Ким Анатолий Андреевич
[15.06.1939]

  Другие персоны с фамилией Ким
Другие персоны с именем Анатолий
Кто родился в этот день 15.06
Кто родился в этот год 1939

       [15.6.1939, пос. Сергиевка Тюлькубасского р-на Казахской ССР]
       — прозаик, сценарист.
       Родился в корейской семье в Южном Казахстане. «Мой дед Ким Ги-Ен происходил из рода крупного военного чина, начальника королевской стражи, который в XV веке после дворцового переворота вынужден был бежать и скрылся в глухой провинции на севере Кореи. Там и проросла наша тоненькая фамильная ветвь, которая впоследствии проникла в Россию, где я и увидел свет» (Мое прошлое // Остров Ионы. С.5). Детство и юность прошли на Дальнем Востоке. Учился в Московском худож. училище памяти 1905.
       В 1971 заочно окончил Литературный институт им. Горького в Москве, где занимался в творческом семинаре В.Лидина. Трудовая биография Кима пестра: он работал крановщиком башенных кранов, мастером на мебельной фабрике, киномехаником, художником-оформителем, инспектором-искусствоведом в Художественном фонде СССР, позднее преподавал в Литературном институте им. Горького (вел семинар прозы), работал в издательствах и редакциях. Свой уход от живописи и приобщение к литературному творчеству Ким объясняет так: «Я когда-то учился на художника и очень увлекался живописью, рисунком. И никогда бы не бросил этого дела, если бы не было такого мучительного переживания времени, которое и привело меня к литературе. Картина всегда являет застывшее мгновение, литература — живой поток времени, времени необратимого, плотного, упругого и вместе с тем проницаемого, открывающегося в своей неповторимости» (Литературное обозрение. 1990. №6).
       Свой путь в литературу Ким начал со стихов, опубликованных в газете «За автодорожное движение». Однако первая серьезная публикация Кима, обратившая на себя внимание критики,— рассказы «Акварель» и «Шиповник Меко» (Аврора. 1973. №1). Первые рассказы Кима привлекали не только экзотичностью материала, глубиной постижения драматически сложившихся судеб героев, но и проникновенным лиризмом, живописностью красок и тонкостью психологического рисунка. Эти качества, во многом определившие особенности художественной манеры Кима, присущи и другим его рассказам; вошедшим в сборник «Голубой остров» (1976), «Четыре исповеди» (1978), «Соловьиное эхо» (1980). Гиперболичность образов, ориентированных на устное народное творчество, яркая метафоричность, живой колорит изображаемого сочетались в рассказах Кима с исповедальностью тона, очарованием доброты его героев, умением объединить большое и малое, значительное и незаметное, будничное и празднично-нарядное.
       Своеобразие творчества Кима критика усматривает в единстве всех его произведений, каждое из которых является как бы завершением предшествующего произведения и началом последующего. Единство текстов служит отражением единства мира, который воссоздает на страницах своих произведений художник. «Все компоненты мира — живого и неживого, это все едино», и «мы, люди, представляем собой единое тело, целостный организм»,— говорит Ким. Задачу же свою он видит в том, чтобы «ощутить наш земной мир как мир космический, не замкнутый в самом себе» (Литературное обозрение. 1990. №6). Уже только это замечание наталкивает на мысль о философских корнях творчества Кима. Многие образы и мотивы произведений писателя обнаруживают культурно-философскую традицию (Т. де Шарден, Вернадский, Циолковский, Федоров и др.).
       Нашедшие отражение в рассказах и повестях Кима такие качества, как обращенность к натурфилософской проблематике, стремление познать законы единства и единения человека и окружающего его природного мира, подчиненность человеческой природы как земным, так и неземным законам существования, получили свое развитие в романах писателя «Белка» (1984), «Отец-лес» (1989), «Поселок кентавров» (1992), «Онлирия» (1995), «Остров Ионы» (2001) и др.
