Копнин Павел Васильевич [27.01.1922-27.06.1971]

Копнин Павел Васильевич (27.01.1922-27.06.1971)
       - специалист по гносеологии, диалектической логике, методологии научного познания, истории логики; доктор философских наук, профессор
       Род. в с.Гжель Раменского р-на Московской обл. в семье крестьянина.
       По окончании средней школы (1939) поступил на философский факультет МИФЛИ.
       Во время войны - служба в армии.
       Позже возобновил занятия на философском факультете МГУ, окончил факультет, аспирантуру МГПИ (1947).
       Кандидатская диссертация - "Борьба материализма и идеализма в развитии учения о сущности суждения".
       Был переведен с должности лаборанта на должность старшего научного сотрудника кафедры философии АОН;
       затем руководил кафедрой философии в Томском государственном университете (до 1953).
       Докторант ИФ АН СССР (1953-1955). Докторская диссертация - "Формы мышления и их роль в познании" (1955).
       После защиты диссертации Копнин некоторое время работал заведующий кафедрой философии АН СССР, затем заведовал сектором диалектического материализма ИФ АН СССР.
       В 1958 переехал в Киев, где руководил кафедрой философии в Политехническом институте, затем - кафедрой диалектического и исторического материализма в университете.
       В 1962-1968 - директор ИФ АН УССР.
       Академик АН УССР (с 1967).
       С 1968 - директор ИФ АН СССР, позже - также профессор философского факультета МГУ.
       С 1970 - Член-корреспондент АН СССР.
       Под его руководством и при непосредственном участии создан ряд трудов по философии ("Проблемы мышления в современной науке". М., 1964; "Логика научного исследования" и др.).
       С 1963 - член Исполнительного комитета Международной федерации философских обществ.
       Следует сказать о Копнине как о личности, его научном мужестве, его взаимоотношениях с людьми и влиянии на их творчество.
       Копнин был прекрасным педагогом: лекции его были живыми, интересными, его аудитории всегда были полны слушателей и не было отбоя от философских вопросов, касающихся его специфических трактовок тех или иных проблем. По окончании лекции он всегда был в окружении студентов, а также аспирантов, приходивших "на Копнина".
       Мне вспоминаются и мои встречи с Копнином. С 1970 я стал читать теорию познания на вечернем отделении философского факультета. В те же семестры на дневном отделении философского факультета МГУ читал лекции по тому же разделу философии Павел Васильевич (он работал по совместительству). Мне пришлось дублировать его темы. Лекции Копнина были столь убедительны, что я, с трудом отбрасывая навязанные тогда философам шаблоны, стал ориентироваться на новое освещение проблем и на его недавно (1966) вышедшую книгу по гносеологии. Было немало сложного в подходе и раскрытии проблем. Но ни один мой вопрос к Копнину (после лекций) не оставался без внимания и помощи. Все мои последующие курсы лекций, в том числе учебник по философии (совместно с Паниным А.В.) во многом определены лекциями и беседами П.В.Копнина, они как бы дали толчок дальнейшему осмыслению философских проблем под новым углом зрения. Так, вплоть до нашего времени мысли философа-учителя оказались живыми и актуальными.
       Копнин был мужественным, смелым философом. Он открыл новое направление в философии, дав ему название "логика научного познания" (он отступил от шаблона и связал "логику" не только с общеметодологическими и общенаучными принципами, но и с принципами аксиологии).
       Копнин ввел в оборот с позитивным смыслом положение "нет объекта без субъекта", преодолевая при этом широкое сопротивление тех, кто считал это положение субъективно-идеалистической "принципиальной координацией". М.В.Попович отмечает, что Копнин писал то, что думал, осторожно сообразуясь при этом со словарем и требованиями эпохи.
