Шевчук Юрий Юлианович [16.05.1957]

Шевчук Юрий Юлианович
       [16.5.1957, пос. Ягодный Магаданской обл.]
       — поэт, художник, музыкант.
       Отец, Юлиан Сосфенович, был сослан из Украины в Сибирь в 1920-е вместе с семьей, дед расстрелян в 1937. Мать, Фаина Акрамовна, родом из Башкирии, несколько лет проработала в Сибири и на Крайнем Севере. Впоследствии семья переехала в Нальчик, а затем на родину матери в Уфу, где Шевчук закончил школу и поступил учиться в Башкирский педагогический институт на художественно-графическое отделение. После окончания 1-го курса уезжает на Колыму, работает там грузчиком, затем вновь возвращается в Уфу и продолжает учебу в институте.
       В студенческие годы начал сочинять песни, исполняя их под гитару; в 1980 стал одним из организаторов группы «ДДТ». В 1982 — лауреат конкурса «Золотой граммофон», учрежденного «Комсомольской правдой», за песню «Не стреляй!» (1981). Первые аудиоальбомы «Свинья на радуге» (1982), «Компромисс» (1983) и «Периферия» (1984) состояли из песен, в которых обличалась совр. действительность. Объектом критики в получившем широкую известность альбоме «Периферия» стала «сложившаяся при Брежневе структура феодального капитализма, залакированная фасадом "развитого социализма"» (Кормильцев И., Сурова О.— С.25). По мнению тех же авторов, истоком рок-поэзии, в частности текстов Шевчука и А.Башлачева, была авторская песня, «особенно социальная ангажированность Галича и Высоцкого» (Там же. С.24). После выхода «Периферии» Шевчук был подвергнут критике в местной прессе, в КГБ с него взяли подписку в том, что он не будет больше выступать с песнями, его лишили возможности трудиться в городе. Работая в сельской школе, Шевчук продолжает писать песни.
       Характеризуя рок-культуру 1980-х, и в частности творчество «ДДТ» этих лет, критик отмечает, что «ценности рок-культуры балансируют на грани инфантилизма и всепоглощающего скепсиса, эпатажа и вызывающего отказа от умствований». В начале 1980-х происходит мощный всплеск социальной рок-волны, что проявляется «в виде классических типов пародии — бурлеска и травести» (Добротворский С — С.78, 81, 82).
       В 1984 Шевчук переехал в Ленинград, где нашел «масштабную, полновесную, разношерстную, очень энергичную и очень живую рок-среду» (Н.Харитонов). Первая волна рок-поэтов появилась именно в городе на Неве, это объясняется тем, что «ленинградская рок-поэзия жива корнями глубокой традиции петербургской поющейся поэзии: светской-аристократической и фольклора, петроградского песенного фольклора, прекрасно развитого там, особенно на фабричных окраинах <...> ленинградская школа нашего рока пропитана Хармсом, Олейниковым, Введенским, Зощенко. Рок наш самой судьбой русской культуры ориентирован на слово, на истинную поэзию» (Дидуров А.— С.20). О важной роли слова в нашей культуре, в т.ч. и в роке, пишет И.Смирнов, видя в этом отличие русского рока от родной ему африканской культуры. И.Смирнов считает, что в 1980-е годы происходит сближение и, в конце концов, интеграция роковой и бардовской традиций (С.5).
       По сравнению с замкнутой, элитарной лениградской школой песни Шевчука и Башлачева прозвучали как «голос народа» (Кормильцев И., Сурова О.— С.24). Первая программа питерского «ДДТ» включала совершенно новые песни: «Церковь без крестов», «Ленинград», «Революция», «Слепой мальчик», «Террорист» (1986-87). В основе текстов «ДДТ» — драма одинокого отверженного человека, чуждого власти и официозу, в песнях этого периода отразилась «эпоха официального катастрофизма» в которую обратилась эпоха официального оптимизма, а тексты Шевчука — это «диагноз обществу», «сигнал бедствия» (Крымова Л.— С.16,24).
       Сходство рок-поэзии 1980-х с революционной поэзией начала века отмечают и другие, выделяя такие общие черты поэтики, как «революционная риторика, агитки, антитеза, контраст, отсутствие полутонов» (Кормильцев И., Сурова О.— С.25). Л.Крымова называет Шевчука «Маяковским нашего времени». Яркая экспрессивность, гиперболичность, гротесковость образов, свойственные раннему Шевчуку ощущение одиночества и в то же время энергия, вызов, эпатаж — все это роднит его с Маяковским. В это время Шевчук начинает выступать перед большими аудиториями, перед многотысячной публикой на стадионе. Как и Маяковский, он часто использует стилистически сниженную, разговорную лексику. Язык его песен нарочито грубоват, однако при этом текст звучит предельно искренне. Несмотря на мрачные картины действительности, добро торжествует («Родина», «Прекрасная любовь»). М.Тимашева, называя Шевчука стихийным коммунистом и стихийным же христианином (там, где христианская утопия совпадает с коммунистической), видит в его песнях доброе начало, любовь ко всему нематериальному, будь то Родина, Весна или Свобода (С. 46).
