Малиновский Александр Александрович [22.08.1873-07.04.1928]

Богданов Александр Александрович (настоящая фамилия Малиновский; псевдонимы Максимов, Рядовой, Вернер)
       [10(22).8.1873, г. Соколка Гродненской губ.— 7.4.1928, Москва]
       — прозаик, известен прежде всего как революционный деятель, философ, ученый.
       Отец Богданова, А.А.Малиновский (1847-1923), был учителем-инспектором, а затем заведующим городским училищем в Туле. Мать происходила из мещан, из русской, как пишет Богданов, «мелкошляхетской» семьи. С 6 лет чтение стало одним из самых сильных увлечений Богданова. Тогда же, судя по его воспоминаниям, проснулись интерес к естественным наукам, рационализм и склонность к критике авторитетов вначале семейных, чуть позже — божественных (Неизвестный Богданов. Кн. 1. С. 18,25-30).
       Окончив Тульскую гимназию с золотой медалью, Богданов поступил в МГУ, изучал естественные науки. За членство в Союзе совета землячеств в 1894 был арестован и выслан в Тулу. Занимался революционной деятельностью в качестве пропагандиста; продолжил учебу на медицинском факультете Харьковского университета, окончил его в 1899.
       В 1897 вышел написанный Богданов «Краткий курс экономической науки». Книга получила высокую оценку В.И.Ленина. В 1899 Богданов опубликовал первую философскую работу «Основные элементы исторического взгляда на природу». В том же году снова арестован. Полгода содержался в московской тюрьме, после чего был отправлен в Калугу, затем в Вологду, где провел 3 года. Служил врачом психиатрической лечебницы, принимал активное участие в выпуске сборника «Очерки реалистического мировоззрения» (1903); с 1903 редактировал ежедневный социал-демократический журнал «Правда». Тогда же примкнул к большевикам. Принимал участие в подготовке вооруженного восстания 1905. На III партийном съезде в Лондоне выбран в ЦК. Некоторое время близко сотрудничал с В.И.Лениным.
       В 1905 Богданов выпустил в свет сборник «Новый мир. (Статьи 1904-1905)», в основу которого были положены идея развития высшего типа личности на основе коллективного опыта человечества и мысль о создании общества, где ведущую роль играют товарищеское сотрудничество и стремление к научному познанию мира. Был лидером группы РСДРП «Вперед» (1909), организатором партийных школ на Капри (с 1909 по 1911) и в Болоньи (1910-11). Имел большое влияние среди социалистов, по многим вопросам являлся антагонистом В.И.Ленина.
       С 1903 по 1907 работает над своим основным философским трудом «Эмпириомонизм». В нем Богданов предпринял попытку создать единую систему представлений о мире с целью гармонизировать социальную практику. «Эмпириомонизм» подвергся жесткой критике В.И.Ленина в книге «Материализм и эмпириокрицитизм» (1908) за следование идеям Э.Маха и Р.Авенириуса С тех пор пути Богданов и «ортодоксальных» марксистов навсегда разошлись, несмотря на все усилия Богданов сохранить свое место в рядах строителей нового мира.
       В 1913 выходит первая часть его сочинений «Всеобщая организационная наука (Тектология)» (1913-22).
       Во время Первой мировой войны Богданов служит врачом на фронте. В 1918, порвав с политикой, посвящает себя работе в Пролеткульте, а с 1921 полностью погружается в научные исследования. Был аресгован в 1923 по делу группы «Рабочая правда», провел в ГПУ 5 недель.
       В 1924 публикует сборник «О пролетарской культуре».
       В 1926 создает первый в мире институт переливания крови. Погиб в результате эксперимента по обменному переливанию крови, проведенного на самом себе.
       В историю литературы Богданов вошел как руководитель и теоретик Пролеткульта, оказавшего сильнейшее идеологическое влияние на становление революционного искусства в конце 1910-х — начале 1920-х, а также как автор двух научно-фантастических романов, дилогии «Красная звезда» (1907) и «Инженер Мэнни» (1913). Просветительская, общекультурная и литературная деятельность Богданов явились непосредственным продолжением его философских и политических воззрений и не могут рассматриваться изолированно. Пафос преобразования жизни в соответствии с рано сложившимся идеалом «жизни без смерти и страданий» (Неизвестный Богданов. Т.1. С. 32) Богданов пытался реализовать в самых разных формах. Философия, политика, наука, искусство — в каждой из этих областей он стремился к реализации своей жизнестроительной организационной модели. Влияние Пролеткульта и синтетической личности его основателя, еретика от марксизма, отразилось в творчестве многих пролетарских поэтов и писателей, получивших доступ в сферу культуры благодаря революции. Среди них — А.К.Гастев, И.И.Садофьев, В.Т.Кириллов, А.П.