Кистяковский Богдан Александрович [16.11.1868-16.04.1920]

Кистяковский Богдан Александрович (при крещении - Фёдор) [04(16).11.1868-16.04.1920]
       - юрист, философии права и социолог.
       Род. в Киеве, в семье правоведа А.Ф.Кистяковского.
       Поступил в 1888 на историко-филологический факультет Киевского университета св.Владимира. Организовал в нем украинофильский кружок. Исключен из университета в 1890.
       В начале 1890 перевелся в Харьковский университет, но был исключен и оттуда за участие в студенческих волнениях. В том же году поступил на юридический факультет Дерптского университета. Сблизился с социал-демократами. Исключен из этого университета, арестовывался.
       В январе 1895 выехал за границу. Учился в Берлинском университете на философском факультете под руководством Зиммеля; продолжил образование в Парижском университете. Летом 1897 посещал семинары Виндельбанда, Циглера и Кнаппа в Страссбургском университете.
       В 1898 защитил там же докторскую диссертацию по философии "Общество и индивидуальность" (опубликована на нем. яз.: Берлин, 1899), получившую высокую оценку в немецкой философской литературе, но не признанную достаточным основанием для получения звания магистра права в Петербурге. Публикует статьи, дистанцирующие его от классической доктрины социал-демократии.
       С весны 1901 - в Гейдельбергском университете, в семинаре Еллинека.
       Участвует в создаваемом П.Б.Струве журнале "Освобождение", сборнике "Проблемы идеализма".
       С осени 1906 читает в Московском коммерческом институте курс государственного и административного права, преподает на Высших женских курсах и ряде других курсов.
       В 1907-1910 - редактор журнала "Критическое обозрение".
       В 1909 получил при Московском университете звание магистра государственного права, стал приват-доцент его юридического факультета.
       1910-1911 Кистяковский провел в Мюнхене. По возвращении, поддерживая массовый протест профессуры против нарушений университетской автономии, отказался от преподавания в Москве и читал лекции по философии права в Ярославском Демидовском лицее и редактировал его "Юридические записки" (1912-1914).
       В 1913-1917 редактировал "Юридический Вестник".
       В 1917 защитил в Харьковском университете магистерскую диссертацию принесшую ему степень доктора права.
       С мая 1917 - профессор юридического факультета Киевского университета.
       С 1918 - профессор государственного права и декан юридического факультета Украинского государственного университета, член комиссии по законодательной подготовке учреждения украинской Академии наук, ее внештатный академик по кафедре права.
       С января 1919 - академик по кафедре социологии.
       В последние годы жизни Кистяковский работал над книгой "Право и науки о праве", которую рассматривал как главный свой труд. Книга погибла в результате пожара в типографии Ярославля в 1918.
       Умер Кистяковский в Екатеринодаре (Краснодар).
       Главные работы К. посвящены методологическим вопросам социологии. Как отмечает В.В.Сапов ("К". Т.1. С. 310), цель социологии, по Кистяковский,- выработка необходимых понятий: "общество", "личность", "государство", "право" и т.д. Как теоретическая наука, социология призвана объяснить саму идею и способы функционирования "власти" в государстве.
       Идея власти, по Кистяковскому, в полном объеме недоступна рациональному познанию и может быть осмыслена лишь методами художественно-интуитивного познания. Культура есть вообще механизм создания мифов, свидетельствующий о том, что не все в мире можно рационализировать, т.к. не все рационально. Поэтому функция культуры - созидание, а не познание, как у науки. Разрешение следующих проблем должно, по мнению Кистяковского, привести к созданию действительной науки об обществе (А.Поляков. "ФЭ". Т.2. С.513-514): 1) как путем выделения наиболее простых признаков социальных явлений и комбинирования их образуются социально-научные понятия; 2) применимо ли причинное объяснение к социальным явлениям; 3) каково значение норм в общественной жизни и как они воздействуют на определенные социальные группировки.
       Согласно Кистяковскому, сфера познания делится на область действительного (где господствует естествознание с его принципом причинной необходимости, т.е. закона) и на область должного (где решающее значение имеют социальные науки); в последнем случае главную роль играют не категории необходимости и причинности, а априорные нормы теоретического мышления, практической деятельности и художественного творчества. Эти общеобязательные нормы и составляют основание для оценки и систематизации социальных фактов.
       Выступая против исторического материализма, Кистяковский полагал, что классовая концепция несовместима с объективным учением об обществе. Обосновывая свою теорию законности и правового государства, Кистяковский исходил из примата закона над всеми частными, личными и групповыми интересами, указывал на неравномерность теории позитивного (исторического) права, считая справедливой лишь концепцию естественного права с его утверждением неотчуждаемых исконных прав человека, их независимости от государства. ("Ф.М.В.С." С. 138).

