Воронцов-Дашков Иван Илларионович
[02.06.1790-26.06.1854]

  Другие персоны с фамилией Воронцов-Дашков
Другие персоны с именем Иван
Кто родился в этот день 02.06
Кто родился в этот год 1790

       — действительный тайный советник (с 1838).
       Из древнего дворянского рода Воронцовых. Сын камер-юнкера гр. Иллариона Ивановича Воронцова (1760—1790) от брака с Ириной Ивановной Измайловой (1768—1848). В августе 1807 указом императора Александра I ему, как внучатому племяннику статс-дамы кн. Е.Р.Дашковой, дозволено, за пресечением рода князей Дашковых, присоединить к своей фамилии фамилию Дашковых и именоваться впредь, потомственно, гр. Воронцовым-Дашковым. Получил домашнее образование. Служил по ведомству иностранных дел.
       В 1822—27 состоял посланником в Мюнхене (Бавария), в 1827—31 — посланником в Турине (Сардиния).
       В 1831 пожалован в обер-церемониймейстеры Высочайшего Двора; занимал должность управляющего экспедицией церемониальных дел при Особой канцелярии Министерства иностранных дел.
       С 1846 член Государственного совета; вице-канцлер российских императорских и царских орденов. За службу удостоен ряда высших российских орденов, до ордена Св. Владимира 1-й степ, включительно.
       Скончался в возрасте 64-х лет.
       По отзывам современников, он был в свое время самым видным лицом среди петербургской аристократии. За всегдашнее веселое выражение лица его называли «вечным именинником». Его дом в Санкт-Петербурге был одним из наиболее блестящих, самым модным и привлекательным. Балы, им задаваемые, уступали только придворным балам. Как писал гр. В.А.Соллогуб, «каждую зиму Воронцовы давали бал, который двор удостаивал своим посещением. Весь цвет петербургского света приглашался на этот бал, составлявший всегда, так сказать, происшествие светской жизни столицы. В день или, скорее, в вечер торжества дом-дворец Воронцовых-Дашковых представлял великолепное зрелище; на каждой ступени роскошной лестницы стояло по два ливрейных лакея: внизу в белых кафтанах — ливрея Дашковых, на второй половине лестницы в красных кафтанах — ливрея Воронцовых. К десяти часам все съезжались и размещались в ожидании высоких гостей в двух первых залах. Когда приходила весть, что государь и императрица выехали из дворца, мажордом Воронцовых — итальянец, кажется, звали его Риччи (его знал весь Петербург),— в черном бархатном фраке, коротких бархатных панталонах, чулках и башмаках, со шпагой на боку и треуголкой под локтем, проворно спускался с лестницы и становился в сопровождении двух дворецких у подъезда; граф Воронцов помещался на верхней ступени лестницы, графиня ожидала на верхней площадке. Императрица, опираясь на локоть графа Воронцова, поднималась на лестницу. Государь следовал за нею; императрица со свойственной ей благосклонностью обращалась к присутствующим и открывала бал, шествуя полонез с хозяином. Мажордом Риччи ни на секунду не покидал императрицы, всегда стоя на несколько шагов позади ее, а во время танцев держась в дверях танцевальной залы. Ужин императрицы сервировался на отдельном небольшом столе на посуде из чистого золота; императрица ужинала одна; государь, по обыкновению, прохаживался между столами и садился где ему было угодно».
       Женат (с 1834) на Александре Кирилловне Нарышкиной (1817—1856), дочери обер-гофмаршала, члена Государственного совета К.А.Нарышкина. «Повелительница мод» и первейшая «светская львица», она была среднего роста, брюнетка, с выразительными темными глазами овально-продолговатой формы немного монгольского типа, как и весь склад лица. Талия была безукоризненна и движения грациозны. Гр. В.А.Соллогуб писал о ней: «Много случалось встречать мне на моем веку женщин гораздо более красивых, может быть, даже более умных, хотя графиня Воронцова-Дашкова отличалась необыкновенным остроумием, но никогда не встречал я ни в одной из них такого соединения самого тонкого вкуса, изящества, грации с такой неподдельной веселостью, живостью, почти мальчишеской проказливостью. Живым ключом била в ней жизнь и оживляла, скрашивала все ее окружающее. Много женщин впоследствии пытались ей подражать, но ни одна из них не могла казаться тем, чем та была в действительности». Частым посетителем ее дома был А.С.Пушкин, гибель которого она глубоко переживала. М.Ю.Лермонтов посвятил ей стихотворение: «Как мальчик кудрявый резва, нарядна как бабочка летом...» Она послужила прототипом одного из персонажей романа И.С.Тургенева «Отцы и дети» (кн. Р.), ей было посвящено стихотворение Н.А.Некрасова «Княгиня». Через год после смерти мужа, графиня, ко всеобщему изумлению, вышла в Париже замуж за француза-доктора барона де Поили. Новый муж страшно ее тиранил, отбирал деньги и бриллианты. Умерла она в нищете в одной из парижских больниц.
       Имели двух детей: гр. Ирину Ивановну (1835—?), замужем за генерал-лейтенантом, генерал-адъютантом гр. И.Ф.Паскевичем-Эриванским, светл. кн. Варшавским (сыном генерал-фельдмаршала); гр. Иллариона Ивановича (1837—1916), генерала от кавалерии, генерал-адъютанта, министра Императорского Двора и Уделов, а затем наместника на Кавказе.

Литература и другие источники информации




Поддержите культуру
ЯндексЯндекс. ДеньгиХочу такую же кнопку

Google
 
Web azdesign.ru az-libr.ru


Дата последнего изменения:
Monday, 21-Oct-2013 15:54:12 UTC