Платонов и др. Эстетические лозунги, выдвигаемые Богдановым, порой оказывались более привлекательными и выглядели более последовательными, чем программы других революционных идеологов. Несмотря на «анафему» провозглашенную Богданов, «ортодоксальные» марксисты впоследствии использовали в собственной политической и экономической практике ряд защищаемых им тезисов (о культурной революции, плановости и др.). Многие работы Богданова создавались с ориентацией на простого читателя и неизменно сохраняли пафос просветительства. Задаче пропаганды науч. знаний и собственной мировоззренческий системы были подчинены его научно-популярные очерки (первый, «Упыри», был опубликован в 1910). Закономерным звеном в реализации единого замысла стало использование худож. формы как мощнейшего инструмента, способного организовывать массовое сознание. По той же причине литературные произведения Богданова сохраняют отчетливо выраженную политическую и философскую модальности.
       Известная оценка В.И.Ленина, данная роману «Инженер Мэнни» («Тот же махизм-идеализм, спрятанный так, что ни рабочие, ни глупые редакторы в "Правде" не поняли» (ПСС. Т.48. С.161)), в первую очередь обнажает особенность поэтики Богданова: идеологическая заданность его текстов слишком очевидна, подчиненность худож. системы нескольким внешним тезисам прочитывается без труда. С одной стороны, жанровая специфика произведений Богданова находится в прямой зависимости от философских и научных устремлений. А с другой, с точки зрения эстетики и истории культуры,— сама ее возможность была обеспечена двумя факторами: восходящей к античности утопической традиции и только-только зародившейся научной фантастике.
       В романе «Красная звезда», первом в дилогии, и тот и другой дискурс сосуществуют как вполне автономные стилевые образования. Научно-фантастическая составляющая при этом выполняет роль мотивационной основы, позволяющей автору обновить архаическую сюжетную схему классической утопии: герой Богданова совершает путешествие не на простом корабле, а на космическом; «место-которого-нет» размещено не на острове, а на другой планете, на Марсе. Но главный, архитектонический принцип утопии — чужак, наблюдающий и описывающий идеальное общественное устройство,— Богданов сохраняет. Логика повествования в романе полностью подчинена систематическому изображению идеального общества. С самого начала герой Богданова становится свидетелем самоотверженной гибели одного из марсиан, жертвующего собой ради спасения товарищей. Так демонстрируется действие силы, цементирующей оптимальные отношения внутри предлагаемой модели социума. Коллективизм, отвержение любого рода индивидуализма позволяют марсианам достичь того высочайшего уровня организации, при котором каждый чувствует себя свободным и в то же время связан узами осознанной необходимости с другими членами общества. Лишенные тщеславия марсиане правильно оценивают свои возможности и, сравнивая их с природными способностями и опытом товарищей, выбирают лидера для выполнения конкретной задачи. Это позволяет исключить из социальной практики авторитарность и культ личности (Богданов точно уловил тенденции, характерные уже в то время для внутрипартийной жизни РСДРП, и заранее просчитал их последствия). Коллективизм взрослых членов коммуны не является генетически заданной характеристикой. Он воспитывается. Способам воспитания Богданов уделяет особое внимание. Благосостояние Марса не было бы возможно без самоорганизации и плановой экономики. Огромное значение в этом отношении играет институт подсчетов, непрерывно занятый прогнозированием спроса на ту или иную продукцию. институт подсчетов публикует цифры спроса, а люди, соотнося свои желания с потребностями общества, делают осознанный выбор сферы деятельности. Свою нишу в организации жизни занимает и искусство. Не обходит Богданов и такую насущную для начала XX в. проблему, как свободная любовь.
       Общество марсиан не является бесконфликтным, однако конфликт перенесен из социальной области в экзистенциальную и касается прежде всего проблемы смерти, которую, впрочем, Богданов тоже по-своему стремится решить: преждевременная смерть человека трагична, но свободный уход человека, прожившего свою жизнь и выполнившего некую общеполезную миссию до конца, по сути эвтаназия, становится одной из закономерностей художественного мира Богданова.
       Одним из существенных качеств богдановского утопизма оказывается предельная реалистичность в оценке современного общества, которое не способно воплотить в жизнь моделируемое коммунистическое устройство. Человек с земли, революционер, единственный из всех, кто был избран для данной цели, один из самых прогрессивно мыслящих людей, не может подняться до того уровня гуманизма, с которым ему пришлось столкнуться.
