Дронников Виктор Петрович
[18.08.1940]

  Другие персоны с фамилией Дронников
Другие персоны с именем Виктор
Кто родился в этот день 18.08
Кто родился в этот год 1940

       [18.8.1940, д. Жилино Орловского р-на Орловской обл.]
       — поэт.
       Отец Дронников погиб на фронте, его образ часто появляется в стихотворных произведениях («Отец, отец, / Ты где-то там, на Одере...», «Не вернулся отец в сорок пятом...»). В 16 лет Дронников пошел работать.
       В 1958 окончил вечернюю школу рабочей молодежи. Будучи студентом Литературного института им. М.Горького, являлся делегатом V Всесоюзного совещания молодых писателей в Москве и делегатом республиканских съездов писателей. Выпустил 2 книги стих.: «Колыбель» (1966) и «Зеленый купол» (1969). Отзываясь о творчестве А.Шиляева и Дронникова, в статье «Тяга земли» В.Цыбин заключал: «Молодых поэтов роднит тяга ко всему ясному, земному, а во главевсей работы своей ставят они тему земли, тему России» (Складень. С.282).
       В 1970, представив в качестве дипломной работы рукопись книги «Мгновения», Дронников с отличием окончил Литературный институт.
       В 1972 в издательстве «Современник» вышел сборник стихотворений Дронникова «Земля-кормилица». В предисловии Е.Исаев, вспоминая о встречах с молодым поэтом на творческом семинаре в Орле и в Литературном институте, писал о его «истинном даровании — даровании несуетном и чутком». Отзываясь на книгу, В.Костров подчеркивал: «Невыдуманность ситуаций, ненарочность слога и слова помогают нам понять и принять мысль и душевное состояние человека, озабоченного судьбами мира и Родины, грустящего откровенно и естественно» (Складень. с.278).
       В первой «столичной» книге Дронникова заложены те мотивы и художественные особенности, которые с полнотой раскроются в зрелом творчестве. Прошедшая война и трудное послевоенное детство («Безотцовщина горькая, дерзкая...»), первая любовь («Река быладо дрожи синей...»), молодой трудовой азарт («Мы кололи дрова вот так...»), размышления о творчестве («Подобно птицелову, / Раскидывая сеть, / Ловлю ее по слову, /Земли родную речь») — все в ранней поэзии Дронникова соотнесено или пронизано пейзажем среднерусской полосы; для лирического героя главным является «...родство / Со всем,что отзывается в природе». Традиционные пейзажные образы, сохраняя пластичностьи сочность, обретают яркую метафоричность: «Останься, щеглиный, сухой и хрустальный, /Морозцем прихваченный звук» или «Скачут, скачут. / Кони, кони. / Трется месяц о столбы. /От какой еще погони? / От какой еще судьбы?» Память поэта, охватывая историю рода(судьбы отца, матери, деда...) и страны («Россия — горькая рябина, / Ты вечно в буряхи огнях...»), прикасаясь к культуре родногокрая (тургеневский дуб в Спасском-Лутовиново, творчество поэта-земляка Д.Блынского), уходит в безмерную глубину, ощущая «чужой вековой холодок» («Хищник», «Малинником шумно ломился...»). Конкретно-предметное поэт пытается слить с обобщенно-художественным: среди его героев-современников (безногий Пал Палыч, уборщица тетя Люба, трудяги парни, укладывающие шпалы; бывший заключенный...) появляется безликий, но узнаваемый «кто-то», у которого «Слышен был на всю планету / Валенок подшитых скрип» («После вьюги путь тревожный...»).
       В 1973 по рекомендациям Е.Исаева и В.Соколова Дронников принят в члены СП СССР.
       В 1970-80-е он выпустил книги: «Светотень» (1975), «За туманом — иней» (1979), «Яблоня» (1980), «Дозорный свет» (1985). Делая обзор молодой поэзии, Д.Ковалев выделял поэта-орловца: «Наиболее, пожалуй, поэтически выразителен, хоть и наиболее традиционен, Виктор Дронников. <...> Дронников — поэт настоящий, это чувствуешь почти в каждом его стихотворении» (Литературная газета. 1975. 3 дек.).
       В 1992 Дронников была присуждена литературная премия СП РСФСР за книгу стихов «Осенняя дубрава» (1990). В рецензии на это издание Л.Моисеев отмечал: «Особенностью поэта и, пожалуй, главным достоинством его творческой сути является то, что эти грандиозные темы (человек, творчество, война, мир, природа — Г.Т.), не витая в поднебесье, не только поражают воображение масштабностью символов, они проникнуты человечностью, теплом живой души, достоверностью конкретного образа и житейского переживания. Тут расхожее определение "сопричастность" недостаточно. Тут больше подойдет понятие "сродность". Живая, единокровная сродность поэта со всем. <...> Это свойство помогает ему избежать мелкотемья для того, чтобы быть простым и близким. Это свойство помогает ему избежать риторики и громкогласия, когда он говорит о вселенском» (Складень. С.240).