П.В.Алексеев

       * * *
       Видя коренную причину кризиса собственных и философских оснований социальных наук в излишней зависимости последних от философии, Кистяковский, однако, не противопоставлял обществоведение ни философии, ни естествознанию. Категории общего и необходимого, связанный с ними методологический аппарат имеют общенаучный характер. В то же время социальные науки изучают человека не столько как явление природы, сколько как деятеля, творца культуры, поэтому исследование действительности в аспекте долженствования образует отличительную черту обществознания, указывая на тесную связь социально-научных и философских подходов. Задача научной философии заключается в постижении должного во всех его формах и проявлениях.
       Программная цель Кистяковский - разработка системы научно-философского идеализма, который противопоставляется идеализму метафизическому и мистическому. Решения классовых проблем практической философии на принципах метафизики или веры бесплодны для научного познания. Напротив, научный идеализм принимает определения человека в качестве гносеологического, этического и эстетического субъекта, объединяемые в принципах самоценности личности и равноценности личностей, но не придает им трансцендентного толкования, т.к. стремится к "чисто научной разработке как данных оценки и автономии личности, так и всех связанных с ними явлений духовной жизни человека" ("Социальные науки и право". С. 194.). В неокантианской системе координат сциентификация категории должного означала для К. сближение баденской и марбургской линий. Ему импонировало неокантианское различение нормативности понятийных конструкций и представляемой в них нормативности самих социальных объектов; оппозиции же идиографических и номотетических наук ученый старался избежать в надежде на то, что нормативная упорядоченность и обобщенность науч. картины мира культуры генерируются логикой самодвижения научных понятий.
       Кистяковский не пожалел аргументов (впрочем, не всегда убедительных), чтобы уравновесить обособление необходимости и долженствования как трансцендентальных гносеологических форм с тезисом об их диалектическом взаимоопосредовании в познавательном процессе. В свете философско-методологических установок Кистяковский человек как нравственное и правовое существо, нравственное долженствование и юридическая регуляция выступают полноценными объектами социального познания, а их рефлексия - необходимым звеном социальной философии. Точка зрения справедливости имманентна человеку, поэтому этические суждения не просто параллельны естественно-научным суждениям о необходимости, но обладают такой же общеобязательностью для сознания. В свою очередь, только анализ правосферы придает конкретность пониманию человека как общественного субъекта.
       Кистяковский был далек от свойственного аналитической юриспруденции стягивания всего богатства правовых связей к законодательным актам и судебным решениям, отчетливо понимал ограниченность любых вариантов социологической или психологической реорганизации теории права и настоятельно подчеркивал, что философии вообще и философской культуры в частности является единственным "ферментом" синтеза гуманитарных знаний и предпосылкой верно методологической выстроенной науки о праве.
       Соотнося плюрализм филососко-правовых воззрений с единством права как многостороннего социального явления, Кистяковский раскрывал его в качестве комплекса юридических норм, правовой психики и правоотношений, причем последний момент представляется в его концепции определяющим. Право возникает независимо от государственных институтов, но в цивилизионном обществе очевидна тенденция к слиянию одного и другого.
       Кистяковский выступил как теоретик, предвосхитивший позднеперестроечные прогнозы социалистического правового государства. Социалистическое государство призвано политически-юридическими средствами устранить анархию капиталистического производства, на деле осуществить декларированные конституционным буржуазным строем принципы и утвердить комплекс социальных прав личности. Идею неограниченного народного самовластия Кистяковский отвергал, ибо право и государство структурированы в значительно более глубоких пластах общественной жизни и культуры, нежели классовые антагонизмы.

Г.Ч.Синченко

Соч.:
       Идея равенства с социологической точки зрения //Мир божий. 1900. №4;
       Категория необходимости и справедливости при исследовании социальных явлений // Жизнь. 1900. Т.5-6;
       Русская социологическая школа и категория возможности при решении социально-этических проблем // Проблемы идеализма. М., 1902;
       В защиту научно-философского идеализма // Вопросы философии и психологии. 1907. Кн.1 (86), январь-февраль;
       Как осуществить единое народное представительство // Русская мысль. 1907. №3,4,6;
       В защиту права. (Интеллигенция и правосознание) //Вехи. Сб. статей о русской интеллигенции. М., 1909;
       Реальность объективного права //Логос. Кн.2. 1910;
       Георг Еллинек как мыслитель и человек. М., 1911;
       Право как социальное явление //Вопросы права. 1911. Кн.8 (4);
       Проблема и задача социально-научного познания // Вопросы права. 1912. Кн.2 (112);
       Рациональное и иррациональное в праве // Философский сб. Л.М.Лопатина. М., 1912;
       Сущность государственной власти. Ярославль, 1913;
       Кризис в юриспруденции и дилетантизм в философии. По поводу статьи П.Е.Михайлова "О реальности права". М., 1914;
       Что такое национализм? // Национальные проблемы. 1915. №1;
       Социальные науки и право. Очерки по методологии социальных наук и общей теории права. М., 1916;
       Методология и ее значение для социальных наук и юриспруденции //Юридический В. Кн.18. 1917;
       Государство и личность // Власть и право. Из истории русской правовой мысли Л., 1990;
       Государство правовое и социалистическое // "Вопросы философии" 1990. №6;
       Право как социальное явление // Социологические исследования. 1990. №3.

А Б В Г Д Е Ё Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Ъ Ы Ь Э Ю Я
Оглавление | Все источники



Поддержите культуру
ЯндексЯндекс. ДеньгиХочу такую же кнопку

Google
 
Web azdesign.ru az-libr.ru


Дата последнего изменения:
Wednesday, 23-Oct-2013 08:55:26 UTC