Ивановский Владимир Николаевич [25.07.1867-04.01.1939]

Ивановский Владимир Николаевич [13(25)07.1867-04.01.1939]
       - специалист по философии науки, истории философии и психологии; профессор психологии и философии.
       Род. в г.Вышний Волочек в семье учителя.
       Родители Ивановского умерли рано и он, еще будучи гимназистом, должен был зарабатывать на жизнь уроками.
       Окончил историко-филологический факультет Московского университета (по историческому отделению, 1890).
       Служил секретарем журнала "Вопросы философии и психологии" (1893-1896), был секретарем Московского Психологического общества (1893-1900).
       В декабре 1898 закончил испытания на степень магистра философии в Московском университете и получил (1899) звание приват-доцент.
       С января 1900 до начала 1903 - в заграничной командировке от Министерства народного просвещения.
       По возвращении в Россию с 1903 преподавал на Московских Высших женских курсах.
       В 1904-1912 - приват-доцент Казанского университета, преподавал философию науки, педагогику (в течение 2 лет), историю философии права.
       Преподавал также на Казанских Высших женских курсах; был одним из инициаторов и учредителей этих курсов, а также Казанского общества народных университетов.
       В 1910 получил степень магистра философских наук от историко-филологического факультета Казанского университета.
       После событий 1905 Ивановский принимал участие в различных формах политического протеста, посещал студенческие митинги и собрания, за что по решению министра просвещения Кассо был лишен права читать в Казанском университете оплачиваемые курсы.
       В 1912-1914 жил за границей, работая над "Опытом истории ассоцианизма".
       В 1914-1917 - приват-доцент Московского университета, преподаватель Московских Высших женских курсов.
       В мае 1917 избран в Казанском университете исполняющим должность ординарного профессор по кафедре философии.
       В 1918-1927 - профессор (и в течение 15 месяцев - ректор) Самарского университета.
       В 1921-1927 - профессор (и в течение двух лет - заместитель ректора по учебной работе) Белорусского государственного университета.
       Состоял также действительным членом Института научной философии при факультете обществ, наук 1-го МГУ. Получал персональную пенсию по назначению Совета Народных Комиссаров Белоруссии.
       Занимаясь историко-философскими и историко-психологическими исследованиями, Ивановский много переводил. В его переводе вышли: "Д.С.Милль. Система логики силлогистической и индуктивной" (М., 1900; Ивановский был также редактором, автором вводной статьи и примечаний к этой книге); "А.Бэн. Психология" (T.I. М., 1902. Т.II. [с предисловием И.] М., 1906); "У.Джемс. Психология в беседах с учителями" (М., 1901,1905), перевел с древнефранцузского и латинского языка труды Р.Декарта (пер. не опубликован); "Фр.Паульсен. Основы этики" (М., 1907); "М.Ферворн. Современное мировоззрение и естествознание" (Казань, 1906); "П.Я.Чаадаев. Апология сумасшедшего" (Казань, 1906).
       Автор статей в 1-м изд. БСЭ: "Августин", "Апперцепция", "Ассоцианизм", "Арабская наука и философия", "Аристотель", "Буддийская философия" и др. Участвовал во французском философском словаре А.Лаланда. На I Международном философском конгрессе (Париж, 1900) М. выступал с докладом и был избран в Бюро Конгрессов. Представлял Россию в этом Бюро до начала 20-х гг. (Биографические сведения приводятся, в основном, по документам из архива Е.В. и Т.В.Ивановских.)

