Воронцов Михаил Семёнович
[18.05.1782-06.11.1856]

  Другие персоны с фамилией Воронцов
Другие персоны с именем Михаил
Кто родился в этот день 18.05
Кто родился в этот год 1782

       — генерал-фельдмаршал (с 1856), генерал-адъютант (с 1815).
       Из древнего дворянского рода Воронцовых. Сын известного дипломата, генерала от инфантерии гр. Семёна Романовича Воронцова (1744—1832) от брака с Елизаветой Алексеевной Сенявиной (ум. 1784). Оставшись двухлетним после смерти матери, воспитывался в Лондоне под руководством отца. В возрасте 4-х лет записан бомбардир-капралом в лейб-гвардии Преображенский полк.
       В сентябре 1798 пожалован из прапорщиков в камергеры Высочайшего Двора. Военную службу начал в октябре 1801 поручиком в лейб-гвардии Преображенском полку.
       В конце 1803 находился волонтером на Кавказе и сражался с горцами и иранскими войсками; за храбрость награжден орденами Св. Анны 3-й степ., Св. Владимира 4-й степ., а в августе 1804— орденом Св. Георгия 4-й степ.
       В 1805, во время войны с Францией, участвовал в походе в Ганновер, в 1806—07 сражался с французами в Польше и Восточной Пруссии и за отличие под Пултуском (декабрь 1806) произведен в полковники.
       В 1807 назначен командиром 1-го батальона лейб-гвардии Преображенского полка.
       В 1809 отбыл в Дунайскую армию, где, командуя Нарвским мушкетерским полком, участвовал в боевых действиях с турками; за храбрость при штурме Базарджика (май 1810) произведен в генерал-майоры, а за взятие Виддина удостоен ордена Св. Георгия 3-й степ, (март 1811).
       В Отечественной войне 1812 начальник сводно-гренадерской дивизии (в составе 2-й Западной армии), которая отважно сражалась под Дашковом, при защите Смоленска, стойко обороняла Багратионовы флеши в Бородинском сражении, где Воронцов был ранен пулей в ногу. По выздоровлении, оставаясь начальником той же дивизии, назначен командовать авангардом 3-й армии.
       С февраля 1813 генерал-лейтенант. В заграничных походах русской армии 1813—14 отличился в ряде сражений: под Гросс-Беереном, Денневицем (август 1813), Лейпцигом (октябрь 1813), Касселем (ноябрь 1813), Краоном (февраль 1814), удостоен ордена Св. Георгия 2-й степ, (февраль 1814).
       В 1814 начальник 12-й пехотной дивизии; составил «Правила для обхождения с нижними чинами» и «Наставление офицерам 12-й дивизии», где внушал гуманное отношение к солдатам; завел полковые школы для обучения солдат грамоте; резко отрицательно относился к плац-парадной муштре, насаждавшейся в армии.
       В 1815—18 командовал русским оккупационным корпусом во Франции, а с 1819 — 3-м пехотным корпусом в России. Придерживавшийся либеральных взглядов, Воронцов был близок к ранним преддекабристским кружкам; в 1820 вместе с Н.И.Тургеневым пытался основать дворянское общество для постепенного освобождения крестьян.
       С 1823 генерал-губернатор Новороссии и полномочный наместник (с 1828 генерал-губернатор) Бессарабии. Покровительствовал сосланному на Юг А.С.Пушкину (1823—24), однако затем их отношения испортились из-за увлечения Пушкина женой Воронцова, а также из-за назначения Пушкина в служебную командировку, которую тот счел для себя оскорбительной из-за вызывающего тона, который поэт принял по отношению к Воронцову. По настоянию Воронцова Пушкин был исключен из службы и выслан в с.Михайловское.
       В марте 1825 произведен в генералы от инфантерии.
       С 1826 член Государственного совета, почетный член Петербургской АН. Во время русско-турецкой войны 1828—29 руководил осадой и взятием крепости Варна; награжден золотой шпагой, осыпанной бриллиантами, с надписью «За взятие Варны».
       В 1836 назначен шефом Нарвского пехотного полка.
       В 1844—54 одновременно наместник и главнокомандующий войсками на Кавказе. Принял энергичные меры к успокоению мятежных горских племен. В Кавказской войне следовал тактике генерала А.П.Ермолова. Проводил политику слияния областей Кавказа с Империей. В управляемых им областях осуществлял мероприятия, способствовавшие развитию просвещения, земледелия, промышленности, торговли и судоходства, уделял большое внимание застройке и благоустройству Одессы.
       В августе 1845 указом императора Николая I возведен, с нисходящим потомством, в княжеское Российской Империи достоинство, а в марте 1852 получил титул Светлости.
       В октябре 1854 по расстроенному здоровью вышел в отставку, оставаясь членом Государственного совета.
       В день коронации императора Александра II 26 августа 1856 пожалован в генерал-фельдмаршалы.
