Колычев Николай Владимирович
[24.10.1959]

  Другие персоны с фамилией Колычев
Другие персоны с именем Николай
Кто родился в этот день 24.10
Кто родился в этот год 1959

       [24.10.1959, Мурманск]
       — поэт, переводчик, прозаик.
       Родился в семье инженера пароходства. После окончания 8-летней и музыкальной школ в Кандалакше учился в Ленинградском арктическом училище (1975-77), откуда был отчислен за недисциплинированность. Служил в армии. Затем работал электриком, шофером. В авг. 1990 основал в с.Лувеньга, что недалеко от Кандалакши, одно из первых в стране фермерских хозяйств. Крестьянствовал 6 лет, 2 года из них работал фермером в Норвегии.
       С 1998 — в Мурманске, где живет литературным трудом. Член СП России с 1991.
       Первые поэтические публикации Колычева состоялись в Кандалакшских газетах в 1982, тогда же его стихи впервые увидели свет в столице — в альм. «Истоки».
       В 1987 вышла в свет первая книга поэта «Учусь грустить и улыбаться», после чего последовала серия публикаций в «толстых» литературных журналах «Нева» и «Север», альманахе «Поэзия». Как отмечал в отклике на эти публикации И.Панкеев, герою стихов Колычева не дает покоя постигшая современников «эпидемия равнодушия». Причину этой беды «герой Колычева ...видит во все большем неумении людей любить друг друга: "...все беды на земле идут от вас, нелюбящие люди..."». Этот герой, по мнению критика, «опасается людей с нелюбящими сердцами, так как они никогда не скажут о своей нелюбви: "Ведь нелюбовь провозглашать нельзя, / она всегда прикрыта тайной маски..."» (Панкеев И.- С.4).
       Колычев творит в русле традиционной поэзии. «Как подлинно русский поэт, он не поставил слово в услужение смеховатой развлекательности или метафорической эквилибристике... Он выбрал некрасовско-рубцовское, главное русло русской поэзии...» — отмечает В.Тимофеев (С.3). Среди его предшественников критики называли Сергея Есенина, Николая Рубцова и Павла Васильева. Наиболее заметна связь с Есениным, с идущей от него поэтической традицией. Поэты родственны и по интонации (залихватски-хулиганской порой, но, по сути, всегда отчаянно-грустной, бедовой), и тематически.
       Как Есенин и Рубцов, Колычев — поэт подлинно национальный, очень русский. Тема Родины для него — главная, определяющая. Россия, родная земля так или иначе присутствует во всех стихах третьего его поэтического сборника «Звонаря зрачок» (1993). «Я люблю... Я верую в Россию! Жить нельзя без веры на земле...» — пишет поэт. Он остро, болезненно переживает сегодняшнее российское лихолетье. Стихи Колычева о современной России страшат и ранят: «Вымираем... И женщинам страшно рожать...» («Вымираем...»). Россия Колычева трагична, но при этом, несмотря ни на что, прекрасна. Противоречивость русской жизни, где «то жизнь гармошку растянет», то «смерть гармошку сожмет», Колычев ощущает точно и зримо: «Россия — гармония противоречий...» Но, что бы ни происходило со страной, остаются нерушимыми, незыблемыми святые для каждого русского человека ценности. Именно отсюда исходит уверенность поэта в неизменном восхождении «из дряни — к куполам золоченым», вера в то, что постигшее Родину несчастье временно.
       Критики упрекали Колычев за то, что подчас в его поэзии «на смену метафорическому осмыслению приходит откровенная публицистика» (Рябинина Т.— С.65). На это же указывает и Г.Иванов: «В стихах Николая слишком много страсти, которая зачастую идет от публицистического настроя поэта... Не надо крика. Крик вообще может убить поэзию...» (Иванов Г.— С.79). И все же, как отмечают большинство исследователей творчества Колычева, «поэт не капитулирует перед временем, выстоять в схватке с "веком-волкодавом" ему помогает вера в Россию...» (Рябинина Т.— С.65).