       Мысль о том, что настоящая революция невозможна без коренного переворота в сознании и что этот переворот не произойдет сам собой, лишь благодаря захвату политической власти узким кругом людей, проведена в романе отчетливо.
       Если роман «Красная звезда» иллюстрирует результат общественного развития, то «Инженер Мэнни» посвящен истории становления утопии. Это повествование о наиболее значимых этапах марсианского прошлого. По стилю оно в еще меньшей степени напоминает традиционный роман и в некоторых частях скорее походит на общественно-исторический трактат, написанный в манере и в терминах, свойственных социалистической литературе начала XX в. Собственно художественный сюжет в нем рудиментарен. Автор не уделяет должного внимания раскрытию характеров героев, не прослеживает динамику отношений между персонажами, ограничиваясь лишь указанием на события, являющиеся поворотными в их судьбе. Последние же неизменно знаменуют предстоящий перелом в ходе истории. Идеологически роман безусловно представляет альтернативу ленинскому изводу марксистского учения. Богданов не отменяет, но смягчает тезис о жесточайшей классовой борьбе, в которой пролетариат должен одержать победу над более консервативной частью общества. В трактовке Богданов степень жестокости и количество принесенных ради победы жертв определяется не только экономическими и социальными обстоятельствами: сами климатические условия на Марсе, отличные от земных, предполагают более плавную смену формаций. В центре внимания Богданова по-прежнему находится и вопрос о роли личности в истории. Несмотря на всю свою приверженность коллективизму, Богданов не исключает индивидуальный гений из выстраиваемой им художественной реальности. Его герои-вожди, последовательно сменяющие друг друга от поколения к поколениию, с одной стороны, связаны родственными отношениями: их гениальность наследственна, и она — дар природы. С другой — новая эпоха и новая классовая культура, а в этом смысле и классовое происхождение, накладывают отпечаток на их отношение к себе и другим людям. Первый из героев-вождей — выходец из феодальной среды, второй связан с буржуазией, наконец, третий — с пролетариатом. Важно при этом, что, несмотря на антагонизм, между носителем буржуазного сознания, инженером Мэнни, и представителем пролетариата, его сыном, возможно сотрудничество. Более того, именно осознание выполненной до конца миссии по переустройству планеты заставляет «буржуазного» героя, не противясь ходу истории, самостоятельно уйти из жизни (позже проблема эвтаназии, решаемая схожим образом, получила воплощение в рассказе Богданова «Праздник бессмертия», 1914).
       Своеобразным продолжением дилогии стала написанная в 1920 поэма «Марсианин, заброшенный на Землю», в основу сюжета которой положена ситуация, обратная предшествующим произведениям.
       Научно-фантастические романы Богданова не были уникальным явлением в русской культуре конца XIX — начала XX вв. К этому времени фантастика Г.Уэллса и Жюля Верна успела стать ее частью. Спросом пользовалась и другая переводная литература (например, Э.Беллами). Уже были написаны основные произведения К.Э.Циолковского. В начале 1910-х или несколько ранее прозвучали имена В.Чиколева, П.Инфантьева, А.Родных, М.Волохова, Н.Олигер и др. Среди значимых для истории русской литературы писателей той же эпохи, обращавшихся к научной фантастике, необходимо упомянуть В.Я.Брюсова, А.И.Куприна, А.Н.Толстого...
       Небольшое количество написанных Богдановым художественных произведений не помешало его творчеству стать заметным явлением как в области научно-фантастической литературы, так и в ряду утопий и антиутопий XX в. Лишь отчасти этому способствовал авторитет Богданова-философа и ученого. Закономерная для научной фантастики эстетизация научного знания в совокупности с несомненно новой стилистикой, предложенной автором, обеспечили ему успех среди группы читателей социалистической и позитивистской ориентации. Творчество Богданова представляет собой пример «аналитической» тенденции в научной фантастике, тяготеющей к ярко выраженной двуполярной композиции: самоценное описание технических и научных новшеств, с одной стороны, и характерное для «традиционной» литературы выстраивание системы образов, с другой. Несмотря на «отступничество» от марксизма книги Б. переиздавались и после революции. С завидным постоянством критики указывали на «его колебания в политической линии партии», которые «вели ко все более полному отмежеванию от революционной социал-демократии и от Ленина» (Легран Б. [Предисл.] // Богданов А. Красная звезда: роман-утопия. Л., 1929. С.8), и в то же время подчеркивали ценность его научных прогнозов. Некоторые из них актуальны до сих пор. Богданов-романист оказал ощутимое влияние на становление советской научной фантастики.