       Основу поэтики Шевчук составляют контраст, антитеза, оксюморон: «В непролазной грязи здесь поет чистота»; «Света тьма — да света нет»; «Рано утром в тумане теплом отражается холод»; «Читает балет о кошмарной любви и прекрасной измене»; «Плывут глаза — архангелы и бесы».
       В песнях, посвященных Петербургу («Оттепель», «Черный пес Петербург» и др.) обнаруживается то новое, что вносит поэт в «петербургский миф», в развитие и обновление литературных традиций трактовки Петербурга у Гоголя, Достоевского, Мандельштама, К. Вагинова. Интерес к истории проявляется во многих песнях, в т.ч. в известной песне «Родина»: «Черные фары у соседних ворот. / Люки, наручники, порванный рот. / Сколько раз покатившись моя голова / С переполненной плахи летела туда, где / Родина, еду я на Родину, / Пусть кричат "уродина", / А она мне нравится, / Хоть и не красавица». Здесь лирический герой, отождествляя себя с предыдущими поколениями, рисует трагический образ России, любви к которой он остается верен, несмотря на пережитые ужасы. Трагична и современность, где люди не могут найти применения своим силам: «Я — память без добра, / Я — знание без стремлений, / Остывшая звезда / Пропавших поколений». По словам Н.К.Неждановой, «рационализм интеллектуала сталкивается с неистовым бунтарством, и антиномией оборачивается даже традиционная тема веры в идеалы» (С.38): «В этом мире того, что хотелось бы нам / Нет! / Мы верим, что в силах его изменить, / Да! / Но — / Революция, ты научила нас / Верить в несправедливость добра!» («Революция»).
       Одной из главных в творчестве Шевчука становится тема времени. Не случайно один из его дисков так и называется: «Время» (1985). С этим понятием связаны многие метафоры: «Время стошнило прокисшей золой»; «В этом царстве обглоданных временем стен»; «Время сжалось луной»; «Время-дышло вошло в нас и вышло»; «Прощальным костром догорает эпоха». В годы перестройки усиливается ощущение катастрофичности происходящего: «Траурный митинг сегодня назначили / Мы по усопшей стране, господа, / Все песни распроданы, смыслы оплачены, / Где вы, герои войны и труда?» («Суббота», 1987). События недавней истории вплетаются в повседневность: «Не заметишь, как на пол гербарием выскользнет вождь»; «Каналы тоской беломорятся»; «в третьем рейхе каменном».
       Впоследствии стихи Шевчук становятся более философичными, освобождаясь от злободневности, хотя он не остается равнодушным к тому, что происходит в стране. В окт. 1993 он поехал к защитникам Белого дома, где сбылось его «Предчувствие гражданской войны» (1988). Шевчук часто бывает в Чечне, общается с фронтовиками, — впечатления от этих поездок воплощаются в поэзии. Песни «ДДТ» начала 2000-х называют «военным футуризмом», сравнивая их с поздней прозой В.Астафьева (Мунипов А. // Известия. 2002. 1 нояб.).
       В конце 1980-х Шевчук выпускает один альбом за другим: «Я получил эту роль» (1988), «Оттепель. Ленинград» (1989-90), «Пластун», «Предчувствие гражданской войны» (1991), «Актриса Весна» (1992); мн. из новых песен становятся «всенародными хитами»: «В последнюю осень» (1990), «Родина» (1989), «Что такое осень» (1991).
       Нарочитая грубоватость, сознательное снижение традиционных поэтических образов присуще и этому периоду творчества Шевчук «Золотая луна, цвета спелого, зрелого яда. Как стрелок за окном, целит мне в оловянную грудь»; «Солнце-генсек мусолит лорнет в императорской ложе»; «Серое небо с морщинистой кожей»; «Закат зевает вдалеке»; «Голодное море, шипя, поглотило осеннее солнце».
       Первая печатная подборка стихов Шевчука была опубликована в сборнике «Время колокольчиков» (М., 1990). Это стихи из альбома «Я получил эту роль» («Церковь», «Революция») и из магнитофонных записей разных лет. В начале 1990-х творчество Шевчука вступило в тот период, когда рок-поэзия перестала быть «контркультурой». В 1991 вышел небольшой сборник под названием «Альтернатива. Опыт антологии рок-поэзии», где публикуются такие тексты Шевчука, как «Мальчик-слепой», «Ленинград (Оттепель)», «Ни шагу назад (Осенняя урбанистическая)». Символом поколения становится мальчик-слепой из одноименного стих., задающий вопросы: «Как мы едем?», «Что мы видим?», «Что мы любим?» И все же оптимизм, основанный на реальном знании жизни, а не на иллюзиях, звучит и в стихотворении «Прекрасная любовь» («Дай разум и свободу, дай чувствам не истлеть»), и в стих. «Время» («Наше время не любит плевков и лести, / Оно сможет за нас постоять»).
