Каган Матвей Исаевич [__.__.1889-26.12.1937] {род.1889г.}

Каган Матвей Исаевич (1889-26.12.1937)
       - философ, эстетик, культурфилософ, известен как член так называемого "Невельского кружка", друг М.М.Бахтина.
       Интерес К. сосредоточен в сферах истории - философии культуры, религии, эстетики, роли Марбургской школы в мировой философии.
       Род. в Псковской губ. в с.Пятницком.
       В 1910 поступил на философский факультет Лейпцигского университета, где учился 6 семестров. Проучившись затем два семестра в Берлине, Каган с законченной диссертацией уехал в Марбург, где оставался студентом только один семестр.
       Каган не был сторонником марбургской школы с самого начала; его интерес к этой школе созрел во время его работы над проблемами, которые стояли в центре философии Когена, Наторпа и молодого Кассирера. Прежде всего это - вопросы познания в развитии идеализма. Поздняя философия Г.Когена определила особый характер рецепции всех его философских идей у Кагана и у других членов "марбургской школы в Невеле". В работах Кагана содержится конкретная интерпретация философии. Г.Когена как философа и религиозного мыслителя.
       В летнем семестре 1914г. в Марбурге Каган посещает множество семинаров. Он не только продолжает свои прежние исследования, но и расширяет число изучаемых предметов, занимаясь искусством и эстетикой, архитектурой и графикой, живописью Возрождения и математикой.
       На второй день после объявления войны К. арестовали как подданного страны, воюющей с Германией. Он оставался под арестом около двух месяцев и написал, находясь в тюрьме, свою "первую после диссертации работу": "Попытка систематического суждения религии во время войны". Смелость статьи в том, что автор осуждает войну на основании философии марбургской школы, в то время как Коген и Наторп защищали прусскую военную политику.
       В октябре 1914 Каган был исключен из Марбургского университета.
       В феврале 1915 возвращается в Берлин. К этому времени относится его первая попытка изложить полную версию своей философской истории. Его работа "Vom Gang der Geschichte" ("О ходе истории", 1915-1916) так и осталась ненапечатанной.
       Летом 1918 Каган возвратился в Россию, в Петербург, а затем в Невель. Пишет статью о философском творчестве Когена.
       С 1918 по 1920 Каган проводил большую часть своего времени в Невеле, который участники невельского кружка шутливо именовали "нашим Марбургом".
       Летом 1919 К. становится членом Невельского научного общества, председателем которого был М.М.Бахтин. Вместе с Бахтиным Каган ведет кружок по изучению "Критики чистого разума" Канта. Кроме того, он преподает и занимается общественной деятельностью, заканчивает большую статью "О личности в социологии" (1918).
       Эта работа - первая часть большого монографического труда, включающего в себя статьи "Как возможна история" (1919), "О ходе истории" (1920). Эти работы подводят итог размышлениям Каган о философии истории.
       В 1922-1924 Каган действительный член Государственной Академии художественных наук (философского отделения), где, в частности, был ответственным редактор "Словаря философских терминов" (проект не был реализован).
       Каган читает курс "Философские основы социологии" в университете им.Шанявского в Москве. В первой половине двадцатых годов К. занимает разные должности, читает курсы лекций по еврейской культуре, эстетике изобразительных искусств и эстетике словесного творчества.
       С октября 1920г. читал курс "Мифология Ветхого Завета" во дворце искусств в Москве; зимой читал этот же курс в Петербургском высшем институте еврейских знаний.
       В 1924-1925гг. Каган сокращает академические занятия. Главным научным проектом все же оставалась его философские истории. Но с этого времени он пишет в основном для себя, возвращается к своей филологической работе, к статье о Пушкине; только в августе 1936г., воодушевленный контактом с Бахтиным, Каган вновь вернулся к занятиям философией. Каган пишет об историчности человеческой жизни не в ее преходящем значении - не в том значении, что она постоянно отмирает, а в том, что существует победа жизни над смертью, которая заключается в том, что она оставляет смерть позади, сохраняя раз достигнутую жизнь навсегда, усложняя ее новой жизнью, новыми достижениями.
