Гребенщиков Георгий Дмитриевич
[05.05.1882-11.01.1964]

  Другие персоны с фамилией Гребенщиков
Другие персоны с именем Георгий
Кто родился в этот день 05.05
Кто родился в этот год 1882

       [23.4(5.5).1882 (по др. сведениям - 24.4(6.5). 1883), с. Николаевский рудник Змеиногорского у. Томской губ.— 11.1.1964, Лейкленд, штат Флорида, США]
       — прозаик, драматург, публицист.
       Сын горнорабочего из крестьян; мать — из сибирских казаков; кроме Гребенщикова, в семье было еще 3 сына и 2 дочери. Гребенщиков не смог окончить четырех классов сельской школы, т.к. отец взял его оттуда для помощи на лесозаготовках. С 1894 — в Семипалатинске: работал учеником штемпельного мастера, мальчиком в аптеке, санитаром в городской больнице. Попытка поступить в Омскую фельдшерскую школу не удалась, и Гребенщиков вернулся домой.
       В 1899 поступил письмоводителем к мировому судье П.Е.Цвилинскому, сыгравшему исключительную роль в его интеллектуальном развитии.
       В 1902 Гребенщиков женился и поступил управляющим нотариальной конторой в Семипалатинске; в 1906 поступил управляющим золотыми приисками в фирме «Н.Плещеев, В.Часовников и Ко», полгода наслаждаясь «шикарной жизнью». Внезапная кончина 3-летней дочери и 10-месячного сына явилась глубоким потрясением для Гребенщикова: он бросил службу и покинул Семипалатинск. «Впервые увидел поезд. Был за границей — в Италии, Франции, Вене. В Монте-Карло играл на рулетке. <...> Вернулся в Россию, на последние деньги проехал в Киев, Харьков, Екатерино-слав и на Кавказ». Осенью 1907 Гребенщиков вернулся в Сибирь.
       Первые выступления Гребенщикова в печати — рассказы и очерки под псевдонимом «Крестьянин Г-щ...» в «Семипалатинском листке» (1905-06); они составили изданный Гребенщиков под своим именем сборник «Отголоски сибирских окраин. Рассказы первые» (1906). Проникнутый народническим пафосом идеализации мужика, причем мужика непременно неимущего и эксплуатируемого, этот сборник после 1913 не был упоминаем Гребенщиковым в автобиографиях, и рассказы из него не переиздавались.
       На протяжении всего творчества Гребенщиков — от первого рассказа «Нахал» (1905) до автобиографической повести «Егоркина жизнь» (1954) — проходит образ талантливого автодидакта, решившего посвятить свою жизнь служению народу. В пьесе («драматической поэме») Гребенщикова «Сын народа» (1907; опубл. 1910) главный герой — крестьянин Федор — поступил в университет; начитавшись Дарвина, Толстого, Достоевского и Энгельса, он под влиянием «бессмысленности городской жизни» внезапно на 3-м курсе объявил изумленным товарищам о своем намерении возвратиться в деревню, все более деградирующую «без образования». В ответ на насмешки соучеников: «Ах, ты идешь спасать народ!» — Фёдор гордо изрекал: «Не спасать, а спасаться. А народ спасает себя сам!»
       С 27 копейками осенью 1907 Гребенщиков прибыл в Петербург, будучи уверен в мгновенном успехе пьесы, однако сочувствия к ней не встретил даже в расположенном к провинциальным талантам А.А.Измайлове, при помощи которого Гребенщиков все же напечатал в «Биржевых ведомостях» несколько «Провинциальных картинок» и корреспонденции, что позволило ему вернуться в Сибирь. Гребенщиков познакомился с В.С.Миролюбовым, М.А.Аверьяновым, Е.А.Ляцким, А.И.Иванчиным-Писаревым и С.Н.Сергеевым-Ценским, сочувственно отнесшимся к его дарованию и принявшим участие в его судьбе. После этой поездки Гребенщиков решил всецело посвятить себя литературному труду.
       В апр. 1908 в Усть-Каменогорске состоялась премьера «Сына народа», в течение 2 лет совершившего триумфальное шествие по сценам Сибири и Дальнего Востока (сведения о постановках см. в книге Гребенщикова: Биографическое известие об артисте Василии Андреевиче Островидове-Тассине... Владивосток, 1909). Желая претворить свои идеи в жизнь, Гребенщиков организовал в 1908 из интеллигентов артель для сельскохозяйственных работ, арендовал участок в 150 десятин, но этот опыт общинного труда закончился неудачей.
       С 1908 печатался в газете «Сибирская жизнь» (Томск); в конце 1908 Гребенщиков стал редактором-издателем газеты «Омское слово» (через 7 месяцев газета была закрыта генерал-губернатором за «вредное направление»: за неуплату штрафа Гребенщиков был подвергнут 2-недельному аресту).
       В марте 1909 Гребенщиков посетил Л.Н.Толстого в Ясной Поляне — последний отметил в дневнике: «Был интеллигент калмык, литератор, возвращающийся к земле» (Толстой Л.Н. ПСС. М., 1952. Т.57. С.40). Со своей стороны, Гребенщиков писал о том, что его «Лев Николаевич обласкал <...> и благословил на литературную работу для народа».