       Копнин говорил примерно так: "Подлинного понимания мировых процессов нет ни у них (т.е. на Западе), ни у нас. Когда-то родится нечто третье, и мы можем только всячески способствовать этому". Внимательный читатель, продолжает далее М.В.Попович, и сегодня увидит в его работах попытки выйти за пределы идеологически закрытой философии и нащупать возможности не повторять ни марксистских, ни антимарксистских пройденных путей. При всей унизительной неминуемости этикетных формул, демонстрировавших принадлежность к марксистско-ленинской философии, эта идейная независимость все же читалась в статьях и книге П.В.Копнина и делала их идейно привлекательными. Это определяло и политическую позицию П.В.Копнина как руководителя философских учреждений.
       Копнин-политик понятен лишь после того, как понят Копнин-философ" (М.В.Попович "П.В.Копнин: страницы философской биографии" // "Вопросы философии" 1997. №3. С.146). "О том, что сам Копнин не боится,- пишет В.Г.Табачковский,- ходили легенды... Это был философ, постоянно "гуляющий", я бы сказал, на грани "цикуты". Может быть именно отсюда - отчетливое сократическое начало в его общении и с близкими - коллегами, и с "дальними" - читателями" (Там же. С. 85). Приведу еще одно свидетельство - главного редактора журнала "ВФ" - В.А.Лекторского, касающееся личности Копнина. Он отмечает, в частности, что все основные его работы написаны в Киеве. На киевский период пришелся высший взлет его таланта и творческие работы как философа и как организатора. Философская молодежь того времени встретила его с энтузиазмом и большими надеждами, а философская публика, облеченная властью,- в штыки.
       Всего три года проработал он директором Московского института философии, и почти каждый месяц вынужден был участвовать в различного рода мероприятиях, где поносились либо его собственные труды и идеи, либо работы, выполненные в институте под его руководством. Так, обсуждение книги "Философские идеи В.И.Ленина и логика" (1969) длилось три дня. В чем только не обвиняли Павла Васильевича! И в ревизионизме, и в антропологизме, и в гносеологизме. Потом были "разборки" на совещаниях в ЦК КПСС, были доносы сотрудников Института в КГБ и многое другое. Философия для самоотверженных людей, была формой духовного сопротивления тоталитаризму. "И они платили за это сопротивление дорогой ценой. Уверен,- пишет далее В.А.Лекторский,- что Павел Васильевич прожил бы дольше, если бы его систематически не травили. Ему в Киеве было нелегко, но в Москве - во сто крат тяжелее. Всем, кто оставил след в нашей философии, было нелегко - их травили, доводили до самоубийства, ссылали в лагеря, запрещали публиковаться" (Из материалов философских чтений "П.В.Копнин: философ и человек" // "Вопросы философии" 1997. №10. С.81 (П.В.Копнин умер в возрасте 49 лет, от рака печени, в Москве.)
       Но продолжим, однако, рассмотрение некоторых теоретических проблем, которыми занимался П.В.Копнин.
       Копнин была предпринята, в частности, попытка систематизировать всеобщие категории, обосновать принципы систематизации, раскрыть критерии включения новых понятий в систему философского знания. По существу, он реабилитировал умозрение как способ философских обобщений.
       Копнин анализировал проблему отношения человека и техники в связи с развитием кибернетики, проблему так называемого машинного мышления. Оригинальной была разработка им проблемы эмпирического и теоретического уровней мышления в их отношении к чувственному и рациональному аспектам познания; проблемы "рассудок и разум".
       Копнин изучал роль в системе научных исследований такого специфического образования, как идея, занимался вопросом возможности исследования форм практической реализации знания. Им проанализированы специфика диалектики как логики и ее взаимосвязь с формальной логикой в научном познавательном процессе. Предпринял попытку применения диалектики и логики научными исследованиями к методологии диагноза в медицине (монография, в соавт. с И.Н.Осиповым). Он многое сделал для укрепления союза философии и естествознания в нашей стране.
       Незадолго до кончины Копнина я спросил его, на чем фокусируются его научные интересы и какой бы проблемой он хотел бы в дальнейшем больше заняться. Я помню его отчетливый, короткий ответ: "На специфике философского знания". Как я понял из его дальнейших слов, философия для него не сводилась ни к особой науке, ни, тем более, к всеобщим законам развития. Она имела плоскости, общие со всеми сферами человеческой культуры и взаимодействующими с ними; в ее основе - человек.

