Габричевский Александр Георгиевич [06.09.1891-03.09.1968]

Габричевский Александр Георгиевич (1891-1968)
       - эстетик, филолог, искусствовед, переводчик.
       В 1908 поступил в Московский университет на историческое отделение историко-филологического факультета. Прослушал летний семестр в Баварском университете (Мюнхен). Вернувшись в связи с начавшейся войной в Москву, окончил Московский университет (1916) и в 1918 стал преподавателем кафедры истории и теории искусства.
       В 20-е гг. Габричевский, продолжая работу в университете, читает также историю античного театра в 1-й государственной театральной школе, преподает во ВХУТЕМАСе.
       В Московском университете читал курс "Общая теория и философия искусства".
       Основная же его деятельность в этот период связана с Государственной Академией Художественных наук (ГАХН), где создается "новая наука об искусстве".
       С 1924 - заместитель председателя (Г.Г.Шпета) философского отделения ГАХН.
       В 1929 ГАХН прекратила свое существование, многие ее члены были репрессированы, был арестован и Габричевский (по обвинению в "антисоветской агитации и участии в контр-революционной группе"), однако через несколько месяцев освобожден.
       В 1935 арестован по аналогичному обвинению и осужден на 3 года ссылки; освобожден досрочно (1936).
       В 30-е гг. он занимается теорией архитектуры, возглавляет историко-теоретический факультет в Академии архитектуры, является научным руководителем издательства этой академии.
       В 1941 Габричевский был избран Член-корреспондент Академии архитектуры, вскоре арестован и сослан в Сибирь, откуда ему удалось вернуться благодаря заступничеству Щусева и Жолтовского. В период борьбы с формализмом и космополитизмом Габричевский был изгнан (1949) из Академии архитектуры, где заведовал кафедрой, однако смог устроиться в Московский университет, где читал лекции об искусстве Возрождения.
       В 1952 ушел на пенсию и посвятил себя переводческой деятельности. Характеризуя философские взгляды Габричевского, Ф.Погодин (см.: "ВФ". 1994. №3) пишет: "Габричевский видел задачу философии и искусства в создании учения о художественном предмете как о художественной форме. Здание "новой науки об искусстве" должно было базироваться на феноменологии художественного предмета как особой формы бытия.
       Согласно Габричевскому, художественный предмет обладает двумя основными неразделимыми чертами. С одной стороны, он замкнут, изолирован, микрокосмичен в своей индивидуальной целостности и качественности, а с другой - центробежен, открыт, насыщен жизненным богатством и выразительным содержанием, макрокосмичен. Коррелятивность и неразделимость обоих этих моментов в художественном предмете определяют неразделимость и коррелятивность двух групп дисциплин: теории искусства, основанной на философии образа, и истории искусств, основанной на философии стиля" (С. 130).
       Считая, что для художника или человека, живущего искусством, пространство и время - непосредственно данные бытийные реальности (а не априорные формы созерцания, психологические способности или взаимоотношения метафизических сущностей), Габричевский рассматривает художественный синтез как взаимопроникновение времени и пространства, видя отличие "абсолютного художественного синтеза" от всякого иного "живого, творческого продукта-синтеза" в высшей степени этого взаимопроникновения. "...Конкретная duree [длительность], чистая интенсивность, чистое время, реальна лишь в том экстенсивном продукте, в котором она целиком присутствует, и объект как такой, чистая экстенсивность, чистая пространственность, реальность свою почерпает из этой интенсификации" (Пространство и время // Там же. С.135).
       Значительные усилия Габричевского были направлены на исследования художественного восприятия и творчества с психоаналитической точки зрения Н.К.Гаврюшин, характеризуя этот аспект построений Габричевского, пишет: "Всю систему своих дефиниций и смыслоразличений Габричевский в большинстве работ начинает с анализа амбивалентного эротического переживания пространственности как таковой, или, быть может, пространственного инобытия, того другого, которому противопоставляет себя в своем самоопределении всякое "я". Это переживание обнаруживает себя в двух ипостасях, в антиномии, которая, по убеждению Габричевского, составляет "самое существо живописи - весь смысл ее бытия и эволюции". Суть ее сводится к тому, что наслаждение от зрительного или мускульного "ощупывания" находящегося в трехмерном пространстве предмета ("инобытия") имеет два полюса: на одном оно связано с преодолением сопротивления этой поверхности, стремлением углубить, прижать, пройти насквозь, ощутить сопротивление пространственной среды, на другом - с чувством, вытекающим "из бессознательного тяготения и стремления осязать, овладеть, охватить объем и телесность всякого "не-я"". (Эрос пространственное: А.Г.Габрический и русская эстетика 1920-х //Там же. С. 152).

