Муравьёв Валериан Николаевич [28.02.1885-__.__.1930] {ум.1930г.}

Муравьёв Валериан Николаевич (28.02.1885-1930 или 1932)
       - юрист, математик, философ, публицист.
       Из рода знаменитых Муравьёвых (среди его предков - декабристы Муравьевы-Апостолы, генерал-губернатор Восточной Сибири, дипломат Муравьев-Амурский; отец - министр юстиции России с 1894 по 1905).
       Закончил Александровский лицей и был отправлен в Париж на два года для совершенствования образования в Школе политических и общественных, наук. Работал секретарем русского посольства во Франции, затем в посольствах в Гааге и Белграде. По рекомендации Е.Н.Трубецкого печатался в журнале "Русская мысль". Его публицистические статьи идейно примыкали к группе авторов сборника "Вехи".
       В 1917 - среди членов-учредителей "Лиги русской культуры". Начальник политического кабинета при министерстве иностранных дел Временного правительства.
       В начале 1918 - в Москве, входит в группу публицистов, объединившихся вокруг устряловской газеты "Утро России" (после ее закрытия - возобновление издания под названием "Заря России"). Член подпольного "Национального центра".
       В 1918-1922 участвовал в работе Вольной Академии духовной культуры, основанной Н.А.Бердяевым. Работал в комиссии по изучению опыта войны при комиссариате иностранных дел.
       В 1920 привлекался по делу "Тактического центра", находился в заключении до 1922. Затем поступил на советскую службу.
       С 1926 по 1929 работал ученым секретарем в гастевском Центральном институте труда.
       В 1929 его лишили работы и избирательных прав, вменяя в вину происхождение и должностную карьеру до Октября 1917. Арестовывали.
       В 1929 отправлен в ссылку. По своим политическим взглядам после революции Муравьёв был сменовеховцем (есть основания считать его первым сменовеховцем). Еще во время Гражданской войны он решил остаться в стране, активно работать на государственном поприще; считал возможным компромисс и сотрудничество духовных сил интеллигенции с теми из властителей, которые осознают необходимость не походов за освобождение международного пролетариата, а создание национального государства. В дореволюционных работах отстаивал идеал непосредственной демократии, идеал народоправства. В его первом труде по государственному праву (Мелкая единица самоуправления в русском законодательстве. 1912) прослежены древние корни земских учреждений России; он показал себя как государственника и российского патриота.
       В работах 20-х гг. разрабатывал вопросы творческой и научной организации труда, тесно связанные с общефилософской трактовкой проблемы времени. Одно из самых важных понятий его мировосприятия - понятие времени. С его точка зрения в космических балансах сил и потоков человеческой активность есть время-образующий фактор. Время - не объективно, не субъективно, а проективно. В сущности, это побочный продукт деятельности. Наша часть вселенной подвластна организующей, мощнейшей деятельности человечества. Идеальные ценности, созданные культурным творчеством, проходя через различные слои, насыщаются энергией действия, становятся частью организованного космического целого.
       Муравьёв развивал идеи, близкие к идее ноосферы. Муравьёв, отмечает Г.П.Аксенов, оказывается посередине между Бергсоном и Вернадским как необходимое соединительное звено и момент развития всей данной концепции; с точка зрения Бергсона - Муравьева - Вернадского понятие о времени как "время-жизнь" есть более реальное о нем представление, чем физико-астрономическое истолкование времени (Времявластие. О Валериане Муравьеве и его философии // "Вопросы философии" 1992. №1).