       Летом 1909 Гребенщиков путешествовал по Алтаю, а осенью уехал в Томск секретарем журнала «Молодая Сибирь»; в начале 1910 — член редколлегии журнала «Сибирская новь».
       В 1909 Гребенщиков сблизился с Г.Н.Потаниным, во многом повлиявшим на формирование этнографических интересов Гребенщикова (см. очерк Гребенщикова «Большой сибирский дедушка» // Простор. 1967. №7).
       В 1909-11 Гребенщиков принимал деятельное участие в работе Алтайского подотдела Западно-Сибирского отделения Императорского Русского географического общества и Общества изучения Сибири (Томск). По поручению последнего в 1911 Гребенщиков совершил путешествие по Алтаю, собирая этнографические коллекции.
       В 1912-13 Гребенщиков был членом редколлегии газеты «Жизнь Алтая» (Барнаул).
       Сибирская (и прежде всего алтайская) тема определила направление всего творчества Гребенщикова, будь то поэзия (в 1910 он перевел с польского при помощи А.К.Голимонна поэму Г.Зелинского «Киргиз»), проза («Река Уба и убанские люди: Литературно-этнографические очерки») или публицистика («Алтайская Русь»). Результатом трехлетних алтайских странствий Гребенщикова явилась его зрелость как писателя. Повести и рассказы этого периода, выдержанные в добротной реалистической манере, уже лишены навязчивого морализаторства: народнический пафос мужикофилии сменился основательным изображением крестьянского труда в его неразрывной связи с природой; описания природы отмечены богатством поэтических деталей.
       Творчество Гребенщикова пронизано тревогой за постоянно нарушаемую гармонию между человеком и природой — идет ли речь о хищнической вырубке леса или о губительном для чистоты патриархальных сибирских нравов переселенческом движении; одним из первых Гребенщиков обратил внимание на тяжелую жизнь коренных народов Сибири. Расцвет литературного дара Гребенщиков совпал с пробуждением в русском обществе интереса к окраинам России, прежде всего к Сибири. Таланты многих самобытных сибирских прозаиков были открыты именно Гребенщиков; их произведения публиковались в «Жизни Алтая», а также в составленных им «Алтайском сборнике» (Барнаул, 1912) и «Алтайском альманах» (СПб., 1914).
       С 1911 Гребенщиков регулярно печатается в столичной периодике («Современник», «Журнал для всех», «Ежемесячный журнал», «Летопись» и др.), неизменно обращая на себя внимание критики.
       С 1912 состоит в переписке с М.Горьким. Сам Гребенщиков становится желанным гостем петербургского и московского сибирских землячеств.
       Осенью 1912 в Петербурге Гребенщиков подготовил к отдельному изданию свои лучшие повести и рассказы «В просторах Сибири» (1913); позднее вышел 2-й том (1915); это издание продолжают сборник «Змей Горыныч» (1916) и «Степь да небо» (1917), которые сам Гребенщиков рассматривал как 3-й и 4-й тома собрания своих сочинений, а также тематически стоящий особняком сб. «Ханство Батыр-Бека. Повести из жизни киргизов» (1913).
       В 1913-15 Гребенщиков совершил ряд поездок по Сибири, выступая с лекцией «Алтайская Русь» и устраивая представление своих книг, имевших в Сибири небывалый успех; по словам Гребенщикова, «приходили слушать даже почти все гражданские генералы и архиереи».
       В окт. 1914 Гребенщиков был приговорен к 5 месяцам тюрьмы (иск был связан с его редакторской и публицистической деятельностью), но наказания не отбывал, т.к. с осени 1914 работал в Чуйской партии, постоянно находясь в разъездах.
       В начале 1916 Гребенщиков уехал на фронт старшим санинструктором 2-го Сибирского передового отряда 6-го армейского корпуса, одновременно являясь военным корреспондентом «Русских ведомостей». До закрытия газеты (март 1918) опубликовал множество очерков, зарисовок, рассказов, корреспонденции.
       Если до марта 1917 Гребенщиков стоял на резко выраженных пацифистских позициях, то после прихода к власти Временного правительства склонялся к необходимости довести войну до победного конца и остановить развал армии.
       Февральскую революцию принял восторженно, Октябрьскую же, по свидетельству В.Правдухина, «воспринял как личное оскорбление» (Сибирские огни. 1922. №5). В годы Гражданской войны, живя в Крыму, Гребенщиков сознательно уклонялся от участия в братоубийственном противоборстве: «В смысле политическом я по-прежнему вне всяких партий и смотрю на себя, как на живого свидетеля великих потрясений, и мечтаю все потом вложить в литературно-художественные работы. Потому не могу, не должен быть партийным узким человеком, но обязан объективно и честно наблюдать и отражать» (ОР РНБ. Ф. 431. №444). В Крыму Гребенщиков всецело посвятил себя литературному труду — сборник рассказов «Волчья жизнь» (Одесса, 1918) и «Любава» (Одесса, 1919). После смерти родителей (1920) в одной из последних партий беженцев в сент. 1920 Гребенщиков покинул Крым; до 1921 находился в Турции, затем в Египте, откуда уехал во Францию.