П.В.Алексеев

       * * *
       Разносторонняя образованность Ивановский, глубокое знание истории мысли сказались и в разработанной им оригинальной концепции научной философии, представленной в последней из его книги "Методологическое введение в науку и философию" (Т.1. Минск, 1923, удостоена премии ЦЕКУБУ и ЦБНР). И. рассматривает философию как одну из основных областей ("систем") культуры, всего выделяя 9 таких "культурных систем". Первые три ("имеющие дело на первом плане с мотивами человеческих действий"): сфера личных (эгоистических) интересов субъекта; сфера интересов альтруистических; этическая система, предполагающая действие в соответствии с осознанными нормами. Вторую "тройку" культурных систем (здесь центральное место принадлежит чувствованиям и "эмоциональному" мышлению и творчеству) образуют "жизненная лирика", искусство, религия. Следующие три культурные системы имеют своей основой знание, "истину в собственном смысле", здесь "мышление имеет уже не эмоционально-волевой, символически-выразительный характер, а познавательный". Эти системы - наука, философия и техника. Технические системы могут иметь дело с природой неорганической, живой, а также и с человеком (к технического рода системам И. относит и политику).
       Цель науки и философии - истина как таковая. Наука, как и философия, не существует реально ни в виде "готовых, отпечатанных книг", ни в виде "системы мнений какого-либо конкретного лица". И наука, и философия - "живые целые", "стихии мысли", идущие к идеалу полного знания и никогда этого идеала вполне не достигающие. И. отстаивает понимание философии как науки, отличающейся от остальных, частных, наук своей всеобщностью, изучающей "с своих, специфических точек зрения, "предметы" всех наук, и не только всех наук, но и содержание всех вообще культурных систем" (Там же. С.48).
       Философия занимается прежде всего вопросами предельными, пограничными в системе человеческих знаний, "пограничность" ее вопросов делает более необходимым и неизбежным, чем в других науках, применение гипотез, шансы же этих гипотез на доказательность слабее, чем в др. науках. Выделяя в качестве общих для всех наук и всех культурных систем предметов или проблем проблемы метода, системы и оценки, Ивановский считает, что философия, поскольку она занимается первой из этих проблем, есть всеобщая методология (в методологический отдел философии входят логика, гносеология и методология наук). Второй раздел философии - систематический - "обнимает проблемы систематизации данных научного знания и других культурных систем в некоторое общее и цельное представление о мире, о природе, человечестве и о самом индивидууме в его отношении к миру, природе и обществу. Совокупность этих данных составляет то, что называют "мировоззрением" и что служит основой субъективного "мироощущения"" (Там же. С.53). В третьем, оценивающем отделе философии выделяются общая теория оценивающей функции человеческой психики и теории частных, специальных видов оценок.
       Ивановский характеризует философию в целом как "осознание человеком основ той культуры, которою он живет, или самосознание культурного, общественного человека,- коротко говоря, самосознание культуры (в человеке)". Пройти хорошую философскую школу,- подчеркивает он,- это значит понять частичность всех философских достижений, "уметь выделить в них истинное и синтезировать эти частичные истины в новое, более широкое целое. При этом окажется, что частично правы различные школы и направления... Нужна каждая частная истина: ибо целое слагается из таких частных достижений, создаваемых отдельными мыслителями в зависимости от всех моментов, под влиянием которых жила их мысль" (Там же. С. 140). Критикуя идею "национальной" философии, он подчеркивает, что, во-первых, содержание национальной мысли народов непрерывно меняется, а во-вторых, "национальность" есть естественная форма освоения и творчества - от нее никуда не уйти, поэтому ее надо умственно "вынести за скобки" и "просто заняться научной работой искания истины".
       Ивановский констатирует свое расхождение с "большинством представителей материалистического направления", ибо он выдвигает на первый план методологию и гносеологию и, кроме того, не видит необходимой (в логическом смысле) связи между материализмом общественным, и собственно философией. И. констатирует, что философия в России жила "от погрома до погрома". Он сожалеет, что "у нас все еще недостаточно ценят строгую и деловую философию как таковую, как совокупность дисциплин, имеющих свои собственные, совершенно научные задачи,- слишком ищут в философии удовлетворения эмоциональных запросов, настроений, что превращает философию из науки в смесь поэзии с пророческими вещаниями". Выгодно отличается в этом плане европейская философия, и прежде всего немецкая. Говоря о новом кризисе в отечественной философии, И. выражает надежду на ее преобразование и возрождение: "Хотелось бы видеть, наконец, торжество не прикладной (к религиозным или политическим настроениям), а подлинной, независимой, теоретической философии. Во всяком случае, я позволяю себе выразить глубокую уверенность в том, что именно в этом направлении, в признании прав и великой ценности "научной" философии заключается ближайшая в этой области задача трудящихся всех племен и народов".

И.Ю.Алексеева

Соч.:
       Ложные вторичные ощущения //Вопросы философии и психологии. 1893. №5;
       Мистика и схоластика XI-XII вв. // Книга для чтения по истории средних веков. Вып.II. 1897;
       Памяти Канта. Казань, 1905;
       Герцен как социалист // Образование. 1907. №1,2;
       Ассоциационизм психологический и гносеологический. 4.1. Казань, 1909;
       Введение в философию. 4.1. 2-е изд. Казань, 1909;
       О некоторых недоумениях, вызываемых интуитивизмом Н.О.Лосского. Казань, 1913;
       Учение об ассоциации идей // Ученые записки Казанского университета. 1917. Т.84. Кн.7-9, 10-12;
       Логика истории как онтология единичного // Труды Белорусского государственного университета. Минск, 1922. Кн.1, 2-3;
       Ассоциационизм у Бэкона // Труды Белорусского государственного университета. Минск, 1922. Кн.2-3, 4-5;
       Пушкин в истории русской общественности// Труды Белорусского государственного университета. Минск, 1922. Кн.6-7;
       Ответ Баммелю // ПЗМ. 1923. №10;
       Методологическое введение в науку и философию. Т.1. Минск, 1923.

А Б В Г Д Е Ё Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Ъ Ы Ь Э Ю Я
Оглавление | Все источники



Поддержите культуру
ЯндексЯндекс. ДеньгиХочу такую же кнопку

Google
 
Web azdesign.ru az-libr.ru


Дата последнего изменения:
Wednesday, 23-Oct-2013 08:53:18 UTC