       Стихотворения Шевчука публиковались в литературном альманахе «Петрополь 1996. Литературная панорама 1993-96» — наряду с произведениями В.Шкловского, М.Булгакова, Б.Окуджавы, В.Набокова, А.Дольского и др. В 1996 в Архангельске выходит книга И.Харитонова «ДДТ», в которой, наряду с биографическими сведениями о поэте, опубликованы тексты многие его стихотворения, в т.ч. популярной песни «Дождь» (1981). В этот период Шевчук начинает создавать тексты, более близкие к письменной поэзии по глубине содержания и смыслового наполнения, сложности, метафоричности. Происходит эволюция «от тотального отрицания к поиску позитивного начала, от антигероя к герою» (Добротворский С.— С.79). Первый отдельный сборник стихов Шевчука «Защитники Трои» вышел в 1999.
       Музыкальные критики называют Шевчука «Человеком Десятилетия, наиболее влиятельной и авторитетной фигурой музыкального мира России девяностых» (Бурлака А. Человек на все времена // FUZZ. 1997. №12. С.18). Его альбомы рубежа XXI столетия «Мир номер ноль», «Это все», «Единочество» встречают восторженные отклики зрителей и прессы. Журналисты замечают, что «новые песни наполнены уже не гражданским пафосом, а житейской мудростью», а во время представления «органично сочетаются музыка, философия, чувство вкуса и зрелищность», при этом зритель попадает под «магию шевчуковской энергетики, его максимализма». Вопреки бездушному, прагматичному времени, в песнях Шевчука начала 2000-х присутствуют ценности духа, мудрая простота. Трепетнее, задушевнее звучит тема России: «Я зажег в церквях все свечи, но одну — одну оставил, / Чтобы друг в осенний вечер да по мне ее поставил, / Чтобы дальняя дорога мне короче показалась, / Чтоб душа, вздремнув немного, вновь в Россию собиралась» («Я зажег в церквях все свечи...»). Явственнее проступают религиозно-философские мотивы: «Косит прошлое ревностный Бог, Подрезая людей, чтоб они продолжали расти»; «Так темно, я в аду иль за пазухой брата Христа»; «Подсознанье покаялось вере, / И вернула нам небо она»; «Все пропало, только Вера в темном небе как жар-птица / Изумрудным косит глазом на тебя да на меня». Пронзительная нота звучит в песне «Господь нас уважает», которую Шевчук часто исполняет соло, аккомпанируя себе на гитаре. Приверженец «набатных» обличений, лирический герой спорит с другом, чья душа «тихонько пела»: «Ему кричал я — посмотри на эти сучьи рожи! / Им все до фонаря гори, страна впридачу тоже! / Нас завтра снова продадут, пойдем на урожаи. / А он в ответ — брось, баламут! Господь нас уважает...» И когда, смертельно раненый, друг умирает, его собеседник чувствует: «Я что-то понял — он не лгал...» Характерное для Ш. интимное отношение к близкому, понимающему и «уважающему» Творцу проступает и в песне «Наполним небо добротой», где доброта неотделима от исповедания веры и верности Христу. Откликаясь на евангельский призыв следовать за Спасителем, автор убежден: «Наш Бог всегда нас всех поймет, / Грехи отпустит, боль возьмет. / Вперед, Христос, мы за тобой / Наполним Небо Добротой...». 14 янв. 2003 Шевчук принял участие в уникальном концерте «Рок к Небу», состоявшемся по инициативе Петербургской епархии. «Русский рок — это протест против серости атеизма и бездушия», а Шевчук — из тех рок-музыкантов, «которые свою жизнь и творчество поднесли к евангельскому светильнику на проверку»,— комментировал этот концерт один из его организаторов диакон Андрей Кураев (Кураев А.— С.403, 432).
       Шевчук сыграл главную роль в фильме «Духов День», к которому он написал музыку. По его песням снято несколько клипов, среди которых «Мертвый город. Рождество», посвященный павшим в Грозном. Шевчук помогает встать на ноги молодым музыкантам, но при этом очень критично оценивает тексты их рок-композиций. Что касается современной поп-культуры, он рассматривает ее не только как проявление безвкусицы, но как «реальное зло» и едко высмеивает в своих интервью. Шевчук — один из инициаторов 12-томного издания «Поэты русского рока» (2004-05).