Соч.:
       Краткий курс экономической науки. М., 1897;
       Основные элементы исторического взгляда на природу. СПб., 1899;
       Эмпириомонизм. Статьи по философии. Кн. 1-3. М., 1904-06;
       Новый мир [Статьи 1904-05]. М., 1905;
       Красная звезда: утопия. СПб., 1908;
       Красная звезда // Русская литературная утопия. М., 1986;
       Культурные задачи нашего времени. М., 1911;
       Инженер Мэнни: фантастический роман. М, 1913;
       Праздник бессмертия: рассказ // Летучие альманахи. 1914. Вып. 14;
       Искусство и рабочий класс. М., 1918;
       О пролетарской культуре. 1904-1924. Л.; М., 1924;
       Год работы института переливания крови (1926-1927). М., 1927;
       Всеобщая организационная наука: тектология. Изд. 3-е, перераб. и доп. Ч.1-З.Л.;М., 1925-29.

Лит.:
       Луначарский А. А.Богданов. Красная звезда. Утопия // Образование. 1908. №5;
       Вайнштейн И.Я. Организационная теория и диалектический материализм. М.; Л., 1927;
       Бритиков А.Ф. Русский советский научно-фантастический роман. Л., 1970, С.49-55 и др.;
       Белова А.А. А.А.Богданов. М., 1974;
       Kochno I. Р. Die Quellen der sozialen Phantastik: Der Roman «Krasnaja zvezda» von A. Bogdanov // Wiss. Ztschr. der Friedrich-Schiller-Univ. Ges.- u. Sprachwiss. R. Jena, 1989. Jg. 38. H. 1;
       ТрудыКомиссиипонаучномунаследиюА.А.Богданова. М., 1992;
       Maciejewska-Jampoziakowa A. Utopia a tragizm w powiesci Aleksandra Bogdanowa «Czerwona gwiaz-da» // Studia rossica posnaniensia. 1993. Z. 23;
       Неизвестный Богданов: в 3 кн. М. 1995;
       Новоселов В.И. Марсиане из-под Вологды: Историко-литературное эссе об А.А.Богданове (Малиновском). Вологда, 1994;
       Красный Гамлет: Опыт коллективного анализа творческого наследия Александра Богданова // Вестник РАН. М., 1994. Т.64;
       Шенле А. «Красная звезда» А.Богданова: жанр и восприятие // Тыняновский сб. М., 1998. Вып.10;
       Шушпанов А.Н. Об одном принципе романного творчества. А.А.Богданова (На материале романа-утопии «Красная звезда») // Филологические штудии. Иваново. 1999. Вып.3;
       Быстрова О. В. Своеобразие художественного мира А.А.Богданова // Вестник Международного института А.Богданова. М., 2001;
       Геглов Г. Марсотопия: историко-научный и литературный контекст романов А.А.Богданова // Вестник Международного института А.Богданова. М., 2001. №1(5);
       Гловели Г.Д., Синельникова Г.С. Отблески «Красной звезды» в советологии // Вестник Международного института А. Богданова. М. 2002. №1(9);
       Сафронов А.В. О «Празднике бессмертия» А.А.Богданова // Вестник Международного института А.Богданова. М. 2002. №1(9).

В.Ю.Вьюгин

А Б В Г Д Е Ё Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Ъ Ы Ь Э Ю Я
Оглавление | Все источники



Поддержите культуру
ЯндексЯндекс. ДеньгиХочу такую же кнопку

Google
 
Web azdesign.ru az-libr.ru


Дата последнего изменения:
Wednesday, 23-Oct-2013 08:44:40 UTC