Головнин Александр Васильевич
[25.03.1821-03.11.1886]

  Другие персоны с фамилией Головнин
Другие персоны с именем Александр
Кто родился в этот день 25.03
Кто родился в этот год 1821

       — действительный тайный советник (с 1879).
       Из старинной дворянской фамилии Рязанской губ. Сын известного мореплавателя, генерал-интенданта флота, вице-адмирала Василия Михайловича Головнина (1776—1831) от брака с Евдокией Степановной Лутковской (1795—1884), дочерью помещика Тверской губ.
       Род. в Санкт-Петербурге. Получив отличное домашнее образование, в 1834 поступил в 1-ю Петербургскую гимназию, а в 1835 переведен в Царскосельский лицей, который окончил в 1839 с золотой медалью и чином 9-го класса.
       В 1840—43 служил в Собственной Е.И.В. канцелярии ведомства императрицы Марии по управлению учебными и благотворительными заведениями.
       В 1843—48 секретарь Особенной канцелярии МВД.
       В 1845 избран секретарем Русского географического общества.
       В ноябре 1848 — феврале 1851 чиновник особых поручений при начальнике Главного Морского штаба генерал-адъютанте светл. кн. А.С.Меншикове. По поручению А.С.Меншикова (бывшего одновременно и генерал-губернатором Финляндии) Головнин составил обширный «Очерк истории и современного положения городов Финляндии», в связи с чем специально изучил шведский язык, помимо английского, французского, немецкого и итальянского, которыми владел ранее.
       В 1850 назначен в распоряжение генерал-адмирала великого князя Константина Николаевича для работы в Комитете пересмотра морских уставов. Широко и разносторонне образованный, близкий друг Н.А.Милютина, К.Д.Кавелина, Ю.Ф.Самарина, Головнин зарекомендовал себя горячим и искренним поборником просветительных идей.
       С 1854 в звании камергера состоял при дворе великого князя Константина Николаевича; его ближайший помощник и советник по реформаторской деятельности, фактический руководитель «Морского сборника», одного из передовых журналов того времени. В качестве секретаря вел всю деловую переписку вел. князя, был посредником в его связях с государственными и общественными деятелями; в результате в период подготовки крестьянской реформы 1861, не занимая формально высоких постов, он оказывал влияние на подготовку и ход преобразований.
       С 1859 статс-секретарь Е.И.В. и член Главного правления училищ при Министерстве народного просвещения.
       С 1861 почетный член Петербургской АН.
       С декабря 1861 управляющий министерством, а с декабря 1862 по апрель 1866 министр народного просвещения. Крупный государственный деятель, Головнин высоко поднял значение Министерства народного просвещения, которое до него считалось одним из второстепенных. Деятельность Головнина представляет собой одну из самых светлых страниц в истории русского просвещения. При нем вдвое возросли бюджетные ассигнования на образование; разработан либеральный университетский устав 1863, восстановивший автономию университетов; в 1864 изданы новый гимназический устав, утвердивший принципы всесословной школы, и Положение о народных школах. Во многих городах открыты гимназии и прогимназии, частью вновь учрежденные, частью преобразованные из бывших уездных училищ. Положение 1864 о народных школах послужило основанием для широкого развития земской начальной школы. Императорская Публичная библиотека перешла из ведомства Императорского Двора в Министерство народного просвещения. По инициативе Головнин министерство было освобождено от цензурных функций (переданы в МВД); Головнин принял активное участие в выработке Временных правил о печати. Убежденный сторонник проведения реформ во всех сферах государственной и общественной жизни, Головнин считал, что это позволит избежать социальных потрясений и укрепить государственную стабильность.
       После отставки с поста министра заседал в Государственном совете, членом которого состоял с 1862. Удостоен ряда высших российских орденов, до ордена Св. Владимира 1-й степ, включительно.
       Скончался в Санкт-Петербурге на 66-м году жизни; похоронен там же на Митрофаниевском кладбище.
       Неординарная личность Головнина привлекала внимание многих современников. По свидетельству кн. П.В.Долгорукова, «это человек редкого ума, он очень начитан и продолжает с усердием читать; он очень искусный администратор, в высшей степени трудолюбивый и деятельный, отлично знающий цену времени и поэтому успевающий все делать, к тому же обладающий уменьем заниматься сразу несколькими делами. Он отличается высокой честностью. Тонкий и хитрый, он скрывает при дворе свою тонкость под маской благодушия и полнейшей простоты; глубокий знаток человеческого сердца, никто как он не знает, к каким сердечным струнам следует обращаться, какие пружины надо нажать; он поразительно умеет влиять на людей, руководить ими, направлять их».
       А.В.Никитенко после первой встречи с Головниным в 1862 записал в дневнике: «Сух, холоден, умен, изворотлив»; но тут же добавляет: «На первый раз достоинства министра выразились в быстроте, с какой он вел и, кажется, намерен вести заседания. Прежде три четверти времени уходило на болтовню и пустые словопрения. Теперь же читается бумага, приводится справка и если все мнения согласны, то и делу конец; если же не согласны, то собираются голоса».
       По свидетельству А.А.Половцова, «это был совершенно искренний, вполне честный человек, исполненный наилучших, благороднейших стремлений, но отнюдь не обладавший тою необыкновенною проницательностью, дальновидностью, изворотливостью, которые приписывались ему его врагами... Сношения с ним были весьма приятны; он интересовался всем истинно человеческим без особенного педантизма в ту или другую сторону; он любил человеческое общение без задних эгоистических целей, и из разговоров с ним выносилось доброе, человеческое чувство с прибавкою разносторонних сведений...».
       А.Ф.Кони писал, что у каждого, кто встречался с Головниным в последние годы его жизни, возникает воспоминание об «аккуратном, очень сутуловатом старичке небольшого роста, который умел соединять утонченную, чрезвычайно редкую и даже вовсе забытую в наше время вежливость с твердостью взглядов и математической точностью выражений. Старый лицеист начала сороковых годов предстанет перед ним со своими приветливыми приемами светского человека, сквозь которые всегда проглядывали и редкое по своей многосторонней солидности образование, и глубина взглядов, дававшая чувствовать биение теплого сердца, не умевшего стареть и успокаиваться в сознании своего личного довольства и почета».

Литература и другие источники информации




Поддержите культуру
ЯндексЯндекс. ДеньгиХочу такую же кнопку

Google
 
Web azdesign.ru az-libr.ru


Дата последнего изменения:
Monday, 21-Oct-2013 15:56:00 UTC