Киреев Руслан Тимофеевич
[25.12.1941]

  Другие персоны с фамилией Киреев
Другие персоны с именем Руслан
Кто родился в этот день 25.12
Кто родился в этот год 1941

       [25.12.1941, г.Коканд Ферганской обл. Узбекской ССР]
       — прозаик, поэт.
       После получения среднего образования Киреев работал в Симферопольском автобусном парке слесарем, затем старшим диспетчером. Начал печататься в 1958 в газете «Крымская правда». Первой публикацией в центральной прессе стало небольшое сатирическое стихотворение «Кто кого лечит?», напечатанное в журнале «Крокодил» (1960). После этого сатирические стихи Киреева публиковались в журналах «Юность», «Смена», «Крокодил», «Молодая эстрада», «Молодая гвардия» и др.
       В 1962 в симферопольском издательстве вышел первый сборник сатирических стихов Киреева «Ошибки бога». Весело и остроумно автор изобличает многочисленные людские пороки — ложь, скупость, лицемерие в лице стяжателей, лодырей, карьеристов, пьяниц. С верой в возможность совершенствования человеческой природы, родственной идеям Просвещения, молодой автор задорно восклицал: «...в наш двадцатый век / Без всякой божьей помощи сумеет / Исправить человека человек».
       Как прозаик Киреев дебютировал в 1965 в «Новом мире» с рассказом «Мать и дочь». До начала 1970-х прозе Киреева продолжала сопутствовать поэтическая сатира — кроме отдельных стихотворных публикаций, вышли сб. «Любовь сатирика» (1965), «О чем молчат фанфары» (1967), «Подвиг Робинзона» (1971) и др. Промежуточным звеном в жанровой эволюции Киреева можно считать сборник фельетонов и юмористических рассказов: «Человек за спиной» (1970 «Зачем мы существуем?» (1973 «Мальчик из чернильницы» (1976 «Времени зигзаг: не очень фантастичеекая комедия для чтения и театра в двух частях» (1979), где Киреев уже сделал шаг от бравурной «всепроясненности» и назидательности к неоднозначной трактовке характеров и ситуаций.
       Переехав в Москву, Киреев окончил Литературный институт им.Горького, сотрудничал в журнале «Крокодил».
       В 1968 вышла первая прозаическая книга Киреева «Люди — человеки. Маленькие повести». Уже сами заглавия вошедших сюда повестей — «Полина», «Филя», «Людмила Владимировна», «Лерка» — обозначили главную ценностную координату художника — отдельную личность. Киреев скрупулезен в изображении деталей, терпеливо и вдумчиво вглядывается в бытовые мелочи, которые в конечном счете и определяют основное содержание жизни его героев. Этот сборник подвел Киреева вплотную к тому материалу, из которого в течение нескольких лет он будет «строить» в своих произведениях уникальную модель вселенной — вымышленный город Светополь с грубоосязаемыми реальными подробностями человеческого существования.
       Вторая книга Киреева — роман «Продолжение» (1973) — это продолжение путешествия художника по лабиринтам человеческой души. В данном случае отставного ретрограда — начальника Александра Потаповича Бугоркова. Автор как бы изнутри показывает своего героя с его заботами о дочери, с его пошаливающим сердцем, с его добротой к близким и бытовой порядочностью. «В этой позиции автора есть симпатичная черта, всмотритесь в ближнего, не рубите сплеча, поймите, прежде чем судить. Ведь на Бугорковых когда-то дело стояло, держалось» (Куницын В.— С.73).
       В 1977 вышла повесть «Искупление», принесшая Кирееву значительный успех. Здесь уже сложилась та особая композиционная форма, которая станет отличительной особенностью его последующих произведений. «Создается впечатление, что вначале роман пишется в обычной, традиционной манере, с сохранением постепенного временного развития, с несколькими сюжетными линиями, вплетенными в единую косу действия, но затем разрезан на мелкие куски; куски как колода карт перетасованы и потом хитро, ловко и не совсем чтобы очень произвольно скомпонованы. В итоге — время перепутано, сюжетные линии раздроблены и сталкиваются часто прихотливо и неожиданно...» (Куницын В. — С.73).
       В 1977 опубликована повесть «Посещение», где Киреев как «психологический этнограф» исследует состояние исповедующегося героя, в муках пытающегося осознать и снять с себя моральную вину за детский грех — за предательство отчима. Здесь последовательно реализуется нравственная программа, заявленная в эпиграфе цитатой из Блеза Паскаля: «Я равно порицаю и того, кто взял себе за правило только восхвалять человека, и того, кто всегда его порицает, и того, кто насмехается над ним».
       Круг персонажей Киреев, их занятия и место обитания — г.Светополь — остаются постоянными. Меняется лишь их расстановка, вводятся новые лица по мере необходимости, меняются повествовательные акценты.