Соч.:
       [Стих.] // Время колокольчиков. М., 1990. С.78-92. (Советская рок-поэзия);
       [Стих.] // Альтернатива. Опыт антологии рок-поэзии. М., 1991. С.89-95;
       [Стих.] // Петрополь 1996. Литературная панорама 1993-1996. СПб., 1996. С.210-211;
       Защитники Трои. СПб., 1999;
       Поэты русского рока: Ю. Шевчук [и др.]. СПб., 2004-05

Лит.:
       Добротворский С. Рок-поэзия: текст и контекст // Молодежь и проблемы современной художественной культуры. Л., 1990. С.78-82;
       Смирнов И. Вторая голова рок-дракона // Альтернатива: Опыт антологии рок-поэзии. М., 1991. С.5-6;
       Дидуров А. Солдаты русского рока. М., 1994;
       Гимашева М. Осталась любовь // Семья и школа. 1993. №3. С.45-46;
       Лужбин А. Юрий Шевчук: «Это вообще-то веселая песня» // Домовой. 1994. №7. С.62-68;
       Харитонов Н. ДДТ. Архангельск, 1996;
       Харитонов Н. Империя ДДТ. М., 1998;
       Логачева Т.Е. Тексты русской рок-поэзии и петербургский миф: аспекты традиции в рамках нового поэтического жанра // Вопросы онтологической поэтики Потаенная литература. Иваново, 1998. С.196-201;
       Кормильцев И., Сурова О. Рок-поэзия в русской культуре: возникновение, бытование, эволюция // Русская рок-поэзия: текст и контекст. Тверь, 1998. С.5-33;
       Нежданова И.К. Русская рок-поэзия в процессе самоопределения поколения 70-80-х годов// Там же. С.33-47;
       Логачева Т.Е. Рок-поэзия А.Башлачева и Ю.Шевчука — новая глава петербургского текста русской литературы // Там же. С.59-68;
       Крымова Л. О «ДДТ», Шевчуке и не только о нем. Ростов н/Д., 2001;
       Кураев А. Церковь и молодежь: неизбежен ли конфликт? СПб., 2004. С.402-446.

Э.М.Родионова

А Б В Г Д Е Ё Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Ъ Ы Ь Э Ю Я
Оглавление | Все источники



Поддержите культуру
ЯндексЯндекс. ДеньгиХочу такую же кнопку

Google
 
Web azdesign.ru az-libr.ru


Дата последнего изменения:
Wednesday, 23-Oct-2013 08:45:52 UTC