       Переход художника к новой для него жанровой форме был связан с усложнением повествовательной, идейной и стилевой структуры произведений: «...в романе по сравнению с рассказом острее чувствуешь протяженность, объемность времени, его поток». Роман дал возможность Киму перейти к осмыслению и постижению вечных философских проблем человеческого бытия.
       Кима привлекает в литературном творчестве «возможность путешествовать по разным человеческим жизням, душам, мирам <...>. Человеческие миры — это не только <...> наличная реальность, но и реальность более глубокая — реальность человеческого воображения, веры, находящая отражение в культуре, искусстве, мифологии». Именно поэтому Ким включает в ткань художественных произведений мифы, легенды, притчи, символы и образы универсального характера. Среди героев художника — не только люди, но звери и птицы, великаны и карлики, мифологические существа и фольклорные тотемы. Все они как бы не имеют четко очерченных границ, не существуют сами по себе и сами в себе. Персонажам Кима свойственно трансформироваться, сплетаться, перетекать из одного в другого, быть самими собой и одновременно другими или даже другими персонажами. Это свойство прозы, которое отчетливо проявилось в романах «Белка» и «Отец-лес», Ким назвал литературной полифонией. Полифонический эффект достигается в прозе Кима различными способами — пересечением внутренних монологов, неожиданной сменой ракурсов, переходами от одного повествователя к другому (или от одного сознания к другому сознанию), временным монтажом, перемещением во времени и пространстве, сплетением исторических и географических пространств, смешением судеб и характеров, так же как и смешением возможностей различных жанров: так, роман «Белка» имеет подзаголовок «сказка», а роман «Отец-лес» — «притча». В этих романах героями-повествователями становятся заглавные образы — Белка и Отец-лес, «демиурги-рассказчики», не принадлежащие к миру человеческих существ. Они, с одной стороны, дают возможность представить «время как целостность», выйти за пределы ограниченного временного периода или локализированного социума, разомкнуть историческое пространство с его «привычной ниточкой последовательности». А с другой — эти образы-мифологемы наделены духовной сущностью, способностью мыслить, переживать, «любить и ненавидеть по-человечески», умением понять и осознать «дьявольскую горячность человеческого существования».
       На стилевом уровне художественное своеобразие прозы Ким определяется прежде всего живописностью мира, что может быть объяснено как навыками художника-профессионала, так и генетическим родством художника с восточной традицией. Критика неоднократно отмечала «восточное» начало в способах художественной выразительности и мировоззрения Кима, однако сам писатель говорит: «Восточное у меня — это прежде всего отбор прекрасного от окружающего мира, эстетика, дозировка, чувство меры». К этому можно добавить и «генетическую память»: по словам Кима, он является потомком по мужской линии корейского средневекового поэта Ким Си Сыпа, знаменитого на Востоке почти так же, как Омар Хайям. Кореец по происхождению, Ким пишет на русском языке и считает себя русским писателем: «В русской классической литературе прошлого века та традиция — нравственная и эстетическая, <...> которая мне ближе всего». По словам критика В.Бондаренко, в прозе Кима звучит «голос русского писателя с иным национальным менталитетом». Именно в этом синтезе и проявились те важные философские и мировоззренческие, этические и эстетические качества прозы Кима, которые определили ее своеобразие и позволили говорить об особом «кимовском метафорическом реализме».
       По сценариям Кима на киностудии «Казах-фильм» режиссером Е.Шинарбаевым сняты художественные фильмы «Сестра моя Люся» (1985), «Выйти из леса на поляну» (1988), «Месть» (1989).
       Член российского ПЕН-клуба. Лауреат итальянской премии «Москва-Пенне» (2000).

Литература и другие источники информации




Поддержите культуру
ЯндексЯндекс. ДеньгиХочу такую же кнопку

Google
 
Web azdesign.ru az-libr.ru


Дата последнего изменения:
Monday, 21-Oct-2013 16:51:26 UTC