       По мнению Каган, взгляд на социальную историю меняется тогда, когда социология вырастает на фоне философской истории. Для этого необходимо установить новый "род исторического суждения", т.е. "найти смысл того, что считают историческим явлением, фактом истории".
       Каган исходит из того, что "история - проблема действительности особого рода". Принцип исторической действительности, по его мнению, "трансцендентный", т.е. за границами естественно-научного познания; он "образует момент причастности действительности к святости, в устремлении не только лишь к единству бытия, но и к одному единственному осмысленному бытию".
       Особенность работы Кагана "Как возможна история" состоит в данном в ней определении святости. Слово "труд", например, не обозначает здесь какое-то повседневное дело, какую-то временную деятельность. Труд есть причастность к святости. Праведность человека в труде проявляется в его личной и активной ответственности перед культурой и историей. Эта ответственность, в свою очередь, характеризуется "высочайшим героизмом и - одновременно - скромностью". Труд связан с провидением, со способностью каждого человека творить новое, непреднайденное осмысленное бытие. Провидение человека немыслимо без религиозных понятий, призывающих к особого рода активности, к исторической активности. "Без Бога труд, а вместе с ним и вся история и культура, как и наше "Я", были бы бессмысленны". Труд представляется как носитель исторической динамики и как проявление этической активности индивидуума. Если история "берет на себя задачу преодоления проклятия грехопадения", то средством индивидуального и обще-социального спасения является труд. "Труд спасает историю". История организуется и строится не в преднайденном, а в предвосхищаемом единстве, т.е. в единстве "процесса внутреннего осуществления" и "осмысления", смысл которого задается из иного бытия. "Мир не дан, а задан" - это утверждение проникнуто духом религии как трансцендентальной миру сущности. Но если принцип исторического бытия трансцендентен, то его имманентность - дело веры.
       Статья "О ходе истории" была задумана как завершение самостоятельной монографии об истории, но она, судя по содержанию и стилю, переходная работа. Здесь Каган впервые работает как культуролог. Каган обсуждает структуру и функцию библейской мифологии в истории как определенную возможность приобщиться к исторической действительности. Миф рассматривается как фундаментальная деятельность человеческого сознания в истории,- фундаментальная потому, что миф создает форму и восприятия, и предвосхищения.
Соч.:
       Versuch einer systematischen Beurteilung der Religion // Archiv fur systematische Philosophie. Bd.22. 1915;
       Как возможна история // Записки Орловского Гос. университета. Вып.1. Орел, 1921;
       Герман Коген // Научные Известия Академического Центра Наркомпроса РСФСР. Сб.2. М., 1922;
       О пушкинских поэмах // В мире Пушкина. Сб. статей. М.;
       Еврейство в кризисе культуры //Минувшее. Исторический альманах. Т.6. СПб., 1990;
       О ходе истории // Архэ. Культурологический ежегодник. Вып.1. Кемерово, 1993;
       Два устремления искусства // Философские науки. 1995. №1;
       Пауль Наторп и кризис культуры //Диалог. Карнавал. Хронотоп. Витебск, 1995. №1;
       Перевод работы Пауля Наторпа "Социальный идеализм" // Диалог. Карнавал. Хронотоп. Витебск, 1995. №1;
       Бахтин: Pro et contra, Т.1. СПб., 2001;
       Избранное. Философия долженствования. М.-СПб., 2002 (в печати).

А Б В Г Д Е Ё Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Ъ Ы Ь Э Ю Я
Оглавление | Все источники



Поддержите культуру
ЯндексЯндекс. ДеньгиХочу такую же кнопку

Google
 
Web azdesign.ru az-libr.ru


Дата последнего изменения:
Wednesday, 23-Oct-2013 09:02:34 UTC