П.В Алексеев

       * * *
       Копнин одним из первых заявил о необходимости формирования самостоятельной дисциплины в структуре отечественных философских исследованиях, которую обозначил понятием "мета-философия". Он считал, что философия как целостное социокультурное образование, представленное теорией определенного типа, может и должна сама стать предметом особого теоретического анализа. По его убеждению, развитие метафилософских исследований будет способствовать не только росту философского знания, но и решению ряда спорных проблем.
       Копнин критически оценивал широко распространенную в советской литературе 50-60-х гг. трактовку предмета философии. Он считал, что простое указание на наиболее общие законы природы, общества и мышления, изучаемые философией, еще не выделяет ее среди других областей знания.
       Специфика философии, по Копнину, в том, что она имеет в центре своей проблематики человека и его отношение к миру в целом. "Философия начинается с того момента, когда ставится вопрос об отношении бытия и мышления" ("Введение в марксистскую гносеологию". Киев, 1966. С.27). Философия не просто описывает общие законы и характеристики бытия и мышления, но анализирует эти законы и характеристики сквозь призму их взаимоотношений. При рассмотрении вопроса о критериях отграничения философских категорий от частно-научных понятий Копнин исходил из идеи наличия внутренние связи между категориальным аппаратом, проблемной сферой и предметом философии, обосновывая необходимость комплексной оценки специфики структурных элементов философского знания.
       В статье "Развитие познания как изменение категорий" ("ВФ". 1965. №11) он обосновывал положение о том, что "философскими категориями являются те понятия, которые вырабатываются для решения проблем, составляющих предмет философии на данном уровне развития научного знания" (С.45). Данный подход позволял содержательно анализировать вопрос о природе проблем в философии.
       Проблемы, по Копнину,- сложноструктурированные динамические системы, представляющие форму познания и раскрытия предмета данной теории. Они фокусируют то непознанное в нем, на что должен быть направлен исследовательский поиск.
       Копнин одним из первых в советской философской литературе поставил задачу раскрытия природы и особенностей языка философии. Он подчеркивал, что всякая теория, в том числе философия, есть определенный язык, т.е. совокупность средств, используемых для построения и выражения мысли.

А.Ю.Киреев

Соч.:
       О существе и структуре суждения // Уч. зап. Томского университета. 1949. №12;
       О логических воззрениях Н.А.Васильева // Труды Томского университета. Сер. историко-филологическая. 1950. Т.112;
       Основные вопросы теории диагноза. [В соавт.]. М., 1951 (2-е изд. Томск, 1962);
       Эксперимент и его роль в познании // "Вопросы философии" 1955. №4;
       О некоторых вопросах теории умозаключения //Вопросы логики. М., 1955;
       Формы мышления и их взаимосвязь // "Вопросы философии" 1956. №3;
       Природа суждения и формы выражения его в языке // Мышление и язык. М., 1957;
       Диалектика форм мышления в философии Гегеля // "Вопросы философии" 1957. №4;
       Диалектика и противоречия в мышлении // "Вопросы философии" 1958. №7;
       Гипотеза и ее роль в познании. М., 1958;
       Диалектика и противоречия в мышлении // "Вопросы философии" 1958. №7;
       О характере знания, содержащегося в гипотезе // "Философские науки" 1958, №2;
       Идея и ее роль в познании // "Вопросы философии" 1959. №9;
       Категории как выражение элементов диалектики // Вопросы диалектического материализма. Элементы диалектики. М., 1960;
       К вопросу о диалектическом материализме как научной системе // "Философские науки" 1960, №1;
       Понятие мышления и кибернетика // "Вопросы философии" 1961. №2;
       Диалектика как логика. Киев, 1961;
       Гипотеза и познание действительности. Киев, 1962;
       Изменение предмета и содержания логики в процессе ее исторического развития //Проблемы методологии и логики наук. Уч. зап. Томского университета. Томск, 1962. №41;
       Диалектическая логика и научное исследование // "Вопросы философии" 1962. №10;
       Рассудок и разум и их функции в познании // "Вопросы философии" 1963. №4;
       Идея как форма мышления. Киев, 1963;
       Человек и техника // Человек и эпоха. М., 1964;
       Логика научного исследования и ее основные понятия // "Вопросы философии" 1964. №3;
       Теория познания и кибернетика. Киев, 1964 (на укр. яз.);
       Введение в марксистскую гносеологию. Киев, 1966;
       К вопросу о методе историко-философского исследования // "Вопросы философии" 1967. №5;
       Об объективных основах философского метода и его отношении к методам специальных наук // "Философские науки" 1967. №6;
       Логические основы науки. Киев, 1968;
       Философские идеи В.И Ленина и логика. М., 1969;
       О природе и особенностях философского знания // "Вопросы философии" 1969. №4;
       Диалектика как логика и теория познания. Опыт логико-гносеологического исследования. М., 1973;
       Диалектика, логика, наука. М., 1973;
       Гносеологические и логические основы науки. М., 1974. (Библиографию научных работ П.В.Копнина, в том числе на иностр. языках, см. в кн.: Диалектика как логика и теория познания. М., 1973. С.308-316).

А Б В Г Д Е Ё Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Ъ Ы Ь Э Ю Я
Оглавление | Все источники



Поддержите культуру
ЯндексЯндекс. ДеньгиХочу такую же кнопку

Google
 
Web azdesign.ru az-libr.ru


Дата последнего изменения:
Wednesday, 23-Oct-2013 08:55:00 UTC