       Награжден всеми высшими российскими орденами: Св. Анны 1-й степ. (1810, алмазные знаки к ордену— 1812), Св. Владимира 2-й степ. (1811), Св. Александра Невского (1813, алмазные знаки к ордену— 1815), Св. Владимира 1-й степ. (1820), Св. Апостола Андрея Первозванного (1829, алмазные знаки к ордену— 1834).
       Скончался в Одессе на 75-м году жизни; похоронен там же в кафедральном Преображенском соборе. В Тифлисе и Одессе Воронцову были установлены памятники.
       Обладая умом государственного деятеля, получив редкое для своего времени образование, отличаясь бескорыстием, сердечной отзывчивостью, примерной религиозностью и горячей любовью к Родине, Воронцов заслужил почетное имя в российской истории. Вряд ли соответствовали действительности известные слова Пушкина:
       «Полумилорд, полукупец, Полумудрец, полуневежда. Полуподлец, но есть надежда, Что будет полным наконец».
       Эти и другие хлесткие пушкинские эпиграммы сильно изуродовали в глазах потомства подлинное лицо Воронцова. Лично храбрый и деятельный, Воронцов был очень заботливым начальником, щедро помогавшим своим подчиненным. Раненый при Бородино, он был отвезен в Москву для лечения. Найдя здесь большое количество подвод, высланных из имения для вывоза его имущества, он приказал оставить его в добычу неприятелю, а подводы обратил на вывоз в его имение раненых, где нашли заботливый уход до 50 генералов и офицеров и свыше 300 солдат. На средства Воронцова были выписаны доктора и медикаменты.
       Каждый рядовой по выздоровлении снабжался бельем, обувью, деньгами.
       В 1818 из своих личных средств он заплатил долги, сделанные во Франции офицерами возглавляемого им русского оккупационного корпуса (свыше 1,5 млн. руб.). За столом Воронцова ежедневно обедало от 100 до 200 офицеров.
       По отзывам современников, у Воронцова во всем сказывалось его английское воспитание: в нем была «вся английская складка, и так же он сквозь зубы говорил», так же был сдержан и безукоризнен во внешних приемах, держался гордо, холодно и властно, как знатный лорд. Наружность его поражала своим истинно барским изяществом. «Высокий, худой, замечательно благородные черты, словно отточенные резцом, взгляд необыкновенно спокойный; на тонких, длинных губах вечно играла ласковая улыбка. Он никогда почти не выходил из себя, со всеми был сдержан, корректен и приветлив». Несмотря на то, что Воронцов был царедворцем и карьеристом, ум, образованность, известный либерализм выделяли его из ряда сановников XIX в. Убежденный противник крепостного права, он не скрывал своего взгляда на необходимость его уничтожения в интересах всего государства. Стоял за законность в отношении к бесправным тогда евреям, так что его даже обвиняли в «покровительстве» евреям. Прислугу свою, вразрез с обычаем других русских помещиков, содержал в довольстве, она имела свои отдельные комнаты, каждый получал к обеду бутылку виноградного вина. Все жалованье, которое Воронцов получал в качестве наместника Кавказа, он распределял среди служащих своей канцелярии.
       Женат (с 1819) на гр. Елизавете Ксаверьевне Браницкой (1792—1880), дочери богатейшего польского магната, великого коронного гетмана гр. Ксаверия Петровича Браницкого, и племянницы светл. кн. Г.А.Потёмкина-Таврического Александры Васильевны Энгельгардт. Она принесла Воронцову огромное состояние. По свидетельству современника, «нельзя сказать, чтобы она была хороша собою, но такой приятной улыбки, кроме ее, ни у кого не было, а быстрый, нежный взгляд ее миленьких небольших глаз пронзал насквозь. К тому же ее польское кокетство пробивалось в ней сквозь большую скромность, к которой с малолетства приучила ее русская мать, что делало ее еще привлекательнее». В 1838 она пожалована в статс-дамы, а в 1850 награждена орденом Св. Екатерины 1-й степ. После смерти мужа осталась в Одессе до конца жизни; погребена рядом с Воронцовым. Кроме двух умерших в малолетстве детей, они имели дочь, гр. Софью Михайловну (1825—1879), замужем за флигель-адъютантом, а затем Санкт-Петербургским губернским предводителем дворянства гр. А.П.Шуваловым, и сына, светл. кн. Семёна Михайловича (1823—1882), генерал-адъютанта, генерала от инфантерии, умершего бездетным. В июне 1882 внуку Воронцова, гр. П.А.Шувалову, было дозволено именоваться светл. кн. Воронцовым, гр. Шуваловым.

Литература и другие источники информации




Поддержите культуру
ЯндексЯндекс. ДеньгиХочу такую же кнопку

Google
 
Web azdesign.ru az-libr.ru


Дата последнего изменения:
Monday, 21-Oct-2013 15:54:16 UTC