удовольствиях и комфорте и расходы на приобретение которых являются «обременительными для данной семьи» {См.: Стрельникова П.И. Правовой режим некоторых объектов общей собственности супругов // Законодательство о браке и семье и практика его применения. К 20-летию Основ и КоБС РСФСР. — Екатеринбург, 1998. — c.41; Максимович Л.Б. Брачный договор (контракт). — М.: Изд-во «Ось—89», 2001. — с. 38, 39.}.
       Суд вправе при наличии обстоятельств, перечисленных в комментируемой статье (абз.3 п.2), признать имущество, являющееся собственностью одного из супругов, их совместной собственностью.
       В отличие от более общей формулировки, существовавшей в КоБС (ч.3 ст.22), ГК уточняет, что вложения, увеличивающие стоимость имущества, должны быть сделаны либо за счет общего имущества, либо за счет личного имущества другого супруга. Однако до введения в действие ГК при рассмотрении данной категории дел суды руководствовались тем, что увеличение стоимости имущества не обязательно должно быть следствием только материальных затрат, в равной мере должен учитываться непосредственный трудовой вклад другого супруга, в результате которого стоимость имущества могла возрасти безотносительно к тому, «участвовала» ли при этом чья бы то ни было собственность или нет {См.: Комментарий к КоБС РСФСР. — М., 1982. — с.53.}. Таким образом, уточнение, сделанное ГК в новой редакции этого положения, не позволило учитывать собственно труд одного из супругов по совершенствованию имущества, являющегося собственностью другого, что едва ли обоснованно и правомерно. Этот пробел ГК был восполнен СК, который позволил признать имущество одного из супругов совместной собственностью супругов в том числе и в случае, если вложения, значительно увеличившие стоимость этого имущества, были сделаны за счет труда одного из супругов (ст.37).
       При определении степени участия одного из супругов в собственности другого суды исходят прежде всего из соотношения стоимости этого имущества до и после произведенных затрат. Так, например, при рассмотрении спора, связанного с правом собственности на жилой дом, стоимость которого увеличилась вдвое в результате капитального ремонта, произведенного супругами, судом было установлено следующее. Супруг, принявший участие в капитальном ремонте дома, принадлежащего другому супругу, вправе претендовать на признание общей собственностью лишь той части дома, которая соответствует по стоимости произведенным улучшениям, и поэтому не может требовать раздела всего дома в равных долях {БВС РСФСР. 1991. №11.}.
       ГК предоставляет супругам право урегулировать вопрос об участии одного из супругов в собственности другого иначе, по своему усмотрению. Однако остается не совсем понятным, почему именно применительно к данному положению ГК делается подобного рода оговорка. Строго говоря, она в равной мере должна была бы относиться ко всему содержанию п.2 комментируемой статьи. Например, супруги также должны быть вправе по-иному урегулировать и вопрос о предметах роскоши или драгоценностях по сравнению с тем, как это сделано в ГК. Неопределенность в этом отношении породила и различные точки зрения среди юристов. В частности, это позволило ряду авторов высказать мнение о том, что супруги не вправе заменять в брачном договоре законный режим раздельной собственности на имущество каждого из них (за изъятием, сделанным в анализируемом абз.3 п.2 комментируемой статьи) каким-либо иным режимом (например, долевой или совместной собственности) {О различных позициях по данному вопросу см.: Максимович Л.Б. Брачный договор в российском праве: Автореф. дис. на соиск. уч. степ. канд. юрид. наук. — М.,2002. — с.22.}.