       В поэтических этюдах Колычев привычные картины деревенской жизни наполняются глубоким смыслом, получают эмоциональную окраску: «Мычит, как будто просит: "Пожалей!" / Обиженно мычит, вот-вот заплачет, / И хочется жалеть и быть добрей / Тому, кто слышал этот плач телячий. / И радости счастливым холодком / Тончайший нерв задет и сладко стонет, / Когда телок шершавым языком / Выпрашивает ласку у ладоней...» («Теленок»).
       Созвучно упомянутому стихотворению «Ветер, ветер...»: «Задержись, пора ночная, на земле! / Не всходи на небо, алая заря!.. / Сколько лет скотину холил да жалел, / А наутро буду резать да шкурять...» Как отмечает критик, «с сотворения мира это — резать скотину, когда подойдет срок — было, и ни один поэт не решился тронуть это. И вот — переломился мир на этом, душа поэта переломилась!» (Маслов В.— С.3). Это — крик, от которого становится страшно. Вместе с тем герой стихотворения понимает, что «резать да шкурять» — естественная для крестьянского бытия жестокость.
       Колычев последовательно традиционен, чужд экспериментам в области формы. У него «стих сколочен крепко, поставлен, как добрая изба, и отделан даже с некоторым щегольством» (Андреева О.— С.84). Если же говорить о содержании стихов, то здесь он не просто традиционен, но патриархален. Вековой, исконный уклад русской жизни лежит в основе его поэзии, это стержень, цементирующая идея мира, который создает в своих стихах поэт. Это особенность ярко проявляется в наиболее полном собрании стихов Колычева — изданной в Москве книге «И вновь свиваются снега...» (1997). И работа на земле — неотъемлемая часть мира, о котором нам рассказывает автор. «Дом» в его понимании — это патриархальный, крестьянский дом, с огородом, хозяйством. Для хозяина такого дома естественна спаянность с природой, как пишет Колычев: «Я ведь тоже природа — как ветер, как лес, как трава...»
       Столь же естественна для патриархального крестьянского мира и вера в Бога. В стихах Колычев вера проявляет себя порой ярко и торжественно, но всегда достойно: «Здравствуй, сладкая Пасха! — веселье разливов весенних. / Здравствуй, радостный свет — половодье растаявшей тьмы. / Мы воскреснем! Сегодня — не верить нельзя в воскресенье, / Потому что едины — и Бог, и природа, и мы...» («Пасха»). Стих, духовной тематики («Звонарь», «Прощеное воскресенье» и др.) в книге «И вновь свиваются снега...» составили отдельную главу.
       В книгу Колычев «...Поэты выпадают в небо...» (2000) вошли стихи о поэте и поэзии, в т.ч. поэтические посвящения Пушкину, Есенину, Рубцову, поэту-мурманчанину Владимиру Смирнову. Колычев глубоко и просветленно размышляет о доле поэта в России: «Но на Руси за Божий дар поэт всегда платил судьбою...» («Рубцов»), о сути поэтического ремесла. Как отмечают критики, Колычев осознает богоданность поэтического дара, для него очевидно, что возможность видеть то, что «шире восприятья», ниспослана свыше.
       В начале XXI в. поэт обратился к прозе, на протяжении нескольких лет работая над романом о блаженном Феодорите Кольском и святом Трифоне Печенгском — первосвятителях саамов, коренного населения Кольского края.
       Публиковался в журнале «Нева», «Роман-газета XXI век», «Молодая гвардия», но наиболее тесные творческие связи у Колычева сложились с петрозаводским журналом «Север». Колычев — стипендиат СП России и Фонда мира (1992), лауреат премии администрации Мурманской области за достижения в области профессионального мастерства (1994).

Литература и другие источники информации




Поддержите культуру
ЯндексЯндекс. ДеньгиХочу такую же кнопку

Google
 
Web azdesign.ru az-libr.ru


Дата последнего изменения:
Monday, 21-Oct-2013 16:55:00 UTC