       В немногочисленной пока литературе о Муравьёве отмечается не только его оригинальное понимание времени (здесь затронут лишь один его момент), но и его своеобразная трактовка идеи воскрешения, близкая к концепции Н.Ф.Федорова. Нравственно-религиозный пафос учения Федорова, отмечает Н.Г.Бых (см.: "РФС". С.307), сменился у М. верой в технический прогресс, в непогрешимость и абсолютность человеческого разума. Чтобы научиться овладевать временем, что нужно для осуществления "федоровского дела", необходимо, по Муравьёву, преодолеть разделение культуры на два типа: "символическую" и "реальную", и создание единой культуры, с организующей ролью разума, духовности. Возможность для создания такого типа культуры Муравьёв видит (как пишет далее Н.Г.Бых) в объединении человечества на основе общего дела, организованного в виде проекта и выраженного системой математических формул, фиксирующих действия как всего человечества, так и каждого участника этого дела. Культурный идеал эпохи будет создаваться на основе синтеза результатов науки и искусства. Тип нового братского управления собой и миром М. называет "космократией", "пантократией". Победу над смертью в конце концов одержит "анастатика" - искусство воскрешения мертвых. В результате на смену земной истории придет история солнечная, которая впоследствии в силу развития технического прогресса и роста мощи объединенного человечества сменится историей космоса.
       Как сообщают биографы Муравьёва, он оставил мало опубликованных философских работ, но большой архивный фонд еще не исследованных его философских и художественных произведений. Не определены обстоятельства последних дней его жизни, дата приговора, время и место смерти. В примечаниях к сб. "Из глубины", изданному в качестве приложения к журналу "ВФ" в 1991, указывается год смерти - 1931. Г.П.Аксенов отмечает, что Муравьёв был репрессирован и что до сих пор неизвестна точно дата его смерти (архивное дело сообщает о его смерти на Соловках в 1930; 16 июня 1931 в парижской газете "Возрождение" появилось траурное извещение о смерти М. на Соловках без даты; в некрологе же сб. "Вселенское дело" говорится, что Муравьёв был выслан в Нарымский край, работал на метеостанции и умер от тифа в 1932).
       * * *
       Из "Философских заметок" ("Вопросы философии" 1992. №1):
       "Всякая философия, достойная этого имени, стремится быть философией творчества. Творчество - наивысшее понятие. Выше идеи творчества нет ничего, и творчество всему предшествует и все включает. В основе всех категорий лежит категория творческой мощи, создающей все существующее в виде сочетаний единства и множественности. И жизнь человека, и всякое его действие могут быть сведены к творчеству. Мое действие, моя мощь и сопротивление, ею встречаемое,- единственное, что составляет содержание моей жизни".
       "Мы не задумываемся над странным характером чувства любви, над тем, что оно как будто не соответствует ничему другому в нашей действительности и, наоборот, противоречит многому, побуждая нас к парадоксальным и нелогическим поступкам. Оно не признает наши земные пределы и запреты, оно не может быть измерено нашими масштабами, оно проявляет необычайную для наших маленьких критериев мощь. Если вдуматься во все это, то нам станет ясно, что любовь есть в нашем темном отсталом и непросветленном мире частица мира преображенного, пронизанного неведомыми нам лучами, рожденными в совершенстве й вечности"
       "Основная проблема есть проблема вечности. Ни в чем нет смысла, если в мире нет никакой вечной сущности".
       * * *
Соч.:
       Мелкая единица самоуправления в русском законодательстве. Новгород, 1912;
       Рев племени // Из глубины. Сб. статей о русской революции. М., 1918 (см. также: Вехи. Из глубины. М., 1991);
       Овладение временем как основная задача организации труда. М., 1924;
       Всеобщая производительная математика // Вселенское дело. Рига, 1934;
       Внутренний путь // "Вопросы философии" 1992. №1;
       Философские заметки, афоризмы. [Написаны во второй половине 20-х гг.] // ВФ;
       Овладение временем. Избранные философские и публицистические произведения. М., 1998.

А Б В Г Д Е Ё Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Ъ Ы Ь Э Ю Я
Оглавление | Все источники



Поддержите культуру
ЯндексЯндекс. ДеньгиХочу такую же кнопку

Google
 
Web azdesign.ru az-libr.ru


Дата последнего изменения:
Wednesday, 23-Oct-2013 08:51:18 UTC