Весёлый Артём
[29.09.1899-02.12.1939]

  Другие персоны с фамилией Весёлый
Другие персоны с именем Артём
Кто родился в этот день 29.09
Кто родился в этот год 1899

       [17(29).9.1899, Самара — 2.12.1939 (по др. данным - 8.4.1938), в заключении]
       — прозаик.
       Родился в семье волжского крючника, детство прошло в большой нужде; особую роль в воспитании Весёлого сыграла мать. Весёлый окончил начальное Самарское училище, работал на Трубном заводе.
       В 1917 вступил в партию большевиков; с 1917 по 1919 был агитатором Самарского комитета партии, бойцом Красной гвардии и коммунистической дружины, сотрудником газеты «Приволжская правда», «Знамя коммунизма» (г.Мелекесс) и др. Весёлый начинает приобщаться к литературной работе — одну из первых черновых тетрадей надписывает: «Литературные пеленки».
       С осени 1917 в «Приволжской правде» и в «Рабочей газете» публикует первые очерки под общим заголовком «Деревенские впечатления», где впервые появились размышления Весёлого о стихийности крестьянского сознания («слепая, но могучая сила»).
       В сент. 1918 появляются очерки о военных событиях — «Сильнее смерти», «На Чехословацком фронте», «Не видать Колчаку Самары, как своих ушей» и др., отличающиеся не только уверенным политическим пафосом, но и ярким лирическим началом. Публицистика становится в это время у Весёлого основным жанром; накопленный здесь документальный материал был позднее использован в эпопее «Россия, кровью умытая», в других художественных произведениях. Так, очерк «Братья Рулевы» лег в основу рассказа «Первая получка» (1922), а монолог крестьянина из очерка «Возвращение с фронта»: «Всю Расею не заберут... Расея, она оборотать себя не даст» — появится в романе «Россия, кровью умытая».
       Публикации этих лет выходили за подписью «Н.Кочкуров», иногда появлялся псевдоним «Невеселый», отталкиваясь от которого и возник псевдоним «Артём Веселый».
       В 1919 Весёлый отправляется рядовым бойцом на Южный фронт на борьбу с Деникиным. Но вскоре по поручению губернского издательства он приступает к организации местной газеты в уездном г.Ефремове Тульской губ.— «Красный пахарь». Затем Весёлый работает в тульской газете «Коммунар». В это время в печати появляются статьи Весёлый — «Красный и белый террор», «Смерть белым шпионам!» и другие, а также рассказы «Черные дни», «Под красным стягом».
       В марте 1920 Весёлый был назначен политработником в агитационно-инструкторский поезд «Красный казак»; после объезда наиболее крупных южных казачьих станиц через Новочеркасск и Курск поезд прибыл в Москву. Маршруты Весёлого — бойца Красной гвардии, политработника, публициста — позволили накопить большой исторический материал, личные впечатления о жизни России в 1917-20. Позднее Весёлый вспоминал: «...на перегоне от Тихорецкой к Екатеринодару выглянул из окна... На фоне разгорающейся зари, в тучах багровеющей пыли двигалось войско казачье — донцы и кубанцы — тысяч десять... Считанные секунды — и поезд пролетел, но образ грандиозной книги о гражданской войне во весь рост встал в моем сознании» (Избранные произведения. С.642).
       В начале 1920-х Весёлый — в Москве, был слушателем Литературно-художественного института им. В.Брюсова, поступил в Московский университет, но учебу прерывает и отправляется служить на Черноморский флот до осени 1922.
       После очерковых опытов и первых рассказов Весёлый (впервые под псевдонимом «Артём Веселый») пишет пьесы «Мы» и «Разрыв-трава» (1921) и вплотную приступает к созданию первых крупных повестей «Реки огненные» (1923), «Дикое сердце» (1924) и романа «Страна родная» (1924-25). В повести «Реки огненные» речь идет о судьбе двух молодых людей, стихийных участников революционного движения, стихийных — до необузданности, до неуемного озорства, которым «реки огненные» по колено. Жаргонная речь, развязное поведение, взятая от имени революции власть над всем, что встречается на пути,— эти черты поведения героев были воссозданы колоритно, писатель словно бы представлял полную свободу самоволию, безрассудству героев. Критика упрекала Весёлого в том, что он воспевает стихийную силу масс, не показывает организующую роль революционных событий. По-видимому, подчиняясь этим требованиям, в последующих изданиях повести Весёлый стремился укротить своих героев, в сценах появления героев на военном крейсере им, «оторвышам разинским», противопоставлена «молодая команда, выстроенная на палубе»; «жизненная сила военморов-комсо-мольцев смыкается с преобразующей волей молодого государства» (Скобелев В. Артём Веселый. С.62).