       Пиком «светопольского цикла» назвала критика два романа Киреева, созданные в 1970-е: «Апология» (1979) и «Победитель» (1979). Написаны они как «цепь диалогов, обращений героя к самому себе, создающих причудливую мозаику потока сознания,— это не формальный трюк, а попытка проследить за внутренним течением мысли "делового человека", докопаться до его святая святых» (Бондаренко В.). «Замысловатую примитивность» героев Киреева высвечивает иронический скепсис, пронизывающий всю повествовательную ткань произведений. Названные романы, опубликованные вместе с романом «Подготовительная тетрадь» (1981), составили трилогию «Автомобили и дилижансы». Несколько неожиданное заглавие Киреев «заимствовал» из лекции героя романа «Победитель» — Станислава Рябова: «Нелепо и опасно пользоваться в наш автомобильный век правилами уличного движения эпохи дилижансов». Рядом с преуспевающими героями — директором Свечкиным, экономистом Рябовым, «скоростными автомобилями», где-то на обочине киреевской трассы остаются «дилижансы» — поэт Анатолий Гирькин, простодушный Тимоша, старенькая тетя Поля. И, может быть, именно благодаря нравственным правилам «эпохи дилижансов» Станислав Рябов отказывается от интрижки с «девочкой из Жаброва», считая, что так будет честнее. Сам же автор здесь уже далек от попыток «исправить человека», для него нет ни виноватых, ни судей, есть только обстоятельства, есть уникальная судьба каждого в отдельности героя.
       В вышедшей вскоре после «Апологии» и «Победителя» повести «Светлячок» (1987) расстановка героев меняется — с обочины на главную магистраль выводится герой-чудак, молодой библиотекарь Юрий Иванович, вносящий свет и гармонию в окружающую жизнь. Правда, расплачивается за свою «светоносность» герой весьма своеобразно: подобно герою А.Шамиссо Петеру Шлемилю, он иногда теряет свою тень. Прагматик, интеллектуальный игрок, Киреев подошел к романтизму. Начиная с этой повести, понятие «свет», уже закрепленное в его главном топониме (Светополь), становится одной из ведущих худож. категорий. Именно поиском света будет занят герой повести «Там жили поэты» (1983) талантливый художник Рыбчук. Из прозы Киреева уходит интонация иронического скепсиса.
       В опубликованной в 1987 повести «Песчаная акация» в форме притчи Киреев говорит об иронии, насмешке как об одной из сторон мирового зла. В повести варьируется апокалипсический сюжет — каждое совершенное зло, насмешка, даже невысказанная злая мысль приближают зыбучие смертоносные пески к цветущему городу. Каждое доброе дело заставляет их немного отступить. Каждый из горожан подвергается «испытанию песками», т.е. каждый оказывается ответственным за умножаемое зло, и в то же время каждый в силах бросить на противоположную чашу свою долю добра. Эта повесть демонстрирует преодоление автором повествовательной самоиронии, определяющей стиль большинства его предыдущих произведений.
       В 1989 повесть «Пир в одиночку» открыла новый цикл Киреева — «Из поздней прозы». Сквозным героем его является беллетрист К-ов, который столь же пристально, как и летописец «светопольского цикла» Карманов, отмечает все подробности бытия, но его глаз более мудр и снисходителен. Он готов признать свою личностную несостоятельность перед малоизвестным провинциальным поэтом Митей Семеновым, пишущим «спокойные, ровные, негромкие стихи». К-ов, в отличие от Карманова, способен оценить Митин дар создавать вокруг себя уют, мирно беседуя с малознакомыми ему крестьянами, подкармливая бездомных собак, как с живым, общаясь с родничком. И лишь иногда нет-нет да и мелькнет диссонирующая деталь или закрепленный в оксюморонных заглавиях неизбывный разлад киреевского мировидения: «Катафалк "Победа", год выпуска 49-й», «С грелкой по снегу в деревню Глухово», «Серебряная свадьба в декабре, но с арбузом» и др.
       Наряду с созданием художественных произведений Киреев продолжает свою публицистическую деятельность. Выразивший несогласие с Виктором Ерофеевым, предлагавшим справить «поминки по советской литературе» (Литературная газета. 1990. №27), Киреев пытается прояснить расстановку творческих сил в текущей литературе, прослеживая сквозные линии от русской классики (Панихида с кнутиком // Литературная газета. 1990. №32. 8 авг.). Писатель является автором ряда работ о Чехове, Пушкине, Л.Толстом, Достоевском, Бунине, Сервантесе, Стерне и др.

Литература и другие источники информации




Поддержите культуру
ЯндексЯндекс. ДеньгиХочу такую же кнопку

Google
 
Web azdesign.ru az-libr.ru


Дата последнего изменения:
Monday, 21-Oct-2013 16:51:34 UTC