       К работе над главным произведением — эпопеей «Чураевы», где описывалась жизнь старообрядческой семьи на протяжении трех поколений, Гребенщиков приступил еще в 1913. 1-я часть («Братья») была окончена к началу 1916, в рукописи ее читал М.Горький, поздравивший Гребенщикова с «лучшим из всего, что Вами уже сделано».
       Весной 1917 в окопах Западного фронта у Гребенщиков уже сложился план всей эпопеи, работа над которой стала главным делом его жизни на протяжении четырех последующих десятилетий.
       В 1921 в «Современных записках» была опубликована 1-я часть; почти сразу же под общим названием «Чураевы» появились в отдельном издании все три части — «Братья», «Спуск в долину», «Веление земли» (Париж, 1922-25). По словам С.Г.Скитальца, «роман этот, яркой и сильной кистью живописующий быт почти допетровской Руси, по капризу истории нашей страны чудом учелевшей в глухих углах необъятной Сибири, — произвел на читающую публику ошеломляющее впечатление открытия новой, неведомой доселе страны, подобно тому, как если бы вдруг всплыла со дна океана затонувшая когда-то легендарная Атлантида или ожил сказочный древнерусский град Китеж» (РГАЛИ. Ф.484. Оп.3. №13). После триумфального успеха «Чураевых» в 1924 переехал в США, где прожил вторую половину жизни. Читательское признание эпопеи (среди почитателей таланта Гребенщикова следует отметить Ф.И.Шаляпина и Н.К.Рериха) побудило Гребенщиков не только к ее переизданию, о и к работе над продолжением «Чураевых»: в 1925 в собственном издательстве Гребенщикова «Алатас» были переизданы ч.1-3, а позднее там же увидели свет ч.4 — «Трубный глас» (1927), ч.5 — «Сто племен со единым» (1933), ч.6 - «Океан Багряный» (1937) и ч.7 - «Лобзание змия» (1952). Эпопея не была завершена: ч.8-12 остались либо в незавершенных отрывках, либо в замыслах Г. (ч. 8 — «Пляска во пламени», ч.9 — «В рабстве у раба последнего», ч. 10 — «Суд Божий», ч. 11 — «Идите львами» и ч. 12 — «Построение Храма»).
       Успех 1-й части «Чураевых» привлек внимание к писательской деятельности Гребенщикова, и вслед за новым сборником его рассказов «В некотором царстве» (Париж, 1921) Я.Поволоцкий издал его СС: т.1 — «В просторах Сибири»; т.2 — «В горных далях»; т.3 — «Степь да небо»; т.4 — «Змей Горыныч»; т.5 — «Родник в пустыне»; т.6 — «Семилетие» (Париж, 1922-23). Одновременно 3 сборника рассказов Гребенщикова — «Путь человеческий» (1922), «Степные вороны» (1922) и «Леший ухмыляется» (1923) — были изданы в Берлине. В Америке Гребенщиков воплотил свою юношескую мечту об общинном сельскохозяйственном труде духовно близких лиц — в штате Коннектикут с группой единомышленников Г. основал поселок Чураевку, где и помещалось основанное Гребенщиковым издательство «Алатас», печатавшее, как правило, сочинения самого Гребенщикова, а также близких ему лиц (Н.К.Рериха и др.); в указании местоположения «Алатаса» после Чураевки шли «Нью-Йорк — Париж — Рига — Харбин».
       В 1920-30 в Харбине существовало литературное объединение «Чураевка», состоящее из сибиряков.
       В конце 1930-х Гребенщиков получил должность профессора русской литературы и истории в колледже Южной Флориды. Активно печатался в русскоязычной прессе Америки и Европы, участвовал в общественной жизни русской диаспоры.
       После юношеского религиозного индифферентизма Гребенщиков увлекся космизмом рериховского толка и стал его ревностным пропагандистом (Н.К.Рерих // Сибирские огни. 1927. №2; Зов Азии // Рерих Н.К. Гималаи. Нью-Йорк, 1926).
       К концу 1930-х Гребенщиков вернулся в лоно традиционного православия. Последние годы работал над автобиографической повестью «Егоркина жизнь», оконченной в 1954 (опубл.: Возрождение. 1953. №29; 1957. №61).
       Творчество Гребенщикова принадлежит к незаурядным явлениям русской реалистической прозы XX в., однако в России он по-прежнему малоизвестен, до сих пор отсутствует собрание его сочинений. Архив Гребенщикова хранится в Краевом музее истории литературы, искусства и культуры Алтая (Барнаул) и Музее русской культуры Русского исторического общества в Америке (Сан-Франциско).

Литература и другие источники информации




Поддержите культуру
ЯндексЯндекс. ДеньгиХочу такую же кнопку

Google
 
Web azdesign.ru az-libr.ru


Дата последнего изменения:
Monday, 21-Oct-2013 15:57:22 UTC