       О стихийном, «диком сердце» шла речь и во второй повести, которая по общему сюжетному рисунку была сходна с произведениями Б.Лавренева («Ветер», «Сорок первый»), А.Неверова («Андрон Непутевый») и др. Импульсивный («дикий»), отважный Илько спасает от разъяренной толпы девушку, в которую влюблен; но когда в другой раз он был готов сдаться белогвардейской разведке, лишь бы спасти свою любимую от группового насилия, то героиня из классового принципа убивает Илько, не испытывая при этом никаких переживаний (вот оно — по-настоящему «дикое» сердце). Ворвавшаяся на страницы повести вольница, «митинговая масса», поднятая от земли, от станка революцией, была свободна в своем волеизъявлении. Произведения Весёлого буквально гудели от ветра, от гула истории: «Шумели, плескались реки огненные... Шумела сила тягловая... Дымились сердца косматые... Цвела земля волнами гудливыми». Немалую роль при этом играли широко используемые писателем фольклорные элементы (Весёлый был известен и как собиратель фольклора; записанные им на Средней Волге в 1933-35 частушки были изданы в книге «Частушки колхозных деревень» (М., 1936). В объяснении особенностей красок и ритма прозы Весёлого историки литературы называли и явление «музыкальной прозы», и традиции Гоголя, и идею «карнавальности» (по М.Бахтину).
       В 1926 вышел из печати роман «Страна родная» (позднее текст романа вольется в эпопею «Россия, кровью умытая»). Действие романа разворачивается в некоем поволжском г.Клюквине в годы революции и Гражданской войны; уездная и крестьянская жизнь волею революции освобождается от векового запустения. В. показал это высвобождение сложным, противоречивым. Несмотря на то что в Клюквине купеческие магазины были «лихо перечеркнуты красными вывесками», а по «большакам и проселкам», «как на пожар, поскакали инструктора... чекисты... курьеры... и бравая уездная милиция», жизнь не подчинялась упорядочению: «Город подмял деревню, соломенная сила рухнула, и восстанцы, бросая по дорогам вилы, пики, ружья, на все стороны бежали, скакали и ползли, страшные и дикие, как с Мамаева побоища... Страна родная... Дым, огонь — конца-краю нет!..»
       Концепция русской вольницы, развернутая в первых произведениях Весёлого, нуждалась в более глубоком осмыслении. Писатель обращается к XVI в., к событиям, которые были связаны с присоединением к России Западной Сибири, к восстанию Ермака — появляется роман «Гуляй, Волга» (1932). Хотя в романе над всем происходящим царит образ многоводной, мощной Волги как воплощение мощи народной жизни («...как большая веселая жизнь, бежала Волга...», ее волны напоминали «пирующих победителей какой-то несметной орды»), несчастье затопляло берега русской жизни: «В страхе и трепете, подплыв кровью, лежала земля русская».
       И все же взор писателя не мог уйти от событий XX в. Одновременно с работой над романом «Гуляй, Волга» у Весёлого сложился замысел эпического полотна — «Россия, кровью умытая» (частично — 1927-29, полностью — 1932). Роман вышел в свет как начальная часть масштабного повествования и получил заголовок «Россия, кровью умытая. Роман. Фрагмент»; еще более красноречивым был заголовок при первой публикации: «Россия, кровью умытая. Роман на два крыла. Крыло первое» (Недра: Литературно-художественный сборник. Кн.10. М., 1927). Романное действие начинается с 1916, с последнего этапа Первой мировой войны. Поднялась стихийная вольница против старого мира, замучившего народ страданиями (роман «Гуляй, Волга» лишь подчеркивал неизбывность этих страданий). События разворачиваются быстро, в орбиту повествования энергично включаются Турецкий фронт, Северный Кавказ, Заволжье, растет количество действующих лиц. В центре — рядовой Максим Кужель и командир партизанской бригады Иван Чернояров; писатель стремился понять место и роль своих героев в неслыханном по масштабам водовороте событий. По мнению большинства историков литературы, в романе Весёлого «жизнь, сохраняя элементы карнавальной взбаламученности, испытывая тяжелейшие потрясения классовой борьбы, приобретает вместе с тем известную завершенность — начинают вырисовываться будничные очертания новой послереволюционной государственности» (Скобелев В. Артём Веселый. С.173). Но по прошествии времени следует отметить, что Весёлый все же не выпрямлял происходящее идеей исторического оптимизма. Завершая повествование, писатель возвращал события как бы к первоначальному отсчету; в финале появляются (хотя и несколько скорректированные) строки из романа «Страна родная» о разгромленных крестьянах-«восстанцах»: «Страна родная... Дым, огонь — конца-краю нет!» То есть нет конца кровопролитиям России, вступившей на путь гражданской войны.
       По-видимому, этот «открытый» финал в силу разных причин (в т.ч. и политического свойства) доставлял беспокойство автору.
       В 1933 Весёлый разрабатывает план существенной доработки романа; расширялось место действия (Крым, Урал, Закавказье, Сибирь), получала развитие тема партийности (Ленин, декреты, Коминтерн) и др. В издании 1935 появились некоторые изменения в тексте главы «Смертию смерть поправ» и др. (см. об этом: Ал.Б. У Артема Веселого // Книжные новости. 1936. 10 янв. №1). Современники свидетельствовали, что Весёлый читал отрывки из нового романа, где Максим Кужель становится председателем колхоза.
       Но намерения Весёлый не были осуществлены.
       В 1937 он был репрессирован, погиб в заключении.

Литература и другие источники информации




Поддержите культуру
ЯндексЯндекс. ДеньгиХочу такую же кнопку

Google
 
Web azdesign.ru az-libr.ru


Дата последнего изменения:
Monday, 21-Oct-2013 15:44:52 UTC