       3. К обязательствам одного из супругов (личным обязательствам) принято относить обязательства: 1) возникшие до регистрации брака; 2) возникшие после регистрации, но с целью удовлетворения личных нужд каждого из супругов; 3) обременяющие имущество, являющееся личной собственностью супруга; 4) обязательства, тесно связанные с личностью должника (из причинения вреда, алименты) {См.: Белякова A.M., Рясенцев В.А., Яковлев В.Ф. Советское семейное право. —М., 1982. — с.110.}. По таким обязательствам взыскание может быть обращено лишь на личное имущество супруга-должника, а при его недостаточности — и на его долю в совместном имуществе, которая определяется при разделе этого имущества. Исключением из этого правила является возможность обращения взыскания на имущество, являющееся совместной собственностью супругов, в случае возмещения ущерба, причиненного преступлением одного из них. Это допускается в случаях, когда приговором суда по уголовному делу было установлено, что совместное имущество супругов было приобретено или увеличено засчет средств, добытых преступным путем (п.2 ст.45 СК).
       По обязательствам обоих супругов, включая долги, сделанные хотя бы одним из них, но в интересах всей семьи, взыскание может быть обращено на все имущество, являющееся совместной собственностью супругов. И наоборот, если имущество, купленное, например, в кредит, не приобреталось супругами в совместную собственность и не использовалось в интересах семьи, задолженность по кредиту нельзя признать общим долгом супругов {БВС РСФСР. 1991. №5.}.
       4. По вопросу об определении долей супругов в общем имуществе при его разделе и порядке такого раздела ГК отсылает к законодательству о браке и семье. Однако в связи с отменой КоБС и введением в действие СК правильнее в настоящее время говорить о семейном законодательстве. СК так же, как и прежнее законодательство о браке и семье, устанавливает, что в случае раздела имущества, являющегося совместной собственностью супругов, их доли признаются равными (при условии, однако, что иное не предусмотрено договором между супругами — оговорка, отсутствовавшая в КоБС). Суд вправе отступить от этого правила, учитывая интересы несовершеннолетних детей или заслуживающие внимания интересы одного из супругов. СК специально оговаривает право суда отступить от начала равенства долей супругов в случаях, когда один из них не получал доходов по неуважительным причинам или расходовал общее имущество супругов в ущерб интересам семьи. Однако отступление судом от принципа равенства долей должно быть обосновано и обязательно мотивировано в судебном решении {ВВС РФ. 1999. №1. См. об этом также: Комментарий к Семейному кодексу Российской Федерации / Отв. ред. И.М. Кузнецова. — 2-е изд., перераб. и доп. — М.:Юристъ, 2000. — с.138—145.}.
       Кроме того, при рассмотрении дел о разделе имущества являющегося совместной собственностью супругов, необходимо иметь в виду, что суд может признать имущество, нажитое каждым из супругов в период их раздельного проживания при прекращении семейных отношений, собственностью каждого из них (п.4 ст.38 СК). До введения в действие СК аналогичное положение было закреплено судебной практикой (постановление Пленума ВС РФ от 24.09.1991 № 4 {ВВС РСФСР. 1991. №12.}).
       К требованиям супругов, брак которых расторгнут, применяется 3-летний срок исковой давности (п.7 ст.37). В соответствии с разъяснением, данным Пленумом ВС РФ, течение этого срока следует исчислять не со времени прекращения брака, а со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права (п.1 ст.200 ГК) (постановление Пленума ВС РФ от 05.11.1998 №15, п.19 {ВВС РФ. 1999. №1.}).
       При анализе комментируемой статьи ГК необходимо также иметь в виду норму СК, в соответствии с которой положения о совместной собственности супругов и собственности каждого из них, установленные СК, применяются к имуществу, нажитому супругами или одним из них до 1 марта 1996г. (п.6 ст.169 СК). Однако данная статья не решает всех проблем, которые возникают на практике в связи с применением нового законодательства. На это справедливо обращалось внимание в российской юридической литературе {См.: Шелютто М.Л. Действие во времени отдельных норм семейного законодательства // Проблемы современного гражданского права: Сб. статей / Отв. ред. В.Н.Литовкин, В.А.Рахмилович. — М.: Городец, 2000. — с.343—346.}.




Поддержите культуру
ЯндексЯндекс. ДеньгиХочу такую же кнопку

Google
 
Web azdesign.ru az-libr.ru

<<< Пред. Оглавление
Начало раздела
След. >>>

П е р с о н а л и и    б и б л и о т е к и
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Ъ Ы Ь Э Ю Я

Дата последнего изменения:
Wednesday, 23-Oct-2013 09:28:50 UTC