       Фрагмент первой строки программного стихотворения Дронникова «Прости мне в пречистом сиянье...» вынесен в заглавие новой книги («В пречистом сиянии», 1993). Узнаваемый образ берез, растущих на церковных крышах, превратился из выразительной художественной детали в символ — «древняя совесть земли». Лирический сюжет произведения движется от «крестной муки» и покаяния («На теплой заре покаянья / Не поздно молить о любви») к просветлению («сиянье соборных берез», «светлая рука», Господь). Аллитерация (повтор согласного «с») становится звуковым лейтмотивом, подчеркивающим световую насыщенность почти каждой строфы. Отзываясь о книге, В.Рогов подчеркивал, что поэт, «пожалуй, как никто в последние годы, выразил всю смятенность, израненность русской души» (Литературная Россия. 1994. 15 июля).
       В 1995 Дронников стал лауреатом Всероссийской литературной премии им. А.А.Фета, учрежденной СП РФ совместно с администрацией Орловской области. Во вступительной статье к книге «Путь невозвратный» (1996) В.Соколов отмечал: «Дронников — русский поэт в самом светлом и благородном понимании этих слов. Он никакой не "традиционалист" или "новатор", он просто мастер, отвечающий перед Фетом и Буниным, он просто неподдельный поэт, один из немногих тончайших лириков России». Выделяя разделы «Колыбель», «Путь невозвратный», «Ветка росы», «Плач морей», «Поэмы», автор пишет о «счастье и воле родительских мест»; его стихи — восторг перед «светом ночи, росой, ястребами». В зрелой поэзии Дронникова — целый «древесный роман», в котором раскрывается «характер» леса: осинника, липняка, березняка, сосняка, дубравы, вербняка («Песни петь в березняке, / С милою любиться. / В поднебесном сосняке / Господу молиться»). В природе подмечены точные детали, метафорически обновленные. «Золотая прохлада» сентября в поэзии Дронникова — это не только сиянье цветов и «ярчайшая зелень озимых», но и переливы красок: «Кленовых листьев сотовый багрянец, / Березовых — сухая желтизна. / Калины холодеющий румянец — / Все оттенит небес голубизна». Открытие «тайных глубин бытия» связано с тоской по утраченной гармонии («Красотою единой рожденные — / Я и ветер, огонь и трава. Друг на друга глядим отчужденные, / Потерявшие силу родства»). Характеризуя творчество Дронникова, писатель А.Я.Загородний заключал: «Трагическое у Дронникова просвечено воскресительным светом. Сами стихи у него прозрачны, чисты, просматриваются, как через воду камешки. Поэзией преодолевается смерть. <...> Поэзия его есть воскрешение и возвращение невозвратного» (Складень. С.289). Память культуры в поэзии Дронникова, связанная со спасскими аллеями, липами вековыми и далеким напевом, становится не только «все различимей и ближе», но и воспринимается как «голос с высоты», очищающий и одухотворяющий: «Липы шумят, и чисты / В Спасском и мысли и звуки» («В спасских аллеях свежо...»).
       К 60-летию поэта издана его книга «Складень» (2000) со вступительным словом главы администрации Орловской области Е.С.Строева.
       В первый раздел («Стихи разных лет») вошла поэма «Домик над обрывом». Вторая часть («Доброе слово») включает отзывы на книги Дронникова, письма друзей-литераторов, архивные материалы.
       Новые стихотворные произведения Дронников вошли в книгу «На птичьих кругах» (2001). Отказываясь от публицистической риторики (в аннотации отмечено, что исключены «бойцовские, жаркие стихотворения»), поэт не обходит острых проблем современности, сливая социальное и природное («Озимый клин»). Родная земля, где «колокольный звон — похоронный звон» («Дом Ипатьева»), охвачена огнем разрушения («Пожар»). Однако «на срезе тревожного века» осознание катастрофичности бытия приводит поэта к раскрытию глубоких связей между человеком и природой: «...Все ближе к душе человека / Пугливой природы душа». Создавая пространственно-визуальные эффекты, Дронников трансформирует пространственные границы художественного мира («Чисто, морозно, высоко / Небо стоит на холмах»; «Там, за заснеженным садом, / Иней и небо сошлись»); при сближении земного и небесного природа воспринимается очищающей, оберегающей и жизнеутверждающей силой, источником света и добра: «Радостно чувствовать, слышать, / Думать, дышать высотой. / Только бы выстоять, выжить / С этой родной красотой». Поэт стремится прикоснуться к метафизической сущности «Божьего мира»: «Этот воздух голубой / Как последняя граница / Между Богом и тобой» («Граница»). Лирический герой Дронникова отказывается от людского «гуртового бытия», не позволяющего «не отстать, не помолиться», и отыскивает сокровенное, прислушиваясь к природе: «Посидеть у тростника, / В тишине расслышать Бога... / Одинокая река, / Мне с тобой не одиноко» («Одиночество»). Привычные пейзажные образы, образующие «поющий собор», наполняются одухотворенной силой: «Я знаю, что счастье есть / За гранью земного сна... / А снег — это весть / О том, что грядет Весна!» («Белым на земле бело...»).

Литература и другие источники информации




Поддержите культуру
ЯндексЯндекс. ДеньгиХочу такую же кнопку

Google
 
Web azdesign.ru az-libr.ru


Дата последнего изменения:
Monday, 21-Oct-2013 16:10:54 UTC