И.Ю.Алексеева

       * * *
       Творческий диапазон Габричевского настолько широк, что его имя стало символом органического единства философии науки и искусства. Важнейшую философскую проблему синтеза противоположностей Габричевский решает в ранних искусствоведческих работах о Тинторетто и Мантенья. Представление о высоком искусстве как мере художественного совершенства связывает с философией творчества в области архитектуры, живописи, литературы, музыки, скульптуры. По Габричевскому, образное и культурно-философского начала неотделимы от художественного предмета, который является ядром искусства, а учение о нем - центр, задачей философии искусства. Суждения о самоценности предмета и его неотъемлемости от жизнедеятельности человека, создающего предмет как "отпечаток своего существа", Габричевский дополнял мыслью о том, что и сам человек в искусстве предстает как источник, цель и мерило художественного творчества. Он полагает, что деятельность архитектора - это продолжение творческой природы, основанное на ее же законах.
       Осуществление человеческой индивидуальности в системе пластических искусств Габричевский видит в решении проблем антиномии искусства - идеи и материи, содержания и формы, пространства и массы, пространства и времени. Рассматривая эти понятия во взаимосвязи и взаимообусловленности, он подчеркивает их диалектическое единство. Габричевский считал, что разработанная им теория искусства должна лечь в основу будущей философского искусства, способствуя развитию "новой качественной науки о бытии и природе как творческом целом" (Архив ИРЛИ. Ф. 562).

Н.М.Северикова

Соч.:
       Пространство и масса в архитектуре // Искусство. 1923. №1;
       Учение о художественной форме // Отчеты ГАХН 1921-1925 гг. М.,1926;
       Природа пластики // Отчеты ГАХН 1921-1925 гг. М.,1926;
       Пространство и время в искусстве Рембрандта // Отчеты ГАХН 1921-1925 гг. М.,1926;
       Поэтика Западно-Восточного Дивана // Отчеты ГАХН 1921-1925 гг. М.,1926;
       "Пластика" Гердера // ГАХН. Бюллетени 2-3. М.,1926;
       Портрет как проблема изображения // Искусство портрета. Труды ГАХН. Вып.З. М.,1928;
       Искусство К.Ф.Богаевского и искусство Киммерии // Выставка картин общества художников "Жар-цвет". М., 1928;
       Поверхность и плоскость // Российская ассоциация научно-исследовательских институтов общественных наук. Институт археологии и искусствознания. Труды секции искусствознания. М.,1928;
       Пространство и композиция в искусстве Тинторетто // Сообщения ГМИИ им. А.С.Пушкина. Вып.9. М.,1991;
       А.Г.Мантенья // Творчество. 1992. №1;
       К столетию со дня рождения. М.,1992;
       Пространство и время // "Вопросы философии" 1994. №3.

А Б В Г Д Е Ё Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Ъ Ы Ь Э Ю Я
Оглавление | Все источники



Поддержите культуру
ЯндексЯндекс. ДеньгиХочу такую же кнопку

Google
 
Web azdesign.ru az-libr.ru


Дата последнего изменения:
Wednesday, 23-Oct-